Гражданская позиция. Шахтеры ОАО “Беларуськалий” рассказали, как они присоединились к стачке

1076
На фото (слева направо): Владислав Новик, Александр Курбан, Антон Демков

В октябре несколько работников «Беларуськалия» присоединились к стачке. Корреспонденты “Лидер-пресс” поговорили с горняками, узнали подробности.

Антон Демков думал о стачке еще 17 августа, когда объявляли забастовку. Но в тот момент сильно заболела спина, и он две недели пролежал на больничном. Потом, посоветовавшись с женой, решил подождать, потому что иногда бывает непросто принимать важные решения. Сами понимаете: семья, дети, кредиты. Обсуждение с женой немного растянулось во времени, в итоге во мнениях сошлись, и Антон ушел в стачку.

– Вечером 15 октября, придя на рабочую смену, сразу же взял ручку и написал в рабочем журнале: «Ушел в стачку по политмотивам». Коллеги, конечно, сначала удивились, потом пришел мастер. У меня уже были распечатаны обращения к коллективу, так что в чем дело, долго объяснять не пришлось. Тем более что еще с самого утра, приковав себя цепью в шахте, присоединился к стачке Александр Курбан. По несколько экземпляров обращения положил в столовой, в АБК, оставил в разнарядке, – вспоминает Антон.

Добавляет, что многие опасаются потерять высокооплачиваемую работу: зарплата в нашем цеху больше двух тысяч рублей.

Важно было сделать запись в журнале. По словам Антона, это отметка того, что он документально засвидетельствовал причины своего отсутствия на работе. Во-вторых, это символический жест для истории стачечного движения. Тем более, что такие журналы хранятся десятки лет.

Утром того же дня, после ночной смены, приковал себя цепью к металлоконструкциям в месте посадки работников и отказался выезжать на поверхность мастер-взрывник Александр Курбан.

По словам Александра, в нынешнее время человек труда стоит далеко не на первом месте. В приоритете – выполнение плана, в то время как старое поколение мастеров и инженерно-технических работников заботилось прежде всего не об оборудовании, а о человеке, следило за тем, чтобы рабочие не травмировались.

– Моя гражданская позиция сформировалась еще задолго до предвыборного процесса у нас в стране. И после того, как три женщины приложили невероятные усилия и показали, что мы можем отстоять свои голоса, я окончательно поверил в свои силы. А фальсификация выборов и вовсе повергла в шок всю Беларусь. Все события, которые проходили в стране и в Солигорске, добавили решимости уйти в стачку.

По роду своей профессии я мастер-взрывник, работаю по всему шахтному полю 4-го рудника и знаю все комплексы, меня знают все, кто там трудится. Вижу, в каких условиях работают люди, и понимаю, чего им не хватает, но на данный момент для руководства трудящиеся не приоритет. Сегодня важно выполнение плана, количество горной руды на-гора.

На форумах писали, что я не жил в бедности, что работники «Беларуськалия» зажрались. Например, я езжу на автомобиле 2001 года, имею всего лишь однокомнатную квартиру. Продукты питания для меня никогда не были проблемой, но сейчас они значительно подорожали. На протест выходят те, кому есть что терять. Они понимают, как устроен цивилизованный мир. А во многих людях с зарплатой по 500–700 рублей живет страх.

– Каков сейчас ваш статус на предприятии?

– Мы не можем точно сказать. Администрация официально с нами на контакт не идет. Скажу за себя: в табеле стоит буква «Н» – по невыясненным причинам. Пока нас никто не уведомлял об увольнении, никаких приказов и тому подобного мы не видели. Прошло еще не так много времени. По идее, должна быть соблюдена официальная процедура: нас должны трижды посетить, составить акты о том, что с нами проведены беседы, и выяснить, по каким причинам мы не появляемся на работе, – поясняет Александр.

– Ранее Юрий Корзун тоже приковал себя цепью к оборудованию. Как его поступок повлиял на вас?

– Я бы не сказал, что Юрий сильно повлиял на меня. Считаю, что те люди, которые были выдвинуты трудовым коллективом, имели тогда большую ответственность и были всегда впереди. Мы же на местах сказали, что будем их поддерживать, оказывать посильную помощь: регулярно перечислять деньги, публично высказывать свое мнение. Теперь настала наша очередь. Мы вышли за правое дело. Хотим, чтобы наши дети росли личностями со своим мнением. Чтобы, когда они получат специальность и устроятся на завод, не боялись несправедливого увольнения.

– Когда приковали себя в шахте, конечно же, понимали, что дальше будет. Не страшно было?

– Мне стало легко, гораздо легче, чем до того решения. Как камень с души упал. Понимал, что назад не отступлю. До этого ходил с грузом в душе. Я по сути своей с детства заступался за слабого, всегда старался жить по совести.

– Что вы думаете о протестных движениях в мире? Например, о желтых жилетах во Франции?

– Как во Франции, так и в США люди выходят не по поводу украденных голосов: у них протесты относительно непопулярных социальных государственных реформ. Если люди массово выходят, значит что-то не так, поднятие цен на бензин, например, или особо важная студенческая реформа. Люди просто умеют считать деньги, грамотно экономически образованны. В США люди вышли против расовой дискриминации, это их боль, и они заявляют об этом на весь мир. Главным моментом здесь является то, что инициатива протеста исходит от низов как сигнал к справедливой реформации.

Мы протестуем против несправедливости и произвола со стороны силового блока государства.

– Что собираетесь делать дальше?

– Наши планы – дальше формировать образ новой Беларуси. Много несправедливости. Много законов, декретов и указов, которые надо отменять. Они фактически ставят нас в ужасное положение. Например, мы единственная страна в мире, где невозможна забастовка по политическим мотивам. Волнуют пенсионная система, система оплаты труда. Не можем оставить без внимания отток умнейших людей из страны. Для нас это только начало пути, и еще очень много предстоит пройти. Те 20 лет, которые я отработал в шахте, уже исчерпаны, и настал момент, когда мы можем принести пользу обществу. И таких людей, как мы, которые с ясными глазами и светлым умом смотрят в будущее, очень много.

22 октября инженер по наладке и испытаниям лаборатории технической диагностики и наладки управления автоматизации ОАО «Беларуськалий» Владислав Новик присоединился к стачке. В своем обращении к работникам предприятия Влад пишет: «…Это решение изменит ход истории, и только от вас зависит, будет это моя история или история целой страны. Чтобы выиграть, нам нужно поверить в то, что мы этого достойны, ведь все победы начинаются с победы над самим собой. К счастью, эту победу я уже одержал».

Влад Новик, отучившись на программиста в экономическом техникуме, поступил на сокращенную форму обучения в БГУИР на инженера по специальности «Информационные технологии и управление в технических системах». Во время первого года обучения устроился грузчиком в ясли-сад № 25, а после четырех месяцев работы там перевелся в автоматизацию электрослесарем на строящийся тогда 6-й рудник. С течением времени перешел на первую площадку. Окончив вуз, занялся трудоустройством по специальности, разнося свои резюме по рудникам. В какой-то момент позвонили и пригласили на собеседование, перевелся и по сей день работает.

Политикой ранее не интересовался. После событий 9–12 августа, узнав о массовых избиениях мирных протестующих, как и большинство работников предприятия, поддержал требования стачкома. Но, как всем известно, постепенно людей уговорили работать дальше. В стачку Влад планировал вступить с понедельника, 26 октября, именно в тот день, когда Светлана Тихановская объявила национальную забастовку, но решил устроить праздник себе на день рождения и объявил о присоединении к стачечному движению 22 октября.

– Вот такой преподнес себе подарок на 30-летие! Я ходил по предприятию, спрашивал у своих коллег и знакомых – ответ был один: если все пойдут бастовать, то и я пойду! Вот я и задумался… Как они узнают, что все пошли, если они так будут сидеть?

О своем выборе Влад поставил в известность семью, и она его поддержала в этом решении. У Влада двое детей, одному из которых всего 4 месяца. Владислав, являясь заместителем председателя независимого профсоюза по автоматизации, рассчитывает на то, что его не смогут уволить. В четверг, оставив запись в книге нарядов «Ушел в стачку по политическим мотивам» и вложив листок с напутственными словами, он позвонил начальнику и сообщил о своем решении. Важно отметить, что коллектив поддержал Влада. Что касается будущего существования, то Владислав не волнуется.

– Буду решать проблемы по мере их возникновения. Если случится так, что мне не на что будет содержать семью, я обращусь в фонды, которые поддерживают бастующих не только деньгами, но и продуктами питания. У меня два высших образования (второе экономическое), и в случае увольнения я найду себе работу.

– Кто, если не он! – говорит отец Влада. – Его поддержала супруга, а это главное.

Наталия ЧЕМБАРОВА, Виктор ДВУРЕЧИНСКИЙ.
Фото Виктора ДВУРЕЧИНСКОГО.


Няма запісаў для адлюстравання