Егор ЛЕБЕДОК: «Заразился на охоте…»

161
Егор Лебедок
Егор Лебедок

Заведующий лабораторией в ГНПО «Оптика, оптоэлектроника и лазерная техника», автор популярного телеграм-канала о военной и информационной безопасности Беларуси Егор Лебедок рассказал «Народной Воле», что перенес двустороннюю вирусную пневмонию. Он лечился 23 дня, из которых 13 провел в больнице под капельницами. 

«Я заразился 10 октября, а 13 октября температура резко подскочила до 38,5 и росла в течение восьми дней до 39,5 (39,9 в пике), плохо сбивалась (до 37,5 в лучшем случае), – поделился пережитыми ощущениями белорусский ученый и бывший депутат Смолевичского районного Совета депутатов 26-го созыва от Жодинского избирательного округа №1. – Терапевт в первый осмотр просто поставила диагноз «острые инфекции верхних дыхательных путей множественной и неуточненной локализации» и дала больничный на три дня. Тест сдал на шестой день после заражения, брали кровь из вены, и результат был отрицательный. Показал отрицательный результат такой же тест и у моих двух болевших друзей.

К шестому дню болезни стало понятно, что развивается воспаление легких. Сначала терапевт предложила сделать рентген в нашей Смолевичской больнице, но сказала, что лучше сделать КТ, потому что рентген может ничего не показать.

КТ делал платно в Минске. Результат: двустороннее воспаление, хотя прослушивалось изначально по хрипам только одностороннее (врач в больнице, где потом лежал, сказала, что при COVID практически всегда двустороннее).

При решении о госпитализации сделали еще один тест на коронавирус (уже бесплатно и по инициативе врача), брали кровь из пальца и через 20 минут сообщили, что результат положительный.

Одному моему другу с температурой 37,0 и после отрицательного теста по крови из вены на третий день закрыли больничный и сказали идти на работу; он сделал потом мазок в Минске, тот подтвердил заболевание, и ему снова открыли больничный.

На 24 октября в Смолевичской больнице еще не оборудовали отделение под больных COVID-19, поэтому меня положили в Минский областной противотуберкулезный диспансер (Боровляны), весь корпус которого отвели под коронавирус. Клинические проявления болезни весной и сейчас, по словам врача в больнице, которая с марта занимается лечением COVID-19, отличаются. Вирус мутирует, и иммунитет к нему держится до полугода (это максимум), но в реальности существенно меньше. Повторных случаев болезни (весной и сейчас) уже хватает.

Отмечу, что я не курю, хронических заболеваний не имею и не жиробас (хотя 10–12 килограммов лишних есть), последний раз к врачу обращался в 2006 году. В корпусе умер мой ровесник – 38 лет. Конечно, чем моложе, тем болезнь протекает легче или бессимптомно, но бывают и исключения…»

– Егор, как думаете, где вы подхватили эту хворь?

– Скорее всего, заразился на охоте. Без маски был в машине с человеком, который самым первым из всех нас слег. Хотя, может, это и не он заразил – тогда у него симптомов не было.

– А вы маску носили в общественных местах?

– Периодически носил.

– Тест сразу сделали?

– У меня взяли кровь из вены в поликлинике. А в больнице уже взяли экспресс-анализ из пальца, и тоже подтвердился коронавирус. ПЦР-тест мне не делали.

– Говорят, анализы по крови бывают и ложноположительные, и ложноотрицательные…

– Да. Но у меня симптоматика была говорящая, поэтому врачи и не сомневались.

– Обоняние пропало?

– Кстати, ни у кого из шести человек, лежавших со мной в палате, обоняние не пропало. Зато у всех была высокая температура и, мягко говоря, неважное самочувствие.

– На кислороде были?

– Нет, у меня было состояние средней тяжести, двусторонняя пневмония. Если надо было подняться на четвертый этаж или быстро пройтись, тогда чувствовал одышку, а так все в порядке было с дыханием. А парня, который, как я предполагаю, меня заразил, только в пятницу сняли в аппарата ИВЛ. Но он и постарше меня – ему 56 лет. У него сразу и ритм сердечный сбился, и он быстро в реанимацию попал.

Лечили меня цефтриаксоном и левофлоксом (антибиотики в капельницах), плюс делали в живот уколы гепарина. Пролежал в больнице 13 дней. Один нюанс, который следует учитывать на начальной стадии болезни! Терапевт в Смолевичах при подозрении на воспаление мне прописала антибиотик азитромицин, я принимал его пять дней. Врач в Боровлянской больнице сказал, что это нехорошо, поскольку он лишь повышает резистентность микроорганизмов, обуславливающих воспаление, поэтому курс антибиотиков в больнице мне сделали большим по объему и длительным. В целом лучше не пить антибиотики без разбора и пораньше лечь в больницу при признаках воспаления легких.

– Какие рекомендации вам дали в больнице перед выпиской? Что теперь надо делать? Витаминотерапия?

– Витамины, антиоксиданты. И печень восстанавливать – ее болезнь садит, ну и плюс 13 дней на антибиотиках сказываются.

Мне после капельниц как-то сразу гораздо легче стало. Температура ушла на второй-третий день пребывания в больнице. В палате были те, кому 2,5 литра физраствора в день вливали – дезинтоксикация организма.

В идеале, конечно, если у вас температура, которая не сбивается на 4–5-й день, нужно делать КТ легких, брать направление. И уже по результатам либо в больницу ложиться, либо переходить на более серьезное лечение, с антибиотиками.

– Как теперь самочувствие? Нет страха, когда видите, что многие без масок ходят?

Хожу в маске – чтобы других не заразить. Вы можете перенести вирус на ногах, а ваши родные, близкие и друзья могут умереть или выпасть из жизни на 23 дня. Со мной в палате лежал 55-летний мужчина – он в больнице с 11 сентября!

Ну и у меня самого еще иммунитет ослаблен, маска нужна, чтобы какой-то даже простой вирус не подхватить. Сейчас, в принципе, любая болячка, которая раньше проходила легко и незаметно, может дать осложнение…

– Берегите себя, иммунитета вам крепкого!

– Спасибо! И вам тоже.

Публикация – из № 89 газеты «Народная воля». Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.


Няма запісаў для адлюстравання