«Лукашенко уволил меня для назидания…»

5010
Василий Маркович. Фото lsm.lv

Посол Беларуси в Латвии Василий Маркович был разжалован за то, что не сфальсифицировал результаты выборов на своем заграничном избирательном участке.

– Почему с вами так жестко расправились, как вы думаете, Василий Михайлович? Вы же не делали громких заявлений, как послы Игорь Лещеня или Павел Пустовой. На результаты волеизъявления 700 белорусских избирателей в Латвии Минск мог вообще мог не обращать внимания…

– Я думаю, Лукашенко уволил меня для назидания – чтоб другим неповадно было. Но выборы в посольстве мы провели четко в соответствии с Избирательным кодексом. У нас были независимые наблюдатели, вывешивался протокол. Меня поразило: около 700 человек пришли на наш участок, и в основном молодежь! Люди стояли по четыре часа, я такой очереди вообще никогда не видел около посольства. Зрелище было впечатляющее. Притом стояли спокойно, без нервов, без лозунгов: просто ждали своей очереди, чтобы проголосовать.

– Напомните результаты голосования.

– Примерно 38 процентов – за Александра Лукашенко, и 60 с небольшим – за Светлану Тихановскую.

– Два сотрудника посольства, насколько знаю, тоже поплатились за свою честность, лишившись работы. Просто разгром гнезда!

– Алексей Матюхевич был председателем, а Андрей Авраменко членом избирательной комиссии. Они профессионалы высочайшего класса, и то, что пострадали мои ребята, вызывает удивление: разбрасываться такими сотрудниками…

– Они работу нашли?

– Да, они уже работают. Такие люди не пропадают. Например, Андрей Авраменко владеет четырьмя языками, причем два языка – венгерский и голландский – выучил в командировках самостоятельно. А для этого, согласитесь, надо иметь светлую голову.

– Перед выборами 9 августа вы обговаривали ситуацию с сотрудниками? Настраивали их определенным образом, как «комиссар»?

– Я не входил в избирательную комиссию, а как глава загранучреждения только подписал приказ о создании участковой избирательной комиссии. Все сотрудники – взрослые люди, понимали свою ответственность. Скажу, что от ЦИК была тоже одна единственная установка – провести выборы в соответствии с Избирательным кодексом. Что и было исполнено.

– А МИД давал указания?

– Никаких жестких установок типа «Только победа!» не было. Обычно перед такими мероприятиями проводилась учеба послов, но в связи с ковидом на удаленке состоялась встреча членов избирательных комиссий с Ермошиной, потому что перед избирательной кампанией всегда есть вопросы, которые требуют разъяснений. Я пережил в загранкомандировках четыре президентские кампании и знаю, как они проходят.

– А на предыдущих ваших заграничных выборах всегда побеждал Лукашенко или?..

– Да, Лукашенко. Первая командировка от независимой Республики Беларусь была у меня в Германию, в Бонн. Наступил день выборов 1994 года, и это был для всех белорусов за границей такой праздник! Люди приезжали в посольство из Ганновера, из Мюнхена, со всех концов страны. И да, тогда Лукашенко победил Кебича с большим отрывом. Потом я работал в Чехии, и во время избирательной кампании 2010 года тоже победил Лукашенко. И там тоже была большая активность, особенно студенческая. Хотя уже был разброс голосов, многие выступали за Санникова. Но где то около 70 процентов – за Лукашенко. Помню, у нас на участке был независимый наблюдатель, молодая девушка, зарегистрированная через ЦИК. Она простояла на своем посту чуть ли не 12 часов, не сдвинувшись с места. Ей друзья даже еду приносили.

– Скажите, после отставки вы потеряли много друзей?

– Мне кажется, я больше приобрел. Я долго живу на этом свете и скажу, что настоящие друзья не теряются. Даже если у нас разные позиции, мы разделяем службу и дружбу. Я считаю, пришло время изменений. Выросло два поколения умных, волевых людей, которые воспринимают жизнь по-другому. Наверху есть непонимание того, что уже не рабочий класс и крестьянство двигатели прогресса, а именно тот IT класс, который был создан за последние годы в Беларуси: молодые креативные бизнесмены, деятельные, мыслящие по-новому. Это молодежь с другими мозгами, с другим видением развития Беларуси. И чтобы наше государство двигалось вперед, именно на них надо делать ставку, на этих ребят. А у нас лучшие люди кто в изгнании, выдавлен из страны…

– …а кто и в СИЗО.

– И вообще длительное пребывание у власти меняет психологию человека. А когда теряется острота восприятия, люди бронзовеют. И это плохо.

– А с министром Макеем после отставки вы встречались? Вы же считаетесь его… м-м м…

– Другом?

– Ну, соратником точно.

– Отрицать не буду. Хочу сказать, что специалист он высочайшего класса. Макей выступает за независимость страны и много для этого сделал. Он настроен проевропейски, но ситуация складывается так, как складывается. Мне удалось с ним пообщаться, когда я приходил забирать свою трудовую книжку. Была беседа.

– Он глаза не прятал?

– Нет, он глаза не прятал. Об отставке посла принимает решение глава государства, указом которого я и был уволен.

– Уволить своего посла за нежелательную информацию… Это что, ярость?

– Наверное… Здесь можно строить только догадки. Хотя меня уволили в сентябре, так что, думаю, решение принималось уже на холодную голову. Многие мои коллеги уволились из МИД после выборов. Кто-то это сделал публично, кто-то незаметно и в никуда… Я уважаю любое решение, которое человек принимает самостоятельно.

– Ушли, наверное, не худшие, а, напротив, лучшие. Это не понизило профессиональный потенциал внешнеполитического ведомства? Некоторые зарубежные послы считают, что уровень анализа у белорусского МИД вообще недостаточно высокий.

– А я вам скажу, что информация, которая выходила из МИД, всегда была выверенной и точной. Правда, меня немного смущает тот момент, что руководство страны опирается больше на информацию спецслужб, чем на дипломатическую, посольскую, понимаете? Такой крен… Хотя последние годы наши отношения с европейскими странами были на высоком уровне. Были фактически сняты все санкции, у нас были хорошие позиции во многих международных организациях, и это вызывало чувство удовлетворенности от работы. Самое страшное, что сейчас по итогам августовских выборов все эти результаты ушли в небытие. Придется начинать все по новой. Я помню, подобное было, когда я только приехал работать в Чехию после известного «натовского скандала»…

– Да, хотела подробнее узнать у вас, как вам работалось в Праге после того, как Лукашенко (видимо, опять в ярости) отозвал из Чехии посла Бельского за то, что белорусского президента не пригласили на саммит НАТО. Как к вам тогда относился чешский дипкорпус?

– Вы знаете, было даже неприятно заходить в чешский МИД, потому что нас воспринимали как представителей диктатора. И понадобилось четыре года, чтобы отношения потеплели, недоверие растаяло. А сейчас у наших послов, особенно в Европе, почва снова выбита из-под ног. Все достижения фактически обнулились. А для молодого независимого государства это тяжелый урон: мы теряем темп. Посмотрите на экономическое развитие страны. Если до 2014 года мы шли по возрастающей, то что потом? Я всегда говорю, что примером развития для нас может быть Чехия. Такая же страна – 10,5 миллиона жителей, хотя по территории немного меньше Беларуси. Примерный экономический потенциал по отраслям такой же, как у нас. Но сегодняшние показатели Чехии и Беларуси несравнимы! ВВП Чехии приближается к 250 миллиардам долларов, золотой запас – к 150 миллиардам. У нас ВВП примерно 56 миллиардов долларов, золотой запас – 9,4 миллиарда. Хотя в лучшие годы эти цифры были намного выше. Конечно, кризис, все понятно. Но посмотрите, как проводилась приватизация в Чехии. Ведь у них тоже были огромные предприятия, та же «Шкода», она охватывала все отрасли вплоть до атомной – все-все.

– Но они не побоялись и…

– Да, они не побоялись, продали их частникам. И в страну пошли огромные инвестиции из Германии. Экономика Чехии сейчас на 80 процентов экспортоориентированная. В дополнение к той базе, которая была (я имею в виду машиностроение), они в результате приватизации получили доступ к современным технологиям. А у нас, когда разговор заходит о приватизации, Запад рисуется черной краской.

– Постоянно вспоминать западных кукловодов – это старый и такой утомительный штамп.

– Конечно, штамп! Те же Штаты, те же Польша и Литва – они не были готовы к тому, что произойдет в Беларуси. На Западе не ожидали этого, они были в шоке, что «памяркоўныя», а то и забитые, по их мнению, белорусы вдруг подняли головы и сказали: «Хватит! Будем менять!» Один политолог хорошо высказался о том, что политическая власть страны привыкла недовольство граждан выдавать за происки западных спецслужб. А на самом деле это все наши политические ошибки, невнимание и неуважение к собственным гражданам.

– Павел Павлович Латушко не выходил на связь, не пытался привлечь к деятельности Координационного совета?

– Нет, не выходил на связь. Я отношусь к нему с большим уважением, он человек грамотный, знающий и на всех постах, где работал, добивался успеха. Достоин уважения. Считаю, что Координационный совет под его руководством ведет сейчас кропотливую и нелегкую работу.

– Не могу не спросить вашего мнения о такой уникальной персоне, как Светлана Тихановская.

– Это человек, вынужденно пришедший в политику. Я вижу, как она растет, обучается. Мне нравится ее позиция. Нравится то, что она предлагает народу Беларуси, а именно свободные выборы с участием всех достойных кандидатов.

– Как вы думаете, Лавров все-таки просил за Бабарико или нет?

– Сложно сказать, дипломатическая работа всегда связана с какими-то договоренностями.

– Когда же его выпустят?

– Когда… А за что он сидит?! Главный вопрос не «когда?», а «за что?». То, что часть людей в стране сегодня превращается в зверей по отношению к своим же соотечественникам, вызывает оторопь и удивление. Так нельзя себя вести! Ведь это все равно закончится. Когда в стране отсутствует закон – это самое страшное. И когда я сегодня становлюсь на позиции своих бывших коллег-дипломатов, я им сочувствую: с чем им идти сегодня к европейским партнерам? Еще в августе, на работе в посольстве в Латвии, я получил приглашение от местного телевидения поучаствовать в дискуссии по результатам белорусских выборов. Как полагается, вначале запросил Минск: дайте аргументацию. Ответ был: «Не время. Лучше отложить». Понимаете? Это самое тяжелое для дипломата, когда нет работы. Когда он, сидя в посольстве, просто ничего не может сделать. Я своим коллегам сейчас не завидую.

– Как вы думаете, Александр Лукашенко получает полную информацию о настроениях в обществе, или ему дают лишь сладкие конфеты?

– Получает. Но наверху люди живут в своем мире, и у них нет другого выхода, как только отрицать очевидные факты. Хотя это выглядит порой так нелепо, архаично… Даже детям-студентам становится понятно, что в нашем оркестре что-то не так.

– А мог бы уйти красиво!

– До выборов, до передачи власти можно было бы принять закон о гарантиях первому президенту и спокойно создать президентский фонд, библиотеку, как делают бывшие главы государств в других странах. А потом писать мемуары, заниматься благотворительностью и чувствовать себя нужным обществу.

– Но взыграли злые амбиции…

– Есть хорошая фраза Наполеона о том, что штыками можно сделать все что угодно – в том числе и к власти прийти. Но сидеть потом на штыках неудобно. И это неоднократно подтверждалось жизнью. Мне очень нравится наша нынешняя молодежь. Ее стремление к свободе и развитию вызывает чувство гордости. Молодежь наша лучше нас, и она добьется многого. Просто мы пока теряем темп, мы теряем время в своем развитии. Это жалко. Жалко, что столько людей вынуждены жить в эмиграции. Взять того же Владимира Астапенко, уволенного посла в Аргентине. Он был заместителем министра иностранных дел на самом начальном этапе, он занимался строительством нового МИД. Владимир закончил МГИМО с отличием, и вообще он золотой медалист по жизни. Мотор по натуре, всегда горящий идеями! И вдруг читаешь, что он «украл» две тысячи долларов… Мелочность власти приводит в изумление.

– А как ваши дети отреагировали на вашу отставку?

– Моя семья отреагировала стоически. Мы исходим из принципа: одна дверь закрывается – значит, открывается другая. Но скажу так: главное в жизни – это семья, она опора и защита в сложных ситуациях. Хотя и звонков поддержки от друзей я получил огромное количество.

– Это хороший знак: значит, у вас много единомышленников и они не боятся выражать свое мнение.

Публикация – из № 1 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: