За решетку – без четких мотивов и оснований

1519
Олег Волчек
Олег Волчек

Как известно, 19 ноября Генеральная прокуратура задержала врача-анестезиолога Больницы скорой медицинской помощи Артема Сорокина из-за «разглашения врачебной тайны» и «предоставления недостоверной информации» по факту гибели Романа Бондаренко – якобы он распространил информацию о том, что в крови убитого не было обнаружено этанола. Также была арестована журналистка интернет-издания TUT.BY Катерина Борисевич, которая опубликовала данную информацию в СМИ.

«Народная Воля» попросила прокомментировать обоснованность ареста доктора и журналиста руководителя правозащитного центра «Правовая помощь населению» зарегистрированного г.Киеве (Украина), старшего следователя прокуратуры в 1994–1998 годах Олега Волчека.

— Возбуждение уголовного дела по ч.3 ст.178 является незаконным, поскольку прокуратура неправильно применила данную норму закона, которая послужила основанием для применения к врачу меры пресечения в виде заключения под стражу.

Виновное лицо привлекается к ответственности по ч.3 ст.178 УК РБ, если распространение врачебной тайны произошло без согласия родственников и при этом наступили тяжкие последствия, в частности самоубийство, психическое заболевание, распад семьи потерпевшего, причинение ему крупного имущественного ущерба и прочее.

Генеральная прокуратура сообщает, что деяния Артема Сорокина повлекли тяжкие последствия, которые выразились «в повышении напряженности в обществе, создании атмосферы недоверия к компетентным государственным органам, побуждении граждан к агрессии и противоправным действиям». Такая мотивировка не согласуется с данной статьей и судебной практикой, поскольку, еще раз повторюсь, важно, чтобы эти последствия повлияли на семью убитого Романа Бондаренко, а не на государственные органы.

Даже если врач и распространил врачебную тайну, то для начала надо получить заявление самих представителей потерпевшего, то есть матери Романа Бондаренко.

Насколько известно, мама убитого не выдвигала каких-либо претензий врачам Больницы скорой медицинской помощи. Мало того, она сама распространила в СМИ информацию о том, что ее сын был трезвым.

Если бы и было такое заявление родственников против врачей, то уголовное дело необходимо было возбуждать по ч.1 ст.178 УК РБ. Этим делом не должен заниматься орган предварительного расследования, поскольку эта категория дел в соответствии с п.11. ст.33 УК РБ возбуждается районным судом и только по требованию самих потерпевших или их представителей.

Чтобы избрать мерой пресечения заключение под стражу, должны быть четкие мотивы и основания, почему такая мера целесообразна.

В данном случае считаю, что врачу избрали такую меру пресечения без учета следующих обстоятельств: у Артема на иждивении трое малолетних детей, он ежедневно проводит сложные операции, характеризуется положительно, проживает по месту жительства, ранее не привлекался к административной и уголовной ответственности, а следовательно, может ограничится только обязательством явиться по первому требованию лица, производящего предварительное расследование.

Тот факт, что Роман Бондаренко был трезв, никакой тайной не может быть. Следственные органы не представили общественности медицинский документ, что он в момент смерти находился в нетрезвом состоянии.

Публикация – из № 94 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: