Валерий Карбалевич: Три месяца революции

352
Марш протеста в Минске 11 ноября 2020 года. Фото Павла Кричко
Марш протеста в Минске 11 ноября 2020 года. Фото Павла Кричко

Белорусы понимают только язык силы, на этом языке и будем приучать их к порядку.
Командир спецподразделения МВД «Алмаз» Виктор Зураев

Исполнилось ровно три месяца с момента начала массовых протестов белорусов против авторитарного режима Лукашенко. Белорусская революция уже вошла в историю. Причем не только национальную. Она уже стала частью мирового демократического наследия. И, что самое важное, она продолжается, перспективы ее завершения не просматриваются даже на горизонте. О белорусских протестах в своем телеграм-канале рассуждает политолог Валерий Карбалевич.

Валерий Карбалевич. Фото из открытых источников
Валерий Карбалевич. Фото из открытых источников

Правящий режим видит единственный способ самовыживания в наращивании масштаба, распространения и жестокости репрессий. Хотя до сих пор казалось, что дальше увеличивать их уже невозможно. За три месяца задержано около 20 тысяч человек. Подобных масштабов преследования людей по политическим причинам Беларусь не знала со времени фашистской оккупации.

Зачистка осуществляется последовательно, методично, планомерно, причем это происходит за счет уничтожения важнейших элементов жизнедеятельности страны и общества.

Важно подчеркнуть, что политические репрессии осуществляются не только правоохранительными органами, но и всем государственным аппаратом. Увольнения нелояльных работников производятся администрацией предприятий. Администрация вузов отчисляет студентов, а военкоматы оперативно забирают их в армию. Санстанции закрывают бизнесы, подозреваемые в участии в забастовке. Образовательные учреждения, в том числе администрации детских садов, угрожают отобрать детей у политически неблагонадежных родителей. И так далее.

И именно осуществление репрессий, а не выполнение своих обычных функций, сегодня является приоритетом в работе всех государственных структур. Ради борьбы с оппонентами режим готов жертвовать абсолютно всем.

Например, с госпредприятий увольняют уникальных специалистов, без которых заводы полноценно работать не могут. И никого не волнует, как это повлияет на производство.

Хватают и сажают в тюрьму известных врачей. 7 ноября во время акции протеста у первой больницы в центре Минска было задержано 57 медиков, три четверти из них – женщины. И это в момент острой фазы пандемии COVID-19, когда больницы переполнены, медицинский персонал в дефиците. Борьба с коронавирусом быстро превращается в войну с врачами. Режим пробивает с каждым разом все новое морально-психологическое дно.

Репрессивную машину не останавливают никакие былые заслуги людей. Напротив, чем громче имя, тем у него больше шансов попасть в кутузку.

Разгромлен Купаловский театр, Гродненский драматический театр. Уволили звезд Большого театра Беларуси. Разрушается национальное культурное достояние.

В Минске за неделю задержали десяток музыкантов (Андрусь Такиндаг, известный джазовый саксофонист Павел Аракелян и другие) за то, что играли во дворах.

Пятого ноября Александр Лукашенко заявил, что дал распоряжение командующему пограничными войсками «не впускать в страну… «умных» белорусов, которые выехали за пределы нашей страны» учиться или работать.

То, что это противоречит Конституции Беларуси, никого не волнует. Лукашенко, понимая, что в рамках правового поля он удержать власть не сможет, сознательно отбросил право как институт. А когда не действует закон, то прав тот, у кого сила.

Ну а то, что правящему режиму не нужны умные, давно не секрет. Единственное, что непонятно, каким образом пограничники отделяют умных от глупых.

На прошлой неделе властями одним махом осуществлен переход к новому качеству политических репрессий. Задержанных в ходе воскресного марша протеста стали привлекать к ответственности в соответствии с Уголовным кодексом, а не Административным кодексом, как это было раньше. Речь идет о статье 342 УК (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок).

Таким образом, теперь граждане, задержанные во время уличных митингов, будут объявляться уголовными преступниками. Потенциально это может затронуть большинство белорусов. Пропустить большую часть граждан через сито политических репрессий – это значит сделать хорошую прививку от такой вредной с точки зрения властей болезни как пробудившееся чувство человеческого достоинства.

Таким образом, в ХХI веке в центре Европы проводится редкий в сегодняшнем мире кристально чистый эксперимент, когда ради власти одного человека жертвуют жизнедеятельностью целого народа.

Седьмого ноября в Беларуси запущена атомная электростанция. Этот проект был с самого начала сомнительным. АЭС не столько решает старые проблемы страны, сколько создает новые. В частности, чтобы поглотить избыток электроэнергии, который появится в Беларуси, необходимы серьезные капвложения в инфраструктуру. К тому же с 2023 года придется выплачивать России большой долг в $ 7 млрд. И самое главное, Беларусь превратилась в государство, ряд функций которого атрофировались. ОМОН – наиболее эффективно работающий институт в стране – не подходит для обеспечения радиационной безопасности. И это уже становится международной проблемой.

Усиливается давление на Беларусь со стороны мирового сообщества. 6 ноября ЕС ввел санкции в отношении еще 15 лиц из высшего руководства Беларуси, включая Лукашенко. Опубликован доклад ОБСЕ по Беларуси, призывающий к проведению новых выборов в стране. Победа на американских выборах Джо Байдена предположительно должна усилить внимание США к проблеме демократии в нашей стране.

В минувшее воскресенье власти решили дать решительный бой протестному движению. Были мобилизованы все силы. В Минск привезли милицию из регионов. По существу, в столице было введено осадное положение. Хватали и били как в худшие времена. До поздней ночи за митингующими охотились микроавтобусы с ОМОНом. Задержано 1200 человек. Не исключено, что всех их будут преследовать по статье Уголовного кодекса.

Следует отметить, что в какой-то мере такая тактика силовиков дала свои плоды. Митингующих удалось разделить на части, не дав им сойтись в одном месте. И уже разогнать по отдельности.

Почему власти не подождали, пока сам протест по естественным причинам постепенно не утихнет, а решили форсировать процесс? На наш взгляд, по нескольким причинам.

Прежде всего нетерпение. Для правящей команды невыносимо наблюдать, как каждое воскресенье столица превращается в праздник свободного народа.

Во-вторых, власти почувствовали психологическую усталость протестующих и решили воспользоваться ситуацией, чтобы добить противника в момент его слабости.

В-третьих, протест в регионах практически утих, сведен к минимуму. Поэтому местную милицию смело можно перебросить в Минск.

В-четвертых, трехмесячное противостояние – это борьба на измор, на истощение противника. Кто первый не выдерживает напряжения, тот и проиграл. Можно предположить, что силы МВД на исходе. Поэтому нужно побыстрее, одним махом положить конец протестам и наконец вздохнуть с облегчением.

В-пятых, надо провести политическую зачистку до того, как начнется ухудшение экономического положения в стране. А это ухудшение уже видно на горизонте.

В-шестых, можно предположить, что Россия давит. Российские эксперты выдвигали различные гипотезы о том, что Путин дал Лукашенко ограниченное время для наведения порядка. И последний не укладывается в график. Поэтому Лукашенко сейчас форсирует события.

Другое дело, оказался ли расчет властей верным? Не приняли ли они желаемое за действительное, временный спад протестов за их конец? В последнее время они уже много раз ошибались.


Няма запісаў для адлюстравання