Судьба президента

2635
Александр Федута
Александр Федута

13 января нижняя палата Конгресса Соединенных Штатов Америки проголосовала за импичмент президента Дональда Трампа. Поводом стала его роль в массовых беспорядках в Вашингтоне, в результате которых погибли пять человек.

За импичмент президента от Республиканской партии проголосовали не только все конгрессмены-демократы, но и десять его однопартийцев. Сейчас слово за Сенатом – верхней палатой Конгресса, где у Республиканской партии пока большинство. Решение будет приниматься в последний день президентуры Трампа – 19 января. 20 января в полномочия и без того вступает новый американский лидер, Джозеф Байден.

В чем же дело? Почему американский парламент так обеспокоен судьбой президента Трампа? Ведь он и так уходит с поста.

Все просто. В случае импичмента Дональд Трамп навсегда лишается возможности претендовать на пост главы американского государства. Он также не сможет получать причитающуюся всем экс-президентам США пенсию, но, думается, как раз этот вопрос мультимиллионера Трампа волнует меньше всего. А вот возможность вернуться – да, об этом он говорит публично, это он обещает своим сторонникам, которых во всяком случае не намного меньше, чем у его соперника.

Но сейчас речь о судьбе не столько Дональда Трампа, сколько института президента в мире.

Президент США, бесспорно, по должности один из влиятельнейших людей на планете Земля. В его распоряжении самая сильная армия, он опирается на страну с наиболее передовыми технологиями и самой популярной валютой. Позиции доллара не пошатнуло даже всеобщее увлечение криптовалютами, поскольку их курс всё равно переводят на доллары.

И вот этот человек вынужден отступать (а весь мир это видел) перед лицом институтов американской демократии. Его власть огромна – но не безгранична. Именно уверенность Трампа, что ему позволено больше, чем диктует американское законодательство, сейчас поставила его в ситуацию импичмента. Второй раз, кстати, за время его президентуры. И многие убеждены, что на этот раз шанс у оппонентов Трампа добиться импичмента есть.

Белорусское телевидение может сколько угодно демонстрировать кадры массовых беспорядков в Вашингтоне и фотографии сторонников Трампа, с ногами взобравшихся в кресла конгрессменов. Речь на самом деле идет вовсе не о вседозволенности протеста, а о вседозволенности власти. Потому что этого не было бы, не держись президент посиневшими пальцами за свое кресло, не желай он любой ценой продлить срок своего пребывания в этом кресле. Все инстанции – не зависящие от президента США, действующие строго на основании законодательства – подтвердили: новым главой государства избран Джозеф Байден. Но – как это так?! Меня ведь любят! Я хочу остаться и имею право остаться!

Вопрос сейчас не в том, останется ли Дональд Трамп в Белом доме, – уже всем ясно, что нет, не останется. Вопрос в том, каким он останется в истории американской демократии. Но это вопрос к нему и к американцам.

А вопрос ко всему миру в другом: сделают ли демократические страны выводы из американского политического конфликта? Поймут ли лидеры других стран, что позволено далеко не все – если ты хочешь и дальше жить в своей стране, пользоваться уважением народа. История Дональда Трампа – история бунта против демократических институтов и одновременно история политического самоубийства. Даже если Сенат США не проголосует за импичмент в последний день его президентуры, ситуация будет описана не только в учебниках политологии, но и в учебниках истории. И там, боюсь, может случиться так, что, несмотря на все заслуги перед Америкой, основная часть раздела, посвященного Трампу, будет рассказывать о последних месяцах его политической карьеры. Достаточно неприятных месяцах для его репутации.

Судьба политика – это не только число лет, проведенных им во власти. Это, прежде всего, та память, которая остается после него. Его поклонники могут сколько угодно потом говорить, что он принял свою страну с сохой, а сдал с атомной бомбой, что не все плохое в его стране было связано с его именем. Но в учебнике истории будет рассказано и о числе принесенных в жертву его честолюбию жизней, и о том, как он уходил из власти.

И мне кажется, что это правильно. Древнегреческий философ Солон, отвечая на вопрос лидийского царя Креза, кто самый счастливый человек в мире (Крез явно провоцировал мудреца, ибо был самым богатым правителем своего времени), сказал:

– Никого нельзя назвать счастливым до его смерти.

Крез вспомнил об этом, когда оказался рабом-пленником, побежденным персами.

Вот никакого политика нельзя назвать великим или выдающимся до того, как он ушел из власти и занял свое место в учебниках истории, написанных годы спустя. Нельзя. Потому что последняя его политическая битва еще не выиграна.

Публикация – из № 3 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой:


Мы есть в Telegram!
Подписывайтесь на наш канал «Народная Воля» в Telegram!