“На перевоспитание” в колхоз: как власти Беларуси борются с бастующими

670
Рабочие у проходной
Рабочие у проходной "Гродно Азота", конец сентября

Бастующих белорусских рабочих увольняют с заводов и даже отправляют “на перевоспитание” в колхоз. О тех, кто все же решился присоединиться к стачке, и о том, чем им это грозит – у DW.

Часть рабочих некоторых белорусских заводов и фабрик, несмотря на угрозы со стороны властей, продолжают участвовать в забастовке, начатой 26 октября по призыву экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской. Их действия не приобрели массовый характер, в большинстве случаев все проходит в форме так называемой итальянской забастовке (предельно строгое выполнение должностных инструкций, фактически выливающееся в саботаж. – Ред.). Но есть и те, кто открыто заявляет о своей позиции.

“Самые смелые готовы идти на такой мужественный шаг, зная, какие репрессии на них могут обрушиться. Минимум – это увольнение, но могут быть и уголовные дела, и административный арест, и все, что угодно”, – поясняет глава Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александр Ярошук. DW встретилась с тремя поддержавшими забастовку и выяснила, чем для них обернулось это решение.

С БелАЗа – “на перевоспитание” в колхоз

“Общенациональная забастовка в Беларуси не состоялась и не могла состояться”, – утверждает премьер-министр Беларуси Роман Головченко. Тем не менее даже открыто к стачке каждый день присоединяются новые рабочие госпредприятий. Среди них – Сергей Валентюкевич с БелАЗа. С завода его пока не уволили, но отправили “на перевоспитание” в колхоз. Почему администрация приняла именно такое решение, парню не сказали.

Валентюкевич признается, что для него последним аргументом в пользу присоединения к забастовке стали не политические, а экономические причины – рабочему без объяснений урезали зарплату за последний месяц на 400 белорусских рублей (более 100 евро). “Забастовку Тихановской я тоже поддерживаю, просто то, что я указал (в уведомлении о прекращении работы. – Ред.), стало точкой. У меня выхода не остается.

На руки я почти ничего не получил”.

В итоге в его уведомлении помимо общих требований, касающихся отставки Александра Лукашенко, освобождения политзаключенных и прекращения насилия со стороны силовиков, есть еще один пункт, в котором Валентюкевич требует увольнения начальника цеха и мастера участка. Когда парень написал уведомление о начале забастовки, ему дали наряд на 23 рубля (8 евро – Ред.).

“Я сказал, что выполнять не буду, у меня забастовка. На меня составили акт, что я не работал, а в конце смены предоставили две бумаги: наказание. Я задал вопрос, могу ли я проконсультироваться у юриста, – отказали. Я не стал подписывать, после чего мне сунули документы – (отправляйся. – Ред.) в колхоз”, – делится Сергей Валентюкевич. Начальство пояснило, что это не увольнение – его отправляют “на перевоспитание”.

Уволили, пока была в отпуске

Янина Малаш – одна из 25 уволенных с Минского электротехнического завода. Об этом Малаш, сборщица деталей для электротрансформаторов, узнала 11 ноября. У девушки закончился отпуск, она пришла на работу и с удивлением обнаружила, что ее пропуск заблокирован. Охрана предложила пройти в отдел кадров.

Малаш признается, что участвовала во всех акциях протеста, которые были на заводе после 9 августа. Начальство о ее позиции знало. 16 сентября девушка получила выговор за то, что полчаса простояла в цепи солидарности недалеко от проходной: “Поскольку у нас политические мотивы не могут быть причиной для забастовки, написали, что я отсутствовала на рабочем месте. Меня не было всего полчаса, и я должна была получить предупреждение. До этого у меня не было дисциплинарных взысканий”.

Янина Малаш также ходила к замдиректора завода с требованием провести для рабочих настоящий инструктаж по технике безопасности и отказывалась работать, пока этого не будет сделано. По ее словам, как правило, инструктаж никто не проводит, и все просто расписываются в журнале, что якобы ознакомлены с правилами. Из-за решения этих вопросов Янина не работала пару часов. Позже на Малаш составили докладную, после чего уволили, пока девушка была в отпуске.

Тем не менее, оказавшись в сложной ситуации, Янина Малаш получила поддержку единомышленников, что позволило ей решить как финансовые, так и жилищные вопросы (она жила в заводском общежитии и вынуждена была выселиться оттуда в течение месяца после увольнения). По словам Малаш, помогли ей на онлайн-платформе “Честные люди”, а правовую поддержку оказал один из независимых профсоюзов.

ОМОН гнал рабочих на смену дубинками

Аппаратчик “Гродно Азота” Валерий Шевченко к забастовке присоединился, но пока не уволен. Его смена работала на заводе в ночь с 25 на 26 октября, когда началась стачка. “Мы об этом знали, ждали вторую смену, но надеялись, что сменщики все-таки не выйдут”, – вспоминает Шевченко. По его словам, коллег, которые должны были приступить к работе, ОМОН гнал дубинками на завод, в автозаках их ставили на колени, при этом кричали: “Вы будете работать на нас!”.

“Было обидно, ведь мы не скот, чтобы с нами так обращаться. В итоге смену у нас не приняли, а мы ее и не сдали. В общей сложности я провел на рабочем месте 36 часов. Мы ничего не делали, все функции по поддержанию технологического процесса выполняло начальство”, – продолжает Шевченко.

После у него начались выходные, затем он ушел на больничный, по окончании которого на работу решил не идти: “Если честно, я ждал, что меня уволят по статье, но пока этого не произошло, потому что у нас кадровый голод. Да, вместо уволенных бастующих набрали работников с других предприятий, но даже через полгода стажировки они не смогут в полной мере освоить производственный процесс”.

Пока Валерий не собирается возвращаться на завод, хочет начать собственное дело – организовать творческую мастерскую и делать статуэтки, диорамы, разрабатывать дизайнерские решения для интерьера: “Конечно, мне бы хотелось вернуться на наше предприятие уже в новой Беларуси, но сейчас приходится осваивать другие направления. Пока не планирую уезжать из страны, не смогу и оставаться в стороне от происходящего”.

Говоря о своих перспективах, отправленный “на перевоспитание” в колхоз рабочий БелАЗа Сергей Валентюкевич, предполагает, что руководство завода просто дождется окончания в феврале его контракта и не будет заключать новый. Хотя пока ему никто ничего не говорил. Зато парня активно поддержали многие белорусы: “Мне пишут в соцсетях, обещали юридическую и адвокатскую помощь”.

 


Няма запісаў для адлюстравання