Репрессии не стимулируют к научному поиску

337
Иван Сивцов
Иван Сивцов

Старший научный сотрудник центра «Фундаментальные взаимодействия и астрофизика» Института физики НАН Беларуси, кандидат физико-математических наук Иван Сивцов до недавнего времени считал себя человеком достаточно аполитичным. Но сегодня он в числе тех ученых, которые не могут и не хотят мириться с происходящим в стране.

Что побуждает не молчать? Как нынешняя ситуация отражается на работе ученых? Что вызывает у него разочарование, а что внушает оптимизм? Об этом «Народная Воля» и попросила высказаться талантливого ученого. 

Это невозможно терпеть

– В свое время у меня была возможность остаться в Италии или Бразилии, но я сознательно вернулся в Беларусь, – говорит Иван Сивцов. – Люблю свою страну, у меня здесь семья, друзья, знакомые. И я хотел бы развивать астрофизику на родине.

Но когда слышишь заявления «если хочешь быть ученым в Беларуси, нужно поддерживать действующую власть», возникает внутренний протест. Потому что в нынешней репрессивной обстановке, когда рты затыкаются дубинками, продуктивность любого труда, а тем более творческого, научного, заметно снижается. А главное – жить становится душно, страшно, неинтересно.

От некоторых коллег слышишь: «наука должна быть вне политики». Но то, что сегодня творится в стране, – это не политика. Это борьба добра и зла, света и тьмы, достоинства и цинизма, гуманизма и бесчеловечности.

Невозможно терпеть ситуацию, когда против мирно протестующих возбуждены сотни уголовных дел, а за убийство Александра Тарайковского до сих пор не возбуждено, как и за проявленные по отношению к тысячам граждан насилие, пытки, беспредел силовиков. Сегодня граждан наказывают за высказывание своего мнения, а силовики остаются безнаказанными за то, что калечат людей, подрывают им здоровье, психику. Они дошли до того, что не выполняют даже собственные принятые правила, бьют дубинками по головам, нанося черепно-мозговые травмы.

Государство – это наемные менеджеры, которых народ выбирает для управления. Если они не справляются со своими функциями, то их перевыбирают. А у нас отняли это право. И сегодня мы наблюдаем полное игнорирование всего, что написано в Конституции, не выполняются базовые обязательства. Государство ведет себя как бандит.

Понятно, что люди не хотят мириться с этим и требуют новых честных выборов, освобождения политзаключенных, остановки беззакония и насилия на наших улицах. Белорусы устали от наглого циничного вранья.

Лукашенко продвигает сегодня идею конституционной реформы. Но она будет рассматриваться на Всебелорусском собрании. Оно формируется из трудовых коллективов. А он же сам заявил, что всех протестующих оттуда нужно увольнять. Получается – к выработке новой Конституции никого с альтернативным мнением не допустят. И это называется национальным диалогом?

Еще 5 лет без изменений – и от науки мало что останется

– Да, среди ученых есть убежденные сторонники Лукашенко, но они в подавляющем меньшинстве. Гораздо больше тех, кто против насилия, у кого происходящее в стране вызывает откровенный протест, но они не решаются и не проявляют активно свою позицию, считая это бесполезным либо из-за страха. Силовики 3 месяца «работают» над тем, чтобы запугать людей.

Но все больше тех, кто уже устал бояться.

У меня есть семья, дети. И я, безусловно, понимаю, что за высказывание своей позиции сегодня могут уволить. Поскольку по политическим мотивам наш закон увольнять запрещает, а научные результаты у меня высокие, то, конечно, в этом случае прикроются чем-то другим. Но уволят – значит, придется искать, где реализовывать свои знания за пределами НАН Беларуси, а при наихудшем сценарии – за пределами страны. Эмиграция – крайняя мера. Но если репрессии не прекратятся, то в конце концов ничего другого не останется.

Хочу верить, что возобладает разум, понимание того, кто для науки более ценен – молчаливый безынициативный соглашатель или человек с активной гражданской позицией, со своим мнением, которое он готов отстаивать в диалоге. Увольнение профессионалов, влюбленных в свое дело, только усугубит и без того непростую ситуацию в нашей науке.

Пока еще у нас есть сильные специалисты пенсионного возраста и перспективная молодежь. Но среднее поколение ученых представлено слабо. И если 30–40-летние покинут страну, то у кого будет учиться молодежь? Разумеется, она тоже постарается уехать из Беларуси. Пока у отечественной науки еще есть шанс. Но еще лет 5 без изменений – и от нее ничего не останется. 

О самом большом разочаровании и о том, что внушает оптимизм

– Самое большое мое разочарование в том, что в августе удалось задавить протесты и забастовки рабочих на предприятиях.

А источник оптимизма в том, что каждые выходные люди выходят на протесты. Никто не мог предположить, что они будут длиться так долго.

У меня нет сомнений, что система не выдержит, потому что она себя изжила. Но вопрос, сколько времени на это потребуется и какова будет цена для страны и граждан. Чем дольше продержится диктатура, тем к большему обнищанию это приведет.

«Любимую не отдают»? Ее насилуют и бьют, прикрываясь словами о том, что это для ее же блага… Я считаю иначе. Когда любишь, отпускаешь, даешь свободно дышать и быть счастливой.

Публикация — из № 87 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.


Няма запісаў для адлюстравання