Тени полузабытых предков: прошел ХХ съезд ОГП

449
Николай Козлов
Николай Козлов. Фото из открытого источника

Через три дня после празднования своего 25-летия Объединенная гражданская партия собралась в Минском международном образовательном центре имени Иоханнеса Рау на свой ХХ съезд.

Символический номер съезда, знакомый каждому по истории КПСС в связи с развенчанием культа личности Сталина, заставлял предполагать возможность любого исхода. Например, будь партия правящей, могли бы и политзаключенных освободить. Но из оппозиции как этого добиться? Так что осталось лишь подвергнуть критическому осмыслению собственную недавнюю историю.

С отчетным докладом выступил исполняющий обязанности председателя партии Николай Козлов. Несмотря на бодрые интонации докладчика, было очевидно, что радоваться особо нечему: старая партийная система вошла в кризис, чему способствовало не только давление власти, но и не вполне благоприятно сложившиеся обстоятельства. Впрочем, Николай Георгиевич считал, что ошибок доставшаяся ему партия совершила мало: и в праймериз единого кандидата правоцентристского блока выступили достаточно удачно, и вовремя поддержали на выборах кандидатуру Светланы Тихановской. В зале согласно кивали головами отцы-основатели партии – Василий Шлындиков, Александр Соснов, Михаил Чигирь.

К тому же, подтверждал свой оптимизм и.о. лидера ОГП, партийный проект оказался в нынешних условиях довольно привлекательным для новичков. Скажем, в Сморгонскую районную организацию подали заявления сразу 20 человек. А мы, радовался Козлов, уже и забывать стали, что у нас там есть организация!

Подтверждением его правоты являлись партийные новички, избранные на юбилейный во всех отношениях съезд. Правда, оптимизма они не разделяли. Им хотелось действовать, а действовать ветераны партии, работавшей, по их словам, полулегально, не рекомендовали. Как и расширению членской базы за счет жаждущей действия молодежи радоваться готовы были не все. Их точку зрения выразил председатель политкомиссии партии Лев Марголин, по мнению которого ОГП должна строить капитализм, а кто ж нынче в нашей стране капитализм строить захочет?

Впрочем, был еще один повод для радости: многочисленные выступления по всей стране так называемой «новой оппозиции», оказывается, были порождены «цепями солидарности», инициатором которых и выступила партия нынешней весной, так что ОГП стала полузабытым, но все-таки предком тех, кто сегодня страдает за демократию. Позже экс-лидер ОГП Анатолий Лебедько, выступая (кстати, единственное выступление на белорусском языке), попросит поднять руки тех делегатов, кто регулярно выходит на марши протеста (почти весь зал откликнулся), и тех, кто успел отбыть свои сутки. Вторых оказалось чуть меньше, отчего Анатолий Владимирович (сам имевший опыт отсидки после площади 2010 года) с удовлетворением констатировал: мол, есть потенциал для роста.

Как живое подтверждение тому, что партия жива и развивается, начали выступать «новички». К микрофону выходили делегаты, чей партийный стаж составлял то полтора месяца, то чуть менее года. Они добросовестно признавали как выдающийся вклад ОГП в белорусскую демократию, так и наличие некоторых проблем. При этом многие из новичков намекали на необходимость обновления руководящего состава партии, а кое-кто, не выдержав напряжения, даже начал озвучивать, кого именно из обновленцев он имеет в виду. Речь шла о руководителе первички Боровлянского сельсовета Ольге Белевцовой, юристе, предпринимателе, счастливой жене и матери троих сыновей, успешно завоевавшей авторитет среди жителей своей административно-территориальной единицы с момента своего вступления в ОГП в 2017 году. Она и должна была стать альтернативой в этом конфликте партийных «отцов» и партийных «детей».

Кроме Козлова и Белевцовой кандидатами были выдвинуты руководитель могилевской организации ОГП Владимир Шанцев и Анатолий Лебедько. Оба взяли самоотвод, так что альтернативные выборы превратились в своеобразный поединок: кого на съезде больше – «ветеранов» или «новичков»? Седины присутствующих не оставляли Белевцовой надежды. Но она хорошо подготовилась, так что на экране за спиной президиума появились диаграммы и чертовски обидные цифры – число участвовавших в праймериз граждан Беларуси. Выяснилось, что господин Козлов, оптимистически считающий себя победителем в этой процедуре, получил чуть менее двух тысяч голосов, что составило 0,048 (кажется) процентов белорусских избирателей.

Впрочем, на съезде его избрали руководителем партии, отчего Николай Георгиевич только горестно вздохнул: бремя лидера, а значит, и необходимость поиска денег на содержание партийных офисов по стране остались за ним. При этом число идейных строителей капитализма, как и констатировал Лев Марголин, в ближайшее время вряд ли вырастет. Ольга Белевцова же была избрана одним из пяти заместителей председателя – наряду с пребывающей в вынужденной эмиграции Анной Красулиной (пресс-секретарь Светланы Тихановской), пребывающим в заключении брестским борцом с аккумуляторным заводом и блогером Александром Кабановым, экс-главой Витебской организации Геннадием Ананьевым и руководителем «Молодых демократов» Алексеем Кириенко.

На съезде, однако, явно чего-то недоставало. И в момент объявления результатов голосования стало понятно, чего именно. Телеграмм от зарубежных партнеров и внимания прессы. Три одиноких фотокора, один из которых явно представлял партийный сайт, да два пишущих журналиста. Всем было не до партийных съездов: на улицах столицы уже давно шел хапун.

Тени полузабытых предков: прошел ХХ съезд ОГПОльга БЕЛЕВЦОВА: «Партия не интересовалась избирателями – избиратели ответили ей тем же»

– Ольга Сергеевна, вы разочарованы итогами выборов? Революции в отдельно взятой партии не произошло. Вы действительно рассчитывали победить действующего и.о. председателя?

– Я свои шансы расценивала как «50 на 50». Я проехала по всем отчетно-выборным конференциям, кроме Бреста; видела, что многие члены ОГП, особенно молодежь, видят роль партии, деятельность партии по-другому. Особенно те, кто пришел в политику из других активностей – из экологического движения, например. И то, что сейчас происходит в партии, их не устраивает. На съезде произошло то, что происходит в Беларуси, – смена поколений, смена идей. Пусть не сейчас, пусть на следующем съезде, но это произойдет. Я не говорю о своей кандидатуре, но большинство будет за новыми людьми.

– Делегаты в возрасте – даже те, кто хорошо отзывался о вас, – все равно намекали: девочка, подожди, твое время придет. А те, у кого партийный стаж небольшой, активно Вас поддерживали, даже не называя ваше имя. Это что – конфликт отцов и детей?

– У людей в возрасте другой жизненный опыт. Наверное, это все-таки смена поколений. Я видела многих пожилых партийцев, отцы-основатели привыкли к тому, что у лидера должен быть руководящий опыт. Они подходили ко мне и объясняли, почему они голосовали за Николая Козлова. Чтобы не подставлять меня. Они считают, что сейчас выбирать председателя партии, у которого нет управленческого опыта, нельзя. Опасно – для меня, прежде всего. Они решили меня пощадить. И я благодарна им за это. Сейчас у меня обязательства перед моей семьей и моими клиентами, а так возникли бы обязательства перед всей партией.

– А семья поддержала?

– Муж добро дал. Он понимает, что это часть моей жизни. Вопрос моего выдвижения мы обсуждали отдельно.

– Вообще, партия жива? Потому что возникает впечатление, что старые политические структуры умерли.

– Старые партийцы не хотят признавать, что их авторитет в обществе умер. Им не нравятся такие оценки. Но если говорить с активистами, с которыми мы работали, то оценка всех действующих партий – не только ОГП – как правило, негативная. И это легко объяснить: партия не интересовалась избирателями, избиратели ответили отсутствием интереса к партии.

– Может, проще было собрать по горизонтали новую структуру и попытаться ее зарегистрировать – то, что попыталась объявить еще до своей посадки Мария Колесникова от имени Виктора Бабарико?

– Я не вижу, чтобы это было реально. Я сама занималась регистрацией общественного объединения, убила на это год. И сейчас, честно говоря, жалею, что потратила это время. Да, я приобрела негативный опыт. Но больше я не хочу тратить время на суды, на жалобы. Сейчас есть некоторые возможности – действующие партии. И если сюда, в действующие партии, войдет достаточное количество новых членов, готовых к активной работе, то это будет другая внутрипартийная ситуация. Потому что, например, ценности ОГП: свобода, собственность, законность – это вечные идеи.

– Но ОГП всегда ассоциировалась преимущественно с городами. Это была партия интеллигенции и предпринимателей. Кто-то называл ее «партией жирных котов», «партией банкиров». Потом, после того как Лукашенко отбил всех потенциальных доноров, партия начала жить, как говорится, на подножном корме. Чьи интересы должна сейчас представлять ОГП? Мне показалось, что вашим главным оппонентом был вовсе не Николай Козлов, а Лев Марголин, в своем выступлении спросивший: кто вместе с нами будет строить капитализм? Для жителей Боровлянского сельсовета ОГП – это партия, которая будет строить капитализм?

– Для жителей Боровлянского сельсовета это просто либеральная партия. Когда я вступила в ОГП, то начала изучать, чем наши идеи отличаются от идей других зарегистрированных пятнадцати партий. Должна сказать, что почти ничем: все они – за все хорошее, против всего плохого. Идея, которую артикулировал Лев Марголин, – о строительстве капитализма – даже не вытекает из программы партии: в ней серьезный социальный блок. И наша целевая аудитория сегодня – активные люди, которые реально хотят законности и перемен, разумных и нереволюционных. Под нереволюционными я имею в виду отказ от насилия при их реализации, цивилизованный переход власти.

– О власти. Понятно, что рано или поздно – и это время все ближе – власть переменится. В свое время члены ОГП были частью власти – заместитель министра экономики Андрей Тур, заместитель главы Администрации президента Леонид Анфимов, позже – председатель Комитета госконтроля. Сейчас рядом со Светланой Тихановской двое членов высшего руководства ОГП – Александр Добровольский и Анна Красулина. Значит ли это, что партия будет претендовать на статус правящей в случае победы Тихановской?

– Никаких официальных решений о поддержке того или иного кандидата партийные органы не принимали. Это вопрос, который может разделить партию в будущем. Сегодня это личное решение Добровольского, Красулиной – как и решение Николая Козлова стать одним из доверенных лиц Светланы Тихановской во время выборов. Коллективного мнения партии по этому поводу – согласно уставу партии – никто не выражал.

– Было ли уже распределение обязанностей среди заместителей председателя партии? За какое направление вы хотели бы отвечать?

– Я хотела бы заниматься тем, чем занимаюсь сейчас, – общением и работой с людьми. Сейчас есть предложение Сергея Смирнова организовать сбор подписей за изменение в законодательстве, что позволило бы легализовать уличную активность. Мне это близко, я занялась бы этим – изменением статьи 23.34, через которую прошли уже десятки тысяч людей.

Люди ведь хотят конкретики. В чатах задают вопросы: а что мы делаем дальше? Мы занимались наблюдением? Хорошо. Потом мы занимались организацией самоуправления. А что дальше? Дайте нам движ, мы хотим что-то делать! Но если партия вписывается в такие проекты, если она поможет своими экспертами, передаст свой опыт, то это будет способствовать росту ее авторитета. Я с удовольствием курировала бы такие инициативы, у меня такое получается.

Поделиться ссылкой: