«Сейчас в СИЗО сидит элита общества»

4706
Борис Пастернак
Борис Пастернак

Российско-белорусский журналист, издатель, генеральный директор издательства «Время» Борис ПАСТЕРНАК – внимательный наблюдатель и аналитик белорусского протестного движения. А также его участник: 15 ноября его, немолодого, замечу, человека, задержали у метро «Пушкинская» рядом со стихийным мемориалом Александра Тарайковского. Борис Натанович фотографировал происходящие там события. Его грубо запихнули в бусик, привезли во Фрунзенский РУВД и попытались предъявить обвинение в порче милицейского имущества. Но судейская машина дала сбой – обвинение в отношении него не подтвердилось. Издателя выпустили.

Об этом много писалось на различных сайтах, Борис Натанович подробно рассказывал о происшествии. Поэтому мы пропустили этот, прямо скажем, яркий эпизод его жизни, а начали наш разговор об уважаемой Светлане Александровне Алексиевич. Почему? Дело в том, что «Время» выпускает книги белорусского Нобелевского лауреата по литературе (и до премии, и после), у «Времени» эксклюзивные права на издание книг Алексиевич на русском языке. Ну и Борис Пастернак к тому же давний добрый товарищ Светланы Алексиевич по Дому печати еще советских времен.

– Как вы думаете: неужели власти решились бы арестовать Светлану Алексиевич? Писательница недавно упомянула о таком своем предположении в зарубежном интервью.

– Заключить в тюрьму, думаю, нет, а вот посадить под домашний арест – возможно. А чего власти опасаться?

– Но для чего? Показать свою силу?

– Ну, если бы Светлана Александровна, скажем, взяла бы на себя организаторскую роль в руководстве протестами… А так Алексиевич в известной степени символ. Реального влияния на организацию протеста не имела и сейчас не имеет. Хотя некоторые чуть ли не требуют от нее этого.

– Верно, раздаются такие настойчивые голоса.

– Алексиевич – писатель, и в этой роли дело свое сделала: написала пять очень сильных книг за 40 лет. Мало кто в мире из писателей способен на такой адов труд, я совершенно искренне это говорю. И требовать, чтобы она еще взяла на себя дополнительную ношу организатора протеста, мне кажется, просто не по-людски. Она выплеснула огромный заряд собственной творческой энергии. Мы ей должны сказать спасибо и сами заниматься своими делами.

– Тем более что ее яркие выступления все-таки появляются. Помните, еще 12 августа в интервью «Радыё Свабода» – блестящий призыв «Уйди, пока не поздно!». Но не переоцениваем ли мы силу слова писателя в XXI веке?

– Мне кажется, что нет. У меня как издателя слово – любимый и самый важный инструмент, я с ним работаю и считаю его действенным. Стихийный протест – это огромный взрыв эмоций. Но пока он вербально, словесно не оформлен, он недотягивает до действительно организующих высот: нужен оратор, мыслитель. Тем более что в интернетную эру все, что происходит, оформляется в слово. Плюс картинка, конечно. Это очень эффективное средство. В общем, слово – по-прежнему сильное оружие.

– Как вы думаете, кто создавал остроумные, емкие, да просто талантливые лозунги и плакаты, с которыми люди выходили на воскресные марши (надеюсь, они со временем попадут в наш новый исторический музей)?

– Те, кто шел с этими лозунгами, под этими плакатами – они все и придумали. Вы что, ищете здесь западную руку, о которой мямлит контрпропаганда на БТ? Она, как всегда, не креативна и не в состоянии родить ничего самостоятельного – она может только мешать. Все действия официальной контрпропаганды строятся именно таким образом: порвать, замазать, испортить, сломать то, что создаем мы. Все. Спилили «Эйфелеву башню». А не могли рядом поставить такую же, покрасив в красно-зеленый цвет?

– И мы бы не спилили, правда?

– Нет, конечно. Никто же не топчет красно-зеленый флаг, обратите внимание. А у власти только такая реакция: уничтожить и поломать.

– Почему российская интеллигенция так вяло ответила на призыв Светланы Алексиевич поддержать белорусский протест?

– Я лично отправил Светлане Александровне около сотни писем от российских деятелей культуры, и среди них были и коллективные письма. У меня не было ощущения, что ее не услышали. Несомненно услышали! Все мои знакомые литераторы написали слова поддержки в ответ. Но это не было как следует оформлено в публичном пространстве, в интернете, вот и не разошлось, не прозвучало.

– Жаль. Потому что наше доверие к соседке России катастрофически падает, тает с каждым днем.

– Естественно. С чего бы ему не упасть?.. Я знаю многих людей в Минске, которые искренне негодуют: «Куда смотрит Россия?!» Я им отвечаю: вы напрасно на Россию надеетесь. Вы что, думаете, она отнесется к вам лучше, чем к Украине? Или к собственному Хабаровску? Конечно, то, что происходит сегодня в Минске, вряд ли вызывает удовольствие российских властей. Наверняка, им не нравится Лукашенко, который их обманывает, не слушается – они ведь привыкли к своему имперскому положению. Но если Россия возьмется за белорусское дело, ничего хорошего мы не получим. Поэтому все должно быть сделано самими. Может быть, будет поддержка от Европы.

– Мне кажется, Беларусь сейчас для Запада определенная обуза.

– В общем, да. Как стала обузой в какое-то время Украина. Но я убежден, что Россия активно не вмешается в Беларусь. Это во-первых. А во-вторых, если вмешается, то лучше бы она этого не делала. Я недавно разговаривал с авторитетным российским политологом, близким к международному Валдайскому дискуссионному клубу, на который приезжает Путин. Он подтвердил, что в окружении российской власти есть разделение на тех, кто поддерживает Лукашенко, – это большей частью силовики, вся генеральская рать, – и тех, кто хотел бы его сдвинуть. А прогнозы насчет вмешательства России делать он отказывается. Естественно, не могу их делать и я.

– А кто из деятелей культуры Беларуси вас больше всего удивил в это время?

– Купаловский театр вне конкуренции. Его протест –– это блестящий жест, красивый и по-настоящему культурный, он войдет в историю белорусского протеста и в мировую историю искусств. Почетная страница в биографии театра, тем более в год его столетия. Это здорово! Наверняка сейчас артистам несладко… Тем не менее этим шагом они всегда будут гордиться.

– А от кого вы ждали, но так и не дождались никакой реакции?

– Претензий я сейчас ни к кому не предъявлял бы. Выйти на марш никому не прикажешь. Сейчас это стало реально рискованно, поэтому я побоялся бы кого-то упрекать. Но те, кто все-таки рискует собой, преподносят нам, современникам, удивительные свидетельства могущества человеческого духа. Сегодня рождается белорусская политическая нация, гражданское общество, в этом сомневаться не приходится. Этого не отнять, не задавить. Властям кажется, что вот сегодня разогнали пенсионеров, завтра еще чуть-чуть поднажали на молодежь – и всё, спокойствие. Но протесты сохраняются в душе, в мозгу, в сердце. Только убери охрану, солдат с улицы – и город снова наводнится протестующими. Люди же не передумают, не станут к тебе, Лукашенко, иначе относиться. А поразительное дворовое братство! Я смотрю на него, как говорится, разинув рот, просто любуюсь. Белорусы демонстрируют лучшие человеческие черты – взаимопомощь, взаимовыручку. Но есть и другие, те, которые срывают символы, раздражаясь до предела: «Что вам не нравится?»

– Ну, когда так кричит соседка по двору, это еще понятно, она обыватель. Но когда государственный деятель Наталья Качанова задает нам такой вопрос, только руками разводишь.

– А она тоже обыватель. Я ее именно так воспринимаю. Просто диву даешься ее высказываниям, причем по всем вопросам: об интернете, о Западе, о кукловодах… Меня один вопрос занимает: это осознанная пропаганда или самообман ради единственного слушателя, на которого они сейчас все работают?

– А почему советники Лукашенко так глупо посоветовали ему представить свою победу на президентских выборах такой чудовищной цифрой аж в 80 процентов? Нарисовали бы 55 – возможно, наш протест был бы совершенно иного накала. Многие, скорее всего, даже смирились бы.

– Вот он всю жизнь и будет об этом жалеть.

– Зарвались? Обнаглели?

– Думаю, для них это естественный шаг. «Сколько там у Путина было на выборах – 76 процентов? У нас будет 80!» Похоже, это главный мотив. Потому что у нас все лучше, все правильнее, чем у Путина.

– Как вы думаете, Александр Григорьевич вообще знает реальную обстановку в стране? Или ему преподносят только сладкое? Он говорит неправду, потому что прожженный политик, или это его непоколебимая картина мира?

– Не знаю, загадка. Иногда я поражаюсь набору штампов, бессистемных представлений о реальности, отсутствию у него линейной логики. Даже для рядового чиновника это было бы недопустимо. Наверное, человек от ярости временами теряет самоконтроль. Не думаю, что он не знает реальной картины жизни. В последний раз на публике даже цитировал «Нехту» – значит, в курсе?

– А вот еще одна институция – православная церковь. Меня так потрясла ее позиция, что я до сих пор как обмороженная. Давать ордена силовикам, когда еще души убиенных во время протестов не упокоились? Митрополит Филарет этого бы никогда не допустил.

– Не знаю… Я-то человек неверующий. А вы, надеюсь, разочаровались не в вере, а в церкви – она и правда действует почти как подразделение Администрации президента.

– Как вы думаете, для чего именно сейчас депутаты взялись за подготовку закона о противодействии героизации фашизма? Подведут под него наш бело-красно-белый флаг?

– Думаю, да.

– Но он ведь признан историческим!

– Вы хотите, чтобы я нашел логику там, где ее нет? Они используют в своих целях все, что попало под руку, штампуют законы одноразового пользования. И в России это делают тоже. Вы помните, на самых первых маршах было такое движение: на одном древке два флага – бело-красно-белый и красно-зеленый. Теперь я этого уже не вижу. Оно сошло на нет, потому что красно-зеленый флаг стал вести себя необычайно агрессивно. И главное, его повесили на автозаках. И это стало переломным моментом: государственным символом внезапно стал автозак под красно-зеленым флагом! И тогда он исчез из рук участников маршей, которые всегда были очень миролюбивыми.

– Да, мы считали, что победим, оставаясь в правовом поле, мы мечтали, что победим ложь своей правовой культурой.

– Кстати, мы действительно победим, у меня нет сомнений. Культура победит: ай кью у протестующих выше, чем у их противников. Рассказы тех, кто побывал с СИЗО, – а главное, с кем! – они удивительны. Сейчас сидит элита общества. Они знакомятся, начинают читать друг другу лекции, а когда выходят – здесь режим здорово промахнулся, – происходит такая вербовка сторонников протеста… Это уже закаленные борцы.

– Знаете, я думаю, новая Беларусь должна в будущем навести порядок в пенитенциарных учреждениях: как минимум отделить кровати от унитазов в камерах общего содержания. Нельзя унижать людей грязью, антисанитарией.

– Видите ли, лишение человека свободы многие чиновники просто не считают большим наказанием. Для них этого мало: тоже мне ценность – свобода! Чиновник сам живет и работает, как в казарме, – какая там у него свобода! Поэтому задержанного, считает он, надо унизить хотя бы запахами нечистот. Да и других способов у них сейчас полно.

– Как вы думаете, а протестующие в первые недели могли освободить заключенных из СИЗО? Многие жалеют об упущенных шансах. А кто-то даже упрекает белорусов, что не воспользовались ситуацией…

– Я не верю в такую возможность. Я был на Окрестина – это тюрьма с крепостными стенами и железными дверями. Как ее штурмовать? Внутри сидит рота, вооруженная автоматами. К сожалению, у власти сейчас много военных и полицейских сил, много задуренных голов. Я с несколькими милиционерами разговаривал в силу вынужденных обстоятельств и поражался – есть ощущение некоего механического подзавода, они накручивают сами себя. Четыре омоновца, которые везли нас в бусике, вообще разговаривали между собой так, будто ехали на бой. Причем поведение милиции кардинально отличается от поведения ОМОНа. ОМОН размахивал палками, лупил, кидал нас, как дрова, в машину, матерился. А когда меня сдали в РУВД – никаких претензий, там всё корректно. Мне, как это ни странно, даже их жаль: там сейчас всё через «не могу». Они вынуждены идти по городу в гражданской одежде и переодеваться на работе. На улицу в форме выйти уже не могут, свои штиблеты хранят в шкафчиках.

– Да, морально мы уже победили. И это невероятно радует.

Публикация – из № 99 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой:


Мы есть в Telegram!
Подписывайтесь на наш канал «Народная Воля» в Telegram!