«Россия будет вынуждена покупать ненужную электроэнергию с опасной АЭС Беларуси по политическим причинам» — физик-ядерщик

485
БелАЭС
Фото https://theins.ru

Литва потребовала от Беларуси остановить пуск атомной электростанции, построенной у литовской границы. Вильнюс считает необходимым остановить ввод станции в эксплуатацию, поскольку признал БелАЭС небезопасной и нарушающей международные требования в сфере ядерной энергетики. Парламент республики объявил станцию угрозой национальной безопасности, а также законодательно запретил покупку и экспортный пропуск ее электроэнергии через свои сети.

Эксперт программы «Безопасность радиоактивных отходов», физик-ядерщик Андрей Ожаровский рассказал The Insider, что проект БелАЭС является не только опасным, но и убыточным.

Любая атомная электростанция опасна, и в этом смысле тревоги соседей Беларуси обоснованы. Конкретно с этой атомной станцией есть несколько историй. Например, Беларусь и Литва являются сторонами Конвенции ЕЭК ООН «Об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте». Это означает, что перед тем, как реализовывать проект, который может оказать влияние на соседнюю страну, должны быть проведены консультации. Права вето у соседей нет, суверенитет эта конвенция не затрагивает. Это такая международная норма, и смысл её в том, что существуют проекты, такие как гидростанции, химические предприятия, полигоны отходов, которые могут располагаться недалеко от границ стран и представлять серьезную угрозу.

В случае с белорусской атомной станцией выбор площадки довольно странный. Во-первых, она находится вдали от индустриальных районов страны, там нет крупных предприятий, зато там находятся Браславские озера, это курортная зона. Во-вторых, АЭС находится в 30 км от границ с Литвой и в 40 км от пригородов Вильнюса. То есть, белорусы решили построить атомную электростанцию рядом со столицей другого государства. В-третьих, правда это никак не связано с Литвой, этот районе сейсмоопасен, там произошло Гудогайское землетрясение.

Литва и Беларусь начали консультации о строительстве АЭС, но само решение было принято и строительство началось до того, как консультации закончились. Для Литвы это было своеобразной пощечиной. У нее спросили: «Вы не возражаете, если мы тут построим?», Литва сказала: «Погодите, давайте обсудим, у нас есть вопросы», а Беларусь говорит: «Ну, мы все равно стройку начнем, а с вами будем продолжать разговаривать». Это первый такой камушек. Сейчас доказано, что Беларусь — и это не мое мнение или мнение Литвы, а мнение Конвенции — нарушила свои обязательства. Минск также нарушил свои обязательства и по другому документу — Орхусской конвенции «Об участи в принятии экологических решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды». Это тоже конвенция ООН, и Беларусь и её нарушила тем, что арестовывала и преследовала активистов антиядерной кампании, и меня в их числе.

Получается, что с юридической точки зрения Островецкая АЭС — это уникальный объект, из-за которого Беларусь была вынуждена нарушать обязательства. Если бы консультации с Литвой проводились нормально, всем бы стало понятно, что такой объект нельзя строить рядом с границей чужого государства. Если бы прислушались к мнению белорусской антиядерной кампании, противников ядерной станции, — ученых, специальных организаций — то стало бы понятно, что аргументы сторонников строительства атомной станции несостоятельны.

Причина текущей позиции Литвы не только в естественном нежелании иметь опасные объекты рядом со своей границей, здесь может быть ещё одна важная вещь — это история самой Литвы. В стране была атомная станция, которая была закрыта в рамках вступления в Евросоюз, потому что там использовались такие же реакторы, как в Чернобыле. Долгое время в Литве люди говорили, что хотят новую станцию, был проведен общенациональный референдум, и на нем литовцы отказались иметь какую-либо АЭС. Это важно для понимания атмосферы.

То, что Литва в знак протеста приостановила закупку электроэнергии в Беларуси, с экономической точки зрения является смертельным ударом по БелАЭС — так она никогда себя не окупит. Единственное обоснование такому расположению станции было в том, что её хотели расположить поближе к закрытой Игналинской станции, чтобы использовать ее распределительные сети и транспортировать электроэнергию в первую очередь в Литву, и во-вторую очередь туда, куда получится.

Были очень смешные попытки российских компаний заключить контракт на закупку белорусской электроэнергии. Сейчас спроса нет, и это будет означать огромные расходы для Беларуси — они будут вынуждены либо консервировать, либо отключать от сети и обеспечивать участок без атомной энергии. Это сложные для понимания вопросы, но реакторы сами время от времени выключаются автоматикой, это не дает им взорваться. Это бывает обычно один раз в год. И чтобы электросети не легли, чтобы не было отключений, должны быть резервные мощности в работе, которые включаются в сеть мгновенно. А это будет очень сложно, потому что там очень мощный реактор в 1200 мВт.

Теперь у Беларуси есть три варианта. Первый — это закрывать генерации, а людей увольнять. Второе — искать новые рынки сбыта, что невозможно. И самый безумный проект, который видимо и будет реализован, — это поставки электроэнергии в Россию, а у нас там есть своя атомная станция. Мы вынуждены будем покупать это электричество по политическим причинам. Это будет ужасно, если мы будем во второй раз субсидировать опасную и никому не нужную электростанцию тем, что будем покупать электроэнергию, которую надо будет на 500 км перекачивать в уже избыточную Смоленскую область.

И третий вариант — это поднимать какой-то внутренний спрос на электроэнергию. Лукашенко уже заявил, что они будут переводить города с обычного отопления на электрическое, что выглядит несколько странно, поскольку это тоже огромные расходы. Представьте себе город среднего размера, который в данный момент отапливается традиционно, и нужно уничтожить одну систему отопления и включить другую, которая будет сбоить, потому что будут выключения реактора.

Проект этой электростанции непродуманный, он изначально был политизирован. Лукашенко заявлял, что хочет уйти от зависимости от энергопоставок из России, что является чушью: да, они будут меньше покупать российского газа, но больше — российского урана. И то, и другое — это зависимость от России. Вот если бы построили солнечную станцию или ветровую, тогда бы выиграли, солнце не надо ни у кого покупать.


Няма запісаў для адлюстравання