Как в Беларуси репрессируют бизнес

84
Как в Беларуси репрессируют бизнес
Фото https://ej.by

За активное выражение своих политических взглядов и гражданской позиции пострадало уже немало бизнесов. В этой ситуации некоторые были вынуждены закрыться либо перевести свой бизнес в другую страну.

После выборов волна репрессий в отношении белорусских компаний развернулась на полную мощь. Бизнес тех, кто оказался не согласен с политикой белорусских властей, оказался под ударом.

Напомним, в сентябре были арестованы четверо руководителей IT-компании PandaDoc, основатели которой оказывали помощь уволенным силовикам. Троих сотрудников спустя время выпустили из тюрьмы. Менеджер по продукту компании Виктор Кувшинов еще остается под стражей.

Еще в середине октября около своего дома был задержан владелец магазина «Первый цветной» Максим Хорошин, его жестоко избили. Сейчас он вместе с семьей находится на реабилитации за границей.

Список тех бизнесов, которые так или иначе пострадали в ходе репрессий, можно продолжать.

Так, руководитель РОО «Перспектива» Анатолий Шумченко ранее заявлял, что часть предпринимателей поддержали общенациональную забастовку 26 октября, но на следующий день администрации торговых центров сразу подали списки с перечнем всех предпринимателей, кто бастовал.

По его словам, сейчас у этих людей проблемы, на них высылают кучу проверок, тягают по инстанциям, на них оказывается колоссальное давление.

Репрессии на Symbal.by

Как рассказал на Всемирной неделе предпринимательства директор магазина Symbal.by Павел Белоус, они подверглись репрессиям после того, как стали выпускать и продавать футболки с надписью ПСІХО3%.

Он объяснил, как возник данный мем.

«Словом «психоз» Лукашенко называл все события, связанные с коронавирусом, а 3% – это результат опросов на популярных медиаресурсах, где Лукашенко набирал от 3 до 5%», – продолжил Белоус.

Собеседник заметил, что в компании понимали, что данный принт будет пользоваться большим спросом, поскольку в ситуации с выборами президента в стране возросла политическая активность людей. В таких случаях они свою позицию хотят выражать через визуальные формы.

Павел Белоус рассказал, что произошло после первой пошитой партии маек. По его словам, сначала у магазина изъяли партию футболок, затем начались проверки из налоговой инспекции, санстанции, МЧС. В результате сегодня оффлайновая точка продаж на Машерова не работает.

«Скоро будет 150 дней, как закрыли наш магазин. Мы устранили все возможные нарушения, которые требовалось. И пожарную систему полностью переделали и документацию. Но до сих пор нам не хотят давать разрешение на работу оффлайн магазина», – отметил он.

По его словам, сейчас они работают только как интернет-магазин. И кроме этого, переформатировали работу своих соцсетей, которые фактически стали информационной площадкой, где рассказывается о том, что происходит в стране.

«Резонансный случай»

Также своей историей о том, как из-за репрессий властей фактически была прекращена работа площадки Ulej.by, поделилась ее директор Алина Лисакович.

«11 июня все счета нашей компании были заблокированы. Перестали проходить платежи. Мы вначале думали, что это техническая ошибка. Затем узнали, что наши счета были заблокированы решением Департамента финансового мониторинга КГК. Неделя ушла на то, чтобы узнать, по какой причине это произошло», – рассказала она.

Лисакович добавила, что изначально причину блокировки им озвучили так: подозреваются в участии в террористической деятельности и сбыте оружия массового потребления.

Алина Лисакович пояснила, что на самом деле являлось целью деятельности краудфандинговой платформы. Это, по ее словам, предоставление возможности собирать деньги на различные инициативы и проекты: культурные, социальные и т.д. А на сервисе MolaMolа запускались проекты благотворительные.

«В общем, то, что произошло, это был резонансный случай. А через неделю основатель платформы Эдуард Бабарико был задержан. С нашей стороны были предприняты шаги по разблокировке счетов и продолжению деятельности», – отметила она.

Однако, рассказала Алина Ливкевич, ответ, почему платформу заблокировали и что нужно сделать, чтобы доказать, что на ней не занимаются преступной деятельностью, никто давать не хотел. Дело было передано в КГБ. В данный момент идет расследование.

«Поскольку следствие ведет КГБ, мы не можем не запускать, ни завершать проекты, ни в целом работать. Наша деятельность полностью остановлена, а еще в мае мы хотели выйти на другие рынки, в частности, на украинский», – сказала Ливкевич.

Что можно сделать?

Из-за участия в акциях солидарности или после того, как они другими способами заявили о своей гражданской позиции, ряду белорусских компаний пришлось приостановить свою деятельность или перевести бизнес в другую страну.

Как считает Алина Ливкевич, какое решение в данной ситуации будет правильным для компаний, которые подверглись репрессиям, сложно сказать.

«Все зависит от каждого отдельного случая. Потому что у каждой компании своя финансовая модель. Если есть возможность переводить бизнес в другую страну, наверное, так и нужно делать. В нашей ситуации самое правильное решение было приостановить деятельность, снизить все операционные расходы. Надеюсь, ситуация изменится, и мы сможем продолжать начатое и вернуться к своей деятельности. У нас было много планов», – подчеркнула она.

Павел Белоус сослался на специфичность своего бизнеса. Он рассказал, что им поступали предложения перевести бизнес в Литву и оттуда заниматься распространением и доставкой продукции с национальной символикой.

«Вот недавно был случай, когда на границе были арестованы тысячи посылок с бело-красно-белыми флагами. Это посылки, идущие к нам из-за границы, – обратил внимание он. – Люди через AliExpress заказывали флаги и другие вещи с символикой, а сейчас эти посылки не пропускают. То есть такая продукция сегодня очень востребована. Поэтому мы решили, что пока будем работать в Беларуси, пусть и не в полную мощь, учитывая закрытие оффлайновой точки продаж».

Сейчас план выжить, сохранить коллектив, «не сесть», не быть искалеченным или убитым, заключил он.


Няма запісаў для адлюстравання