Допросу в РУВД Регина Саркисова предпочла эмиграцию

4375
Регина Саркисова. Фото https://bolshoibelarus.by

Почти два месяца назад Большой театр буквально выставил за дверь пять талантливых профессионалов, которые осмелились публично, перед началом спектакля, высказаться против насилия в стране. Это были дирижер Андрей Галанов, солист Илья Сильчуков, концертмейстер оркестра Регина Саркисова, музыканты оркестра Алла Джиган и Александра Потемина. Администрация театра с подачи Министерства культуры прореагировала на их акцию мгновенно: людей просто уволили по статье на следующий же день. Где они сейчас? Чем занимаются?

Мы дозвонились до Регины Николаевны САРКИСОВОЙ, теперь уже бывшей первой скрипки оркестра Большого театра. Она сейчас находится в Вильнюсе.

– Как настроение, Регина Николаевна?

– Моментами накатывает, конечно…

– Вам удалось найти работу в Литве?

– Да, мы с мужем прошли конкурс в оркестр Музыкального театра Клайпеды. Там в ноябре-декабре проводили очередной набор, так как театр расширяет свои творческие горизонты. Но пока мы находимся в Вильнюсе, а в Клайпеду поедем после Нового года, когда будет разрешено перемещаться по стране. По мощности музыкальный театр Клайпеды с белорусским Большим, конечно, не сравнится. Но выбор у меня сейчас небольшой. Надо зарабатывать на жизнь, у нас двое детей-студентов.

– Вы представляете свою будущую зарплату? Может быть, она будет намного меньше, чем в Минске?

– Ах, что вы! Давно я так не смеялась… Бывает ли в мире где-нибудь у музыкантов зарплата меньше, чем в Беларуси? Точную цифру, честно говоря, я пока не знаю, но то, что она будет существенно больше, – это совершенно точно.

– Как я понимаю, вы не планировали эмиграцию задолго до своей акции, не ожидали, что с вами так жестоко поступят, когда вышли со словом свободы перед спектаклем.

– Я думала, что влепят выговор, но чтобы в один момент уволить, даже не переговорив со мной после 26 лет моего труда концертмейстером оркестра… Я ведь была не самым последним человеком в театре. В голове такое не укладывается. Хотя я понимала, видела, что незаменимых людей у нас в стране сейчас нет, лучшие специалисты, выдающиеся личности лишались работы. Но в нашем Большом?!

– В вашу защиту, а также в защиту всех остальных музыкантов, грубо уволенных из театра, было письмо, под которым подписались 1070 деятелей культуры нашей страны. Была реакция от чиновников?

– Никакой реакции. Администрация всех уровней делает вид, что она слепоглухонемая. Моему мужу – он в оркестре работал литавристом на позиции концертмейстера группы ударников – пришлось ведь уволиться сразу за мной. А он вообще 42 года проработал в театре. И с ним даже словом не перекинулся никто из администрации, не соизволили побеседовать. И так расстаться…

– …как с крепостными артистами. А где вы познакомились друг с другом? В оркестре Большого?

– Мы познакомились, работая еще в Белгосфилармонии. После консерватории я пришла туда в ансамбль «Классик-авангард», там мы с Володей и встретились. Параллельно меня все время настойчиво зазывал в Большой театр маэстро Александр
Анисимов, в то время главный дирижер Большого. Но муж, признаюсь, поначалу придерживал, будто относился к такому переходу с опаской. Хотя сам уже работал там в оркестре. А я ведь, замечу, претендовала сразу на высокую позицию, на должность второго концертмейстера (первым в те годы работал прославленный скрипач Лев Давыдович Горелик).

– Может быть, муж опасался вашего лидерства, боялся театральных пересудов?..

– Давно это было… Но запомнилось, что оркестр встретил меня очень хорошо, я быстро влилась в коллектив и в репертуар.

– Еще бы! Вы – классный музыкант, поэтому и стали со временем первой скрипкой Большого. Маэстро Анисимов, кстати, всегда говорит о вас только в превосходной степени. Может быть, надо было сейчас постучаться к нему в государственный симфонический оркестр?

– Очень сомневаюсь, что со статьей об аморальном поступке в трудовой книжке меня могли бы в нынешней обстановке куда-то взять на работу в Беларуси.

– То есть ваше увольнение было оформлено как совершение аморального поступка?! Какое лицемерие!

– «За совершение работником аморального поступка, несовместимого с продолжением данной работы». Статья 47 пункт 3 Трудового кодекса.

– Боже мой, кто бы ссылался на мораль, только не государство! Как можно так бесстыдно жонглировать словами?

– Нас всех уволили за аморалку: и дирижера Андрея Галанова, и солиста оперы Илью Сильчукова, и оркестрантов Аллу Джиган и Александру Потемину. Затем и музыкальная школа №10, в которой я преподавала, тоже разорвала со мной трудовые отношения. Но к ним претензий нет, я понимаю, что этот их шаг вынужденный. Они-то как раз сочувствовали и переживали.

– Когда вы перебрались в Вильнюс?

– Это еще одна непростая история, опять столько переживаний… Смотрите, как развивались события. Прошло уже немало времени со дня моего изгнания из театра, когда днем 3 декабря мне позвонили из РУВД и говорят: «Вы не явились по повестке!» Я очень удивилась, ведь никакой повестки я не получала. Тем не менее мне настоятельно посоветовали прийти к ним в управление через полтора часа. Спросила: «По какому поводу?» Ответили: «За срыв мероприятия».

– Хм, интересно: какого еще мероприятия? Или имелся в виду ваш публичный протест перед началом спектакля «Царская невеста»? Кстати, вас могли запросто с допроса отправить в СИЗО.

– Именно! Поэтому я не стала дожидаться встречи в РУВД, а тут же собрала чемоданы и уехала в Вильнюс. Подключился фонд «Дапамога» (спасибо ему!), который провел меня по гуманитарному коридору (тем более что у меня была открытая туристическая виза). «Дапамога» очень быстро сработала: из РУВД мне позвонили в час дня, а в пять вечера я уже была на границе с Литвой. Муж, правда, смог приехать ко мне вот только недавно, на днях.

– Где вы остановились?

– В апарт-отеле.

– А где сейчас ваши дети?

– Они успели уехать из страны еще до моего отъезда. Сын ходил на протесты, был задержан по административке, потом по программе Калиновского смог уехать и учится теперь в Варшаве. И дочь тоже там, она стажируется в архитектурной фирме. Семью нашу раскидало.

– Биография вашей родительской семьи, я читала, тоже очень сложная: дедушка из Турции, мама из Украины… А теперь, выходит, пошел явный европейский крен. С кем из белорусов вы встречались уже в Вильнюсе?

– С Андреем Галановым. У него тоже все хорошо, но лучше он вам сам расскажет.

– Регина Николаевна, вы не жалеете о своем поступке? Чувство досады вас не гложет?

– Двойственное чувство, признаюсь. Прекратилась моя нормальная жизнь, я не предполагала, что все придется поменять так стремительно и так кардинально. Но, с другой стороны, мне стало легче морально. После 9 августа меня очень мучило положение вещей в нашем обществе. Как работать в театре на фоне тотального насилия? Я играла на инструменте и не понимала, зачем я это делаю. Было невыносимо.

– Когда вас принимали на работу в Клайпеду, языковой вопрос не стоял?

– Когда в руках у музыканта его любимый инструмент, язык не препятствует общению.

– А записи каких композиторов вы посылали на конкурс в Клайпедский театр?

– Во всем мире у музыкантов принято показывать свой профессионализм на концертах Моцарта.

– Я уверена, что Клайпеде очень повезло – к ним едет выдающаяся чета музыкальных профессионалов!

P.S. Не хотелось бы оставлять анонимной вторую сторону этого трудового конфликта, а именно тех, кто в конце октября подписывал приказ на увольнение знаменитых белорусских артистов. Это был заместитель генерального директора Большого театра Юрий Васильевич Максименко. И, конечно же, экс-министр культуры Юрий Павлович Бондарь, который, как рассказали артисты, на следующий день после акции солидарности лично приехал в театр и, вероятно, поставил ультиматум перед дирекцией. К коллективу Ю.Бондарь не выходил, ограничился общением за закрытыми дверями с зам. директора (генеральный директор А.Е.Петрович находился в те дни на больничном), но именно после его посещения и появился этот безобразный приказ об увольнении лучших музыкантов коллектива: то есть Максименко моментально прогнулся, не отстоял своих артистов.

Вот если бы к ситуации подключился художественный руководитель Большого театра народный артист Валентин Елизарьев… Его огромный авторитет мог бы, наверное, повлиять на экс-министра. Хотя, по некоторым сведениям, худрука даже не поставили в известность о готовящемся приказе на увольнение, все произошло до неприличия молниеносно, будто из дома выгоняли чужаков, а не известных на всю страну белорусских музыкантов. Кстати, как помним, свою карьеру Бондарь все равно не спас: примерно через три недели Лукашенко отправил в отставку и его. Но чем теперь занимается кандидат политических наук Ю.П.Бондарь, думаю, мало кого интересует — он не звезда Большого, чтобы следить за его судьбой. Но натворил он немало бед…

Публикация – из № 101 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой:


Мы есть в Telegram!
Подписывайтесь на наш канал «Народная Воля» в Telegram!