«Не верите мне — приедет министр здравоохранения». Что Кочанова говорила студентам БГУ

299
Наталья Кочанова
Наталья Кочанова

Глава Совета Республики Наталья Кочанова 3 ноября приехала на встречу со студентами Белорусского государственного университета. Студенты говорят, что сперва это мероприятие анонсировалось как разговор с ректором вуза Андреем Королем, однако буквально в начале мероприятия выяснилось, что на нем будет присутствовать глава Совета Республики. TUT.BY прислали аудиозапись со встречи, которая длилась более трех часов, — цитируем самые яркие моменты.

О том, что происходило на избирательных участках

«Вы знаете, что голосование проходит с 8 до 20 по закону. По закону в 20 часов избирательные участки должны закрыться. Тогда, когда образовались на некоторых избирательных участках, еще раз повторяю — на некоторых избирательных участках огромные очереди, было принято решение ЦИК: дать людям проголосовать.

Мы, члены Совета Республики, разговаривали, потому что все были на своих рабочих местах. Мы же держим связь с председателем исполкома, видим, какая ситуация в городе. Действительно, есть районы, где огромные очереди, толпы просто людей собрались. Я своим коллегам — а мы, члены Совета Республики, имеем право зайти на любой избирательный участок, чтобы оценить ситуацию, — говорю: „Послушайте, давайте мы выйдем на эти избирательные участки, чтобы хотя бы поддержать эти комиссии, потому что работать очень непросто“.

Я звоню, начинаю уточнять, где есть очереди. Буквально через 20 минут, максимум 30 я звонила, и мне уже: там очереди нет, там очереди нет, там нет. О чем это говорит? О том, что многие там просто собирались, чтобы выразить протест и создать неудобства для власти».

«Члены избирательной комиссии — там 20 человек, 30 человек или сколько их там было — плюс наблюдатели. То есть они все фальсифицировали? Прекратите, я вас умоляю. Скажите, а ваше желание пойти наблюдать за выборами — оно складывалось из каких [посылов]? Что вам не нравилось в государстве, в стране? То, что сейчас вы каждый начнете рассказывать ваши наблюдения… Я, понимаете, слабо в это верю. У меня свое мнение. А то, что происходило на избирательных участках в городе Минске (в Минске, потому что в других городах по большому счету такого не было), когда с участковых комиссий людей увозили в автозаках, потому что заблокировали избирательные участковые комиссии, я такого не встречала вообще».

О событиях 9 августа

«Мне так хочется с вами поговорить. Почему вы — такие молодые — такие агрессивные? <…> Закрутили общество, и в том числе молодежь, настроили вот на тот протестный лад, который мы потом увидели. Потому что я честно вам скажу, искренне скажу: я никогда, никогда не думала, что в нашей стране может это произойти. Никогда. Потому что никаких для меня, казалось, предпосылок, чтобы это произошло, я не видела в нашей стране. И вот я сажусь в машину [9 августа, после окончания работы участков], мы едем по проспекту Победителей. И уже толпы — это было минут 20 десятого, — уже толпы разъяренной молодежи неслись нам навстречу, кричали: «Жыве Беларусь!»

О БЧБ-флаге

— Почему мы — враги? Почему по белорусскому телевидению показывают, что если кто-то выходит с бело-красно-белым флагом, то он — фашист и предатель? — спросил один из студентов.

— А что, бело-красно-белый… Вы историю…

— Я — историю? Клавдий Дуж-Душевский, который разрабатывал этот флаг, помогал евреям в годы войны, погиб и так далее, и тому подобное. Не важно, какой у человека флаг, главное — что у него в душе. Передайте Александру Григорьевичу, если можно: не надо давить на бело-красно-белый флаг. Признайте его законным, и это будет вам большой козырь. Совет молодежи вот, если хотите. (Все аплодируют.)

— Я ждала этого, а теперь я вам скажу. <…> Мнение свое вы можете иметь. Но, Александр, его надо высказывать цивилизованно, — ответила Наталья Кочанова.

О Тихановской

«Я, чтоб вы знали, со Светланой Тихановской тоже встречалась. И с Дмитриевым. И со всеми я встречалась еще до выборов (речь, вероятно, идет о встрече 30 июля 2020 года в ЦИК, куда пригласили всех кандидатов в президенты в связи с задержанием в стране «боевиков ЧВК Вагнера». Кочанова присутствовала на встрече как доверенное лицо кандидата Лукашенко. — Прим. TUT.BY). И я прекрасно видела и отдавала себе отчет, кто что из себя представляет. Для того, чтобы быть президентом страны, мало красиво говорить. Вы должны понимать, что президент страны должен быть сильный политик. Потому что та страна, которая есть у нас, Беларусь, не имеет своих ресурсов».

«Это ужас, когда перед тобой человек сидит и говорит: «Я ничего не понимаю в политике, вы мне объясните». С таким президентом далеко ты не уйдешь. Ты тут же рухнешь завтра. Просто по одной простой причине: для того, чтобы удержать такую страну, надо не просто быть политиком (неразборчиво), чтобы лавировать между Востоком и Западом и всеми другими странами — это очень непросто. <…> Думать о том, что завтра придет кто-то из ниоткуда, вообще далекий от политики, и мы воспрянем — это утопия. Это такое заблуждение!»

О том, как будем жить дальше

«Я всегда говорю: знаете, есть люди удобные, есть неудобные. А это — наши люди. Как с ними работать? Как работали всегда. Ничего в этом не вижу. Вы думаете, 9 августа не было людей, которые думают по-другому? Были. Я накануне встречалась с такими людьми. Лида, Пинск, Барановичи — я встречалась. Я их приглашала в аудиторию, я с ними разговаривала. Вы это видели. Так и будем работать.

Главное — то, что мы делали всегда, и то политическое достижение, которое у нас есть — социально ориентированное государство, поддержка людям — было, есть и останется. Никуда оно не изменится. Если у вас другое мнение — ради бога. Сегодня насилие, вы говорите. Насилие порождает насилие — это правда. Но так как, когда бросаются на ребят, надо было поступить по-другому? А вы посмотрите на другие страны. Поэтому как работали, так и будем работать. И все — наши люди. Поэтому как бы вам нравилась или не нравилась власть, она сегодня у власти.

Я тоже представитель власти. И я не считаю, что я свою жизнь прожила, своей работой сделала что-то плохое для народа».

«Государство понимает: и президент, и правительство, что это [предприятия] – люди. Это работа, это стабильный заработок. И поэтому [работа] идет на то, чтобы сохранить промышленные предприятия. В Украине было 7 нефтеперерабатывающих заводов, сегодня нет ни одного. Вы этого хотите? Я — не хочу».

О чем беспокоится власть

«Я не о себе беспокоюсь. И президент беспокоится не о себе. Поверьте. Мы беспокоимся о том, как будете жить вы, наши дети и внуки. Вы уже практически мои внуки. И я хочу, поверьте, чтобы вы жили в мирной стране. Вы и ваши дети. Если полетят бомбы, если будет конфронтация, если общество разделится, как сегодня… Ну, что сделали вы мне плохого? Или я? Ничего. Почему мы должны идти на конфронтацию друг с другом? Вчера, когда мы были с президентом на МЗКТ, я стояла и рабочим сказала, я отошла в сторону: «Слушайте, мне стыдно за вас. Мне стыдно». А почему? <…> Я проехала огромное количество людей и аудиторий, с которыми встречалась, по всей нашей стране. Нигде, никто мне в предвыборный год, еще раньше, не сказал: «Наталья Ивановна, слушайте, да у нас тут беспредел». Говорили о том, что надо земля на строительство дома. Пожалуйста, тебе земля. Понимаете, вы выросли во время, когда все воспринимается как данность».

Об акциях протеста

«Вы ходите на эти акции по доброй воле, вас туда никто не приглашает. Вас приглашают телеграм-каналы. А по большому счету, если вы хотите провести законную акцию, вы должны написать обращение в местные органы власти и заявить о проведении массового мероприятия. Если такового нет и вас много раз предупреждали о том, что это незаконно. И если вы делаете незаконные действия в нашем государстве, это плохо».

О реакции студентов на свои ответы

«Сегодня, ребята, вы так реагируете. Нормально! Все нормально! Я думаю, что мы выйдем отсюда и мы будем с вами общаться и дружить даже. Но меня очень сильно огорчает то, что сегодня стираются рамки просто человеческих норм и морали. Этого допускать нельзя. Понимаете, тогда, когда перед тобой стоит взрослая женщина, такая, как я, и тебе в глаза кричат, хамят — это недопустимо. Я всю жизнь жила и понимала, что есть люди старшего возраста, которым нельзя, что бы он ни говорил, этот человек старшего поколения».

Об изнасилованиях

«Это неправда! Это неправда! Не было такого. Не было такого. Не было. Послушайте меня, ребята. Все, что вы читаете в интернетах… (Кочанову перебивают.) Подождите. Я, когда услышала про изнасилования, про разрывы маток, и когда услышал это президент, то сказал жесточайшим образом разобраться. (Все засмеялись.) Подождите. Не переходите на хамство. Я официально вам заявляю: с министром здравоохранения и заместителем, Караником и Пиневичем, и Богдан — с каждым разговаривала персонально, отдельно. Ни одного факта изнасилования, разрыва матки или чего-то другого не было зафиксировано. Ни одного.

Если вы мне не верите, я приглашу — и в следующий раз к вам сюда приедет министр здравоохранения.

Это не та история. Они [изнасилования] должны быть зафиксированы врачом. Я еще раз официально вам заявляю: ни одного такого… Потому что меня саму вот так затрясло. Как такое могло произойти? Это неправда. И когда говорили про изнасилования палками — это ложь, откровенная ложь.

Еще раз говорю: это те факты, которые говорили в Министерстве здравоохранения».

Об информационной политике

«Я отношу на свой счет, что мы много делаем и мало рассказываем вам. Чтобы вы не из интернета ложную информацию [получали]. Я знаете, что сказала своим коллегам? Я им сказала: «Я не читаю ничего, где Кочанова. Я не хочу знать, что там написано. Потому что все это — откровенная ложь. И лишний раз читать про себя я не хочу».

О коронавирусе

Студент, который запустил 3D-печать деталей для аппаратов подачи кислорода, спросил:

— Сейчас возникла вторая волна коронавируса, и почему-то медики пишут мне, чтобы я им помог. Почему они не могут с такими вопросами обратиться к вам?

— Александр, а в чем [их вопрос], почему медики пишут вам?

— Вот конкретно на прошлой неделе я передавал в две больницы в Барановичах насадки для концентраторов и аппаратов искусственной вентиляции легких.

— Насадки для концентраторов?

— Да. Я могу вам их даже показать, у меня с собой есть.

— Ну, Саш, послушайте, давайте вы останетесь. Я просто скажу, почему меня это заинтересовало. Я вообще занимаюсь этой проблемой, ковидом, в стране начиная с весны. Вот сегодня буквально я проводила селекторное совещание со всей страной. И, понятно, на первом этапе инфекции, когда она была неизведанная, были ошибки. Это правда. Поэтому я была и в Витебске, выезжала, мы встречались с врачами, со всеми. Мы видели, какая проблема. Действительно, она и сегодня есть. Но каждый раз — мы проводим селекторное совещание по меньшей мере 2−3 раза в неделю — мы всех главврачей Минска и всей страны всегда спрашиваем: что нужно? Средствами индивидуальной защиты [все] должны быть обеспечены — вот сейчас не менее чем на два месяца. В той волне у нас были проблемы, поэтому мы сразу перепрофилировали предприятия на выпуск масок и всего остального. Закупили в Китае станки для изготовления масок, начали шить наши предприятия «Беллегпрома» костюмы и все остальное. Это делалось быстро и «с колес». И точно так же закупались все препараты и все остальное, поэтому сегодня ни одна больница и ни один врач, с которыми мы проводили совещание… Они говорят, что у них все есть. Другое дело, что, может быть, где-то еще точки подключения кислорода нужны дополнительно. Вы мне скажете кто, а я помечу. Я всегда говорю: «Если есть проблема, вы ж не молчите».

О чиновниках

«Так, как работают чиновники у нас в стране, поверьте, мало где работают. Потому что, прежде чем прийти на работу чиновником, у тебя должна быть абсолютно честная и чистая биография. Доходы, расходы — и все остальное. Те люди, которые имеют бизнес, они не имеют права [быть чиновником]. Поэтому есть ряд требований к тем людям, которые приходят на эту службу. Эта работа очень непростая. Если вы возьмете любого чиновника — кстати, это не чиновник, а государственный служащий, — то эти люди работают без выходных и у них ненормированный рабочий день. Когда все отдыхают, эти люди работают. Они работают не для того, чтобы себе какие-то блага заработать, а на порядок в стране».

Об Украине и Сингапуре

— Вы говорите, мол, почему люди плохо живут после цветных революций. Но это жизнь так показывает. Вы ж посмотрите: в Украине поменялось шесть президентов. Ну сколько — шесть? Лучше стало?

— Я скажу, что стало точно не хуже, — отвечает студент.

— Что вы говорите… Давно там были?

— Год назад.

— А… Так вы съездите и посмотрите. Где там сегодня можно устроиться на работу и как там можно работать. То, что стало хуже, в этом даже нет сомнения. Это подтверждается не просто моими домыслами, это подтверждается теми фактами, которыми я владею. А в Сингапуре сколько правил руководитель этой страны? Знаете? Ну, вы же учитесь. 30 лет (видимо, речь идет о создателе сингапурского «экономического чуда» Ли Куан Ю, который был первым премьер-министром Республики Сингапур с 1959 по 1990 год. — Прим. TUT.BY). А Сингапур сегодня какая страна? (Гул в зале.) Это я к тому, что если вас сейчас спросить: «Надо поменять?», [вы ответите:] «Надо поменять». <…> А мы искренне спрашиваем: что плохо сегодня?

Об аудиозаписи с избирательного участка в Витебске

«Послушайте, эта запись… Сегодня записей вам столько могут показать. Давайте так: факты не установлены, а ответственность несут тогда, когда установлены факты. Это первое. Второе. Уже расскажу вам так, как есть. На меня вышли определенные люди из штаба Бабарико и всех остальных и предложили: мы прекратим эти акции, если вы пересчитаете голоса. Президент говорит: «Однозначно пересчитываем». На следующий вечер они говорят: «Нет, отставить. Это уже не актуально». Поэтому знаете, ребята, вы многого не знаете».

«Мне непонятно, почему люди выходят сегодня на улицы. Мне не-по-нят-но».

Об итогах прошедшей встречи

«В итоге я не услышала то, чего хотела услышать. Из этого я делаю вывод: вы не знаете сами, чего вы хотите. Это сто процентов. <…> Кто призывает этих молодых ребят выходить на эти акции? Кто? Телеграм-каналы. Какой-то виртуальный телеграм-канал пишет: «Вы невероятные. Выходим сегодня, идем в БГУ, собираемся во дворике <…>». А чего хотим?»


Няма запісаў для адлюстравання