Александр Шакутин. Фото https://minsk.gov.by

Недвижимость и автомобиль известного бизнесмена, председателя совета директоров ОАО «АМКОДОР» – управляющая компания холдинга» находятся под арестом. «Народная Воля» поинтересовалась, как Александр Шакутин отреагировал на персональные санкции, которые в отношении него ввел Евросоюз.

– Александр Васильевич, знаю, что некоторые были удивлены, увидев вашу фамилию в санкционном списке…

– Значит, кто-то проплатил, чтобы я там оказался.

– А почему именно вы остались в списке? Российского бизнесмена Олексина вычеркнули в последний момент. Владелец «Санта-Бремор» Александр Мошенский рассказал журналистам, что приложил определенные усилия, чтобы его имя там не фигурировало. Получается, он знал, что в отношении него могут быть санкции.

– Я вообще не знал, что упоминаюсь в этих списках. Для меня это все, как белый снег на голову, свалилось! Ведь ни одного основания для включения меня в подобный список нет. Мы говорим о презумпции невиновности, а где доказательства, решение суда? Это говорит о том, что вообще нет правового поля в Европе…

– Вас называют кошельком режима…

– Вы можете представить, что я – кошелек режима?

– Ну я с вами рядом не нахожусь, о ваших финансовых операциях не очень осведомлена. Но, честно говоря, тоже немного удивилась, увидев ваше имя в списке. Мне казалось, что есть другие, скажем так, более приближенные бизнесмены.

– Послушайте, я не знаю, кто приближен, а кто отдален. Я – бизнесмен, занимаюсь экономикой, а не политикой. В экономке я сведущ и могу на любой экономический вопрос ответить кому угодно. Это та сфера, которую я знаю на 200 процентов.

Я могу где угодно дать показания, объяснения, разъяснения, даже на полиграфе пройти тестирование – никогда за всю мою историю ни копейки никому в правительстве не дал! Не только в правительстве, но и президенту! И самое странное, что никто никогда у меня и не просил ничего. Поэтому как относиться к этому фейку – я не знаю.

– Но санкции – не фейк, а реальность.

– Да я не про санкции сейчас говорю, а про то, что меня называют, как вы сказали, кошельком президента. А санкции, да, они реальные, я это отлично понимаю.

– Как это всё скажется на ваших предприятиях? Вы обсуждали вопрос с юристами? Когда-то экс-глава «Белтехэкспорта» Владимир Пефтиев, попав в подобную ситуацию, потратил много денег и немало сил, чтобы оказаться вне санкционного списка.

– Я знаю, сколько потратил Пефтиев. Знаю, сколько потратил Чиж. И сколько времени на это ушло.

Мы, повторюсь, уже написали протест на это решение. Потому что все сведения, которые там изложены в отношении меня, – они ложные. Ни один факт, который мне инкриминируется, не подтверждается никаким юридическим документом. Ни одного доказательства! Это равносильно тому, что кто-то что-то придумает или услышит на Комаровке, а затем выдаст эту информацию как достоверную. Или кто-то из журналистов типа вас написал свое суждение о чем-то, не понимая, что пишет, и оно разошлось везде, и все приняли его за правду, хотя там одни домыслы…

– Я обычно так не делаю, но это так, ремарка на полях.

– Ну вот смотрите: разве кто-то из белорусских журналистов имел право писать про меня, что я – кошелек президента? Думаю, если по чести, я мог бы этого человека засудить или как минимум наказать физически.

– Наказать физически – точно не самый хороший вариант, лучше в суд.

– Ну а вы представьте мое положение. Я работаю в правовом поле, как и все другие бизнесмены. У меня появилась проблема по холдингу «Салео» – не мной инициированная: я дал гарантию, что они выполнят обязательства, а они не выполнили! И все их обязательства перешли на меня как на физическое лицо. Санкции – это еще мелкое. Банки подали в суд, и я сегодня не имею права выехать за границу. Не только в Европу, но даже в Россию или Украину! Я не имею права сесть за руль – так суд решил, у меня арестовано имущество. И много других моментов есть. Вы скажите: если бы я кем-то был в этой стране – это вообще возможно было бы всё или невозможно?

– М-да, интересный поворот, конечно. Про имущество я не знала…

– Понимаете, для того чтобы решать проблемы, надо искать возможности, в том числе и на Западе, – привлечь партнера, инвестиции. А если ты сидишь в кабинете и не можешь выйти за его пределы, ты разве что- то сможешь решить?

И таких моментов предостаточно!

Например, я строил гостиницу и деловой центр, а сегодня сужусь с городом. Городские власти подали на меня в суд, что я несвоевременно ввел объект, хотя серьезных оснований у города нет, они безосновательные и аморальные по своей сути. Но суд идет!

– Получается, сегодня вас бьют и свои, и чужие?

– Да… Я даже тезис такой вывел: если мешают свои и запрещают чужие, значит, мы выбрали правильную стратегию развития.

Кстати, несмотря на все это, мы шикарно заканчиваем этот год: 150 процентов темпы роста.

– Это по «Амкодору»?

– Да. У нас шикарные перспективы на следующий год. Мы 150 процентов объявили, но наши планы более высокие. Те вложения, которые мы сделали за последние десять лет в создание новых производств, новых продуктов, конкурентоспособность – все это позволяет быстро реализовывать наши планы и выйти на нормальное экономическое развитие, получить хорошую прибыль и решить проблемы, которые у нас появились.

– Александр Васильевич, а санкции не могут поломать ваши планы и сказаться на деятельности того же «Амкодора»?

– К большому сожалению, слишком жестко поступает Запад. Гораздо жестче, чем надо. Они хотят, чтобы наши предприятия встали, чтобы вызвать бунт, создать протестные настроения у людей. Сейчас арестованы счета наших компаний, все предоплаты заморожены и так далее. Это санкции ведь не только в отношении меня, они распространяются на всё, чем я владею. И на «Амкодор», акционером которого я являюсь, тоже. Поступили очень хитро.

– Какой выход из этой ситуации вы видите?

– Как я уже сказал, мы написали опровержение и требуем, чтобы нам вернули статус-кво. Потому что это всё абсолютно бездоказательно сделано. И, на мой взгляд, это решение противоречит основным принципам Европейского Союза.

Мы подали свою аргументированную претензию в представительство Европейского Союза в Беларуси, в Европейский совет. Мы считаем, что это досадная ошибка европейцев, с чем она связана – мне сложно сказать.

– А как будете решать проблему с арестом имущества из-за холдинга «Салео»?

– Я подписал личное поручительство – банки заставляют подписывать такие бумаги, когда появляются проблемы. Естественно, буду оплачивать проценты и решать проблему цивилизованным способом.

– А у вас, простите, есть средства? Спрашиваю, потому что еще до президентских выборов прошел слух, что, мол, у Шакутина большие финансовые проблемы…

– В Беларуси многие журналисты и экономисты – они теоретики, никогда ничем конкретным не занимались и не понимают реальной экономики, в каком состоянии находимся. Мы в это сложное время ведем девять инвестиционных проектов, два из которых завершили в этом году. Любой инвестиционный проект сразу отдачу не дает. По европейским расчетам, где-то через три–четыре года предприятие выходит в ноль, а до этого имеет убытки. Потом появляется прибыль, и бизнес-проект окупается. Но на это нужно 6–8 лет. Эта закономерность характерна для любого инвестиционного проекта, неважно в какой стране – США, Германии или Беларуси. В нашей стране представление такое: сегодня ты вложил деньги, а завтра начинаешь получать доход. Так думают люди, которые никогда не занимались экономикой. Когда я разговариваю с так называемыми книжными экономистами, мне становится страшно – эти люди вообще экономики не знают! В реальной экономике возникают курсовые разницы, которые ты должен спрогнозировать, ты не знаешь, какая будет девальвация. Ты планируешь одно, а получается другое. Тебе говорят, что будет темп роста производства тракторов такой-то, тебе предписывают выйти на такие- то объемы, а в реальной жизни получается иначе.

Но прогнозы, которые мы строим, как правило, всегда сбываются.

– А какие у вас прогнозы по поводу экономики страны? Есть мнение, что Александр Лукашенко уйдет в ближайшее время, потому что экономика рухнет, всё будет плохо…

– Я вот проанализировал опыт развития некоторых стран – Литвы, Латвии, Германии. Что произошло в Германии с экономикой после объединения, вы представление имеете?

– Вначале было трудно, потом наладилось.

– Я могу сказать, что 30 процентов промышленности Германской Демократической Республики так и не смогли заработать. Предприятия просто обанкротились. В развитие восточных земель Германия вложила более двух триллионов долларов. Но сегодня уровень жизни Восточной и Западной Германии все еще разнится. В Восточной Германии уровень жизни процентов на 20 ниже. Германия – одна из ведущих экономик Европейского Союза – и то не смогла справиться с проблемами ГДР!

– Это вы плавно к Беларуси подводите, что мы с кризисом не справимся?

– Мне всегда импонировало, что Беларусь динамично развивалась. Я на своем примере вижу – мы каждый год что-то новое вводили, создавали новую продукцию, шло развитие. И это при том, что нам никто не дает таких денег, как Восточной Германии. Хотя изначально Восточная Германия была более развита, чем Советский Союз. И то проблемы не смогли решить за 30 лет…

– А сейчас еще коронавирус экономику всех стран подкосил.

– Тут и без коронавируса хватает…

Что касается Беларуси, то санкции по нам очень больно бьют, мы теряем огромные деньги. Но наша стратегия развития уже скорректирована с учетом этих санкций. Да, «Амкодор» тоже потеряет, но это не смертельно. Может, нам удастся те узлы, которые мы брали в Евросоюзе, быстро заместить – поставить из Китая, Южной Кореи или Японии. Или самим эти узлы начать делать. Если есть проблемы, значит, должны быть и пути их решения.

– С поставками комплектующих тоже возникли проблемы?

– Конечно. Мы стараемся оптимистически смотреть на все эти вещи. Но вы понимаете, страдают ведь не только те люди, которые у нас работают, но и те, кто в Европе производит эти комплектующие для нас…

Люди, которые призывают к забастовкам, которые требуют введения санкций, не понимают, что… Вот вы в Минске живете, не за рубежом?

– Да, в Минске.

– Вот представьте, что мы не справились и европейские санкции стали эффективными. В бюджет перестали поступать деньги. Кто пострадает в первую очередь? Обычные люди. Потому что тот, кто имеет достаток, все равно решит свои проблемы. Меньше средств будет вкладываться в культуру, образование, медицину. Врачи уедут. Вы пойдете в больницу, понадобится экстренная помощь, у вас сердечный приступ или коронавирус. И вы можете потерять не только здоровье, но и жизнь. Сегодня всё хотят сделать за счет простого человека, который не имеет достатка, не может заплатить за лечение и так далее.

– Логика простая: начнутся массовые протесты – и власть рухнет.

– Пострадают рабочие, которые на МАЗе или у меня на предприятиях работают. Кроме тех людей, которые живут небогато, больше никто не пострадает.

– Александр Васильевич, вы умный человек, и не только в экономике понимаете. На ваш взгляд, как сегодня можно разрулить ту ситуацию, в том числе и политическую, которая сложилась в стране?

– Давайте не будем трогать политику – я не политик. Я бизнесмен, даже больше промышленник – это немного другая сфера. Промышленники – это реалисты, это люди от сохи, которые с утра до ночи на работе. У меня даже нет времени телевизор посмотреть. Время сложное. Нужно искать решения, варианты, анализировать и уметь предвидеть, что завтра будет. Но я всегда, даже в самые сложные времена, оптимистически на все вещи смотрю, никогда пессимистом не был.

– Это хорошее свойство характера…

– Надо искать пути решения проблемы, они всегда есть.

– Было много фотографий, где вы плечо в плечо с Александром Лукашенко: и на спортивных мероприятиях, в гостях у его тещи. Может, отсюда и пошло представление о том, что вы – кошелек режима?

– Вы знаете, я очень высоко ценю то, что сделал президент для страны и для промышленности Беларуси. Он сохранил производство. Посмотрите, что в этом смысле произошло в Германии, Литве, Латвии, России. Это великое дело, что мы имеем возможность развиваться!

Перемены, естественно, нужны. И мы ими занимаемся: например, вводим новую модель управления холдингом, создаем новые продукты, вводим дивизионную систему. Мы постоянно совершенствуем свою работу. Каждый должен сам определить, что изменить, чтобы быть более эффективным. Это задача любого коллектива. Ни к кому не придет добрый дядя и не сделает за вас вашу работу. Всё в наших руках.

– Спасибо за разговор! Удачи вам в делах! Кстати, а как вы теперь без машины обходитесь?

– Пешком хожу. Полезно для здоровья!

Публикация – из № 102 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: