«На киевском рынке делают скидку, когда говорю, что я белорус»

647

Из-за преследования со стороны правоохранительных органов многие студенты были вынуждены уехать из Беларуси, чтобы не оказаться в тюрьме. Как сложилась жизнь некоторых из них?

– Почему была вынуждена уехать? – с таким вопросом я обратилась к Алине Болбас, бывшей студентке БГУ.

– Создала чат для общения среди студентов – пришли из ГУБОПиК, пытались выломать дверь. Администрация факультета журналистики оказывала сильное давление, заставляли писать объяснительные, давали выговоры. И при этом говорили, что таким образом они хотят нас защитить. Но я добрых намерений в этом не увидела. После того как ко многим моим знакомым пришли сотрудники КГБ, я приняла решение уехать. Тем более что на допросах они спрашивали обо мне.

А вот что мне рассказал Кирилл Довгаль, студент БГПУ:

– После моего задержания милицией меня активно начали вызывать в деканат. Выглядело это как допрос. Я увидел, насколько администрация зашуганная, они действительно находятся под прессингом существующей системы. Потом случилось второе задержание, отсидел 12 суток в Жодино. После этого начались сильные панические атаки, которые до сих пор случаются. Когда ко мне домой пришли из КГБ и сказали, что у меня есть один день, я был вынужден уехать. Уже тогда у меня было в университете два выговора за административные правонарушения.

– С 9 августа я, как и многие белорусы, возмущенные обманом и насилием, участвовала в протестах. Потом начала заниматься студенческим активизмом, собралась команда единомышленников в университете. 28 октября меня отчислили и в течении нескольких дней дали понять, что спецслужбы сообщили ректору университета, что я администратор нашего чата. Тогда я поняла, что это грозит потенциальной статьей. Оставаться в Беларуси надолго было совсем не безопасно, поэтому начала собирать документы для учебы в другой стране, – рассказывает Ольга Беломутова, бывшая студентка БГУФК.

– Ольга, а что стало поводом для вашего отчисления?

– Когда поступала, у меня был самый высокий балл во всем университете, и в процессе самой учебы всегда все на отлично сдавала. Иронично, что за пару дней до моей первой акции декан вручила мне почетную грамоту. Зато после заявления Лукашенко 26 октября о том, что всех протестующих студентов нужно отчислить, мне 27 числа вынесли выговор. А 28-го отчислили за участие в несанкционированной акции на территории университета и использование символики, которая наносит ущерб общественному порядку.

– Как отреагировали родители на ваше решение?

– Родители очень переживают. Было сложно объяснить, что учеба сейчас не главное, а важнее моя безопасность, – делится Алина Болбас.

– Первая реакция мамы была: «Так, собирай вещи, езжай домой!», – рассказывает Ольга. – Я понимаю, она растерялась и испугалась. Папа просто сказал, что я герой и что он гордится мной. В Киев я ехала с ощущением, что я тут буду совсем одна. Тогда пару дней о других активистах ничего не было слышно, потому что многие залегли на дно и переезжали. Я взяла с собой все накопления и пока живу на них. Еще очень повезло, что зарплату с работы мне выплачивают с большой задержкой. Меня, кстати, уволили, я была тренером в бассейне университета. Сейчас хочу поступить в какой-нибудь университет, желательно со стипендией.

– А вы хотите вернуться на родину? – этот вопрос я не могла не задать своим интернет-собеседникам.

Кирилл: – Да, мы все хотим, но понимаем, что сейчас это очень опасно. Но наша победа не за горами. Такие люди, как мы, нужны новой Беларуси.

– Какое отношение в Киеве к белорусам сейчас? Что говорят украинцы?

– Украинцы понимают наше стремление к свободе, у них еще свежа травма Майдана, а белорусские события все равно будут сравнивать с этим. Украинские активисты очень поддерживают. И простые люди тоже: две украинские девушки, с которыми мы случайно познакомились и обменялись контактами, просили писать им, если нужна будет помощь, – рассказывает Ольга.

– А мне бабули на киевском рынке делают скидку, когда говорю, что я белорус, – делится Кирилл.

– Нам помогают фонды, просто неравнодушные люди. Сейчас колоссальная поддержка белорусов. Недавно шли мимо посольства, и украинские милиционеры пожелали нам победы, сказали: «Жыве Беларусь!», – рассказывает Алина.

– Как планируете бороться дальше?

– Пока сложно сказать. Мы все отходим от шока, нужен отдых. Главное сейчас – обязательно рассказывать миру, что происходит в Беларуси.

– Что лично вы хотите сделать в новой Беларуси без диктатуры?

– В новую Беларусь я хочу вернуться уже с качественным европейским образованием и способствовать модернизации образования в Беларуси, – говорит Ольга.

– В будущем, не исключено, стану министром образования. Очень люблю учиться и вижу, как можно реформировать систему получения образования в Беларуси, – рассказывает Кирилл.

– А вообще мы все просто хотим спокойно жить и не бояться за себя и своих близких, – делится Алина.

Публикация – из № 3 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой:


Мы есть в Telegram!
Подписывайтесь на наш канал «Народная Воля» в Telegram!