Александр Класковский: Белорусский режим бесповоротно утратил популярность и политическое чутье

725
Протесты в Беларуси
Фото https://thinktanks.by

Как объяснить феномен затяжных протестов в Беларуси? Доминантная причина — жестокость силовиков, говорит социолог Андрей Вардомацкий, руководитель Белорусской аналитической мастерской (BAW, Варшава).

Таким образом, верхушка режима, сделав ставку на беспрецедентное насилие в первые дни после выборов, капитально просчиталась, — пишет Александр Класковский.

Исследования BAW показывают, что массовое недовольство стало зреть задолго до выборов. В частности, многим белорусам очень не понравилось, как власти повели себя по отношению к свалившейся на головы пандемии. Также в нынешнем году резко ухудшилось экономическое самочувствие граждан.

От себя отмечу: против режима обернулось и то, что было решено винтить и закрывать опасных противников (Сергей Тихановский, Виктор Бабарико) уже на старте президентской кампании. В итоге симпатии протестного электората сфокусировались на фигуре Светланы Тихановской.

Ее регистрация кандидатом в президенты, положа руку на сердце, тоже была капитальной ошибкой (более того — роковым фейлом) властей. Вероятно, сыграл роль гендерный стереотип: да куда этой домохозяйке тягаться с харизматичным вождем, мы вот сделаем якобы широкий жест, а потом ее по стенке размажем!

Похоже на то, что одной из фатальных ошибок режима стало выведение официального результата в 80% за Лукашенко. Объяви ЦИК о победе бессменного президента с «европейским результатом» в 53-55%, без протестов, конечно, не обошлось бы, но, положа руку на сердце, кто знает, разразилась ли бы белорусская революция.

Однако главным триггером протеста, как выясняется из опроса участников фокус-групп BAW, стала та невиданная жесть, которую продемонстрировали силовики при подавлении уличных выступлений.

Власти проспали феномен интернета, социальных сетей. Да, в итоге наверху сориентировались и стали глушить как профессиональные веб-ресурсы, так и блогеров, администраторов телеграм-каналов, местных чатов.

Однако эта борьба в стратегическом смысле обречена на неудачу. Совсем интернет не отключишь. Внесенные в черный список ресурсы переходят на новые платформы. Телеграм по большому счету неистребим. Социальные сети зубоскалят над сливами телефонных разговоров людей с голосами, похожими на голоса «особ, приближенных к императору».

Причем эти записи дискредитируют верхушку режима независимо от того, правдивы они или это искусная подделка. Они вброшены в момент, когда доверие общества к правящей, с позволения сказать, элите упало ниже плинтуса. А молчание верхов только усиливает убеждение, что им просто нечем крыть.

Таким образом, режим оказался не готовым к информационным вызовам в период острого внутриполитического кризиса. Он безнадежно проигрывает борьбу за умы.

Да, в распоряжении Лукашенко по-прежнему много грубой силы. Но он уже бесповоротно утратил популярность и во многом — политическое чутье. В этом году он наделал массу ошибок, и они наверняка не последние.

Неизбежное ухудшение экономической ситуации, переделка конституции, которую надо будет как-то протащить через референдум, уже не очень далекие местные выборы (дедлайн — 18 января 2022 года) — все это угрозы для режима в условиях непрекращающейся политической турбулентности. И вообще черный лебедь может прилететь нежданно. Лукашенко идет по тонкому потрескивающему льду.

Поделиться ссылкой: