Александр Класковский: Сюжет перемен в Беларуси будет очень драматичным

11542
Силовое подавление протестов в Минске 23 сентября 2020 года. Фото Павла Кричко
Силовое подавление протестов в Минске 23 сентября 2020 года. Фото Павла Кричко

Александр Лукашенко заявил, что уйдет со своего поста не вдруг, а «когда надо». Это прозвучало в интервью лояльным СМИ 13 ноября. Ясности насчет перспектив смены власти в Беларуси его пространные откровения не прибавили, пишет в своем телеграм-канале политический обозреватель Александр Класковский.

Александр Класковский
Александр Класковский

В его трактовке уходить всегда не время, потому что на страну покушаются внешние и внутренние враги. А еще вождь благороден и не может оставить соратников на растерзание. Эта мотивация прозвучала и в интервью 13 ноября.

Итак, с одной стороны – признает, что пересидел, с другой – страшно за страну. Каков же выход? По мысли вождя, «надо спокойно договориться. Если Лукашенко уходит, чтобы в стране было тихо и спокойно».

Да, но с кем Лукашенко собирается договариваться? Он похвально отозвался об инициативе выпущенного из СИЗО КГБ Юрия Воскресенского: тот-де «там уже вокруг себя собрал несколько десятков человек, которые включились в этот диалог». Лукашенко пообещал с ними встретиться.

Тем самым он, похоже, проговаривает пункты проекта, за которым торчат уши спецслужб: замутить псевдодиалог с псевдооппозицией. При этом вождь заявил, что «с предателями и террористами» диалог вести не намерен. Похоже, в эту категорию вносятся все, кто не согласится войти в проект «Воскресенский».

В частности, Лукашенко отверг возможность диалога со своей главной соперницей Светланой Тихановской. Но априори выбрасывать ее из диалога означает перечеркивать волю массы соотечественников, которые находятся здесь, в Беларуси, и смиряться с тем, что их голоса украли, не согласны.

Далее: утвердить новую Конституцию предполагается на референдуме. При этом же ЦИКе, на 120% контролируемом Лукашенко. И, скорее всего, по той же схеме силового беспредела, по которой прошла минувшая президентская кампания. Потому что иначе Лукашенко референдум не выиграть, учитывая, сколь массово белорусы не приемлют его политику.

А если проводить референдум по беспределу, то, во-первых, это может вызвать еще более мощный взрыв протестов. Во-вторых, если Лукашенко продавит свою Конституцию через удушение свободного волеизъявления, то ей будет грош цена, и выходу из внутриполитического кризиса она ни в коей мере не поспособствует.

В общем, при Лукашенко никакая стабильность уже невозможна. А значит, и уверенности в завтрашнем дне у него не будет. Перспектива уступок оппонентам, серьезной (а не декоративной, как планируется) переделки политической системы, транзита власти будет представляться катастрофой.

И когда он эмоционально заявляет: «Никакого транзита власти! Никаких преемников», – то, похоже, просто гонит прочь мерзкую мысль, что когда-то придется кому-то уступить кресло.

Он слишком любит власть, слишком недоверчив и слишком опасается за свою и своих родичей безопасность в случае ухода.

И это означает, что сюжет перемен в Беларуси будет очень драматичным.


Няма запісаў для адлюстравання