Почему гомельские промышленные гиганты не бастуют? Мнения экспертов

3977
Фото https://www.gomselmash.by

В нашей стране не прекращаются массовые протесты после объявления победы Александра Лукашенко на президентских выборах 9 августа. 26 октября Светлана Тихановская призвала сограждан к общенациональной забастовке. Как оказалось, к акции не присоединились работники большинства крупных гомельских государственных предприятий, которые в других городах Беларуси являются основой забастовочного движения. Опрос мнений экспертов о причинах пассивности гомельских рабочих провел “Флагшток”.

Два эксперта, объясняя причины сегодняшней пассивности гомельчан, обратились к интервью с Андреем Толчиным, в котором он рассказал об опыте забастовочного движения в Гомеле. Вот цитаты из этого интервью, объясняющие успех забастовочного движения в начале 1990-х:

“Первая забастовка началась в феврале 1990 года в Гомеле на радиозаводе. По закону того времени в СССР радиозавод не мог бастовать, так как относился к оборонным предприятиям. Но забастовка у нас прошла. Люди просто бросили работу в одну минуту, провели митинг в течение часа, была проведена общезаводская конференция, сформирован забастовочный комитет, были выдвинуты требования к администрации завода и обращение к другим заводам Гомеля. 

Но не нужно путать ситуацию 1990 года с ситуацией 2020-го. Это были “разные государства”. В той ситуации в страйках была заинтересована местная номенклатура, чтобы вытянуть дополнительные средства из союзного руководства. Поэтому директора заводов не препятствовали забастовочному комитету и даже помогали ему – техникой и транспортом.

Такого противостояния с милицией, как сейчас, тогда не было: людей не избивали, не сажали, не штрафовали и не увольняли с работы. После к забастовке присоединились и другие предприятия: станкостроительный завод имени Кирова, ЗИП, “Сейсмотехника”. Эти заводы не останавливали производство, но свои требования выдвинули. Представители забастовочных комитетов этих заводов сформировали общегородской страйком”.

Проводит связь с забастовками времен распада СССР и Владимир Кацора, член Совета Движения “За Свободу”.

Владимир Кацора. Фото: BELSAT.EU
Владимир Кацора. Фото: BELSAT.EU

– В 1990-е чернобыльский вопрос в Гомеле волновал абсолютно всех; тотальный товарный дефицит, приведший в последующем к так называемой павловской реформе (Павлов – союзный премьер) и инфляции, экономическому кризису.  

Радиозавод – предприятие с высококвалифицированными, высокооплачиваемыми кадрами, поэтому неудивительно, что там и началось бурление. Тогда местной власти (обком КПСС, облисполком) было куда переводить стрелки: на Москву, поскольку это был и политический, и экономический центр. Сегодня такой центр – Минск, точнее Администрация президента. Кто сегодня из директората госпредприятий пойдет против АП? Это вторая причина, почему гомельские промышленные гиганты не поддержат политическую забастовку.

Третья причина – гомельские так называемые гиганты все убыточные, закредитованы, зарплату (пособие) платят регулярно. Вот когда государство не сможет этого делать, тогда и появятся предпосылки для забастовочного социального протеста! Сегодня Лукашенко не так и страшны были бы забастовки на таких убыточных предприятиях. Он сказал бы директорату: “Я (государство) вам помогал все эти годы, выкарабкивайтесь сами; вы освобождаете государство от финансового дополнительного бремени. А то, что ваши работники на улицу выйдут, так таких ходоков уже два месяца сотни тысяч ходят…”

Другое дело Беларуськалий, нефтепереработка, нефтехимия. Смею утверждать, что если они и забастуют всерьез, то за этим надо искать руку Москвы. Как минимум как один из рычагов давления на Лукашенко. Он даже директоров таких предприятий боится трогать. Вспомним, как директор МЗКТ высказался публично, что Лукашенко на выборах не победил. И… что? Он в тюрьме? Попробовал бы директор “Гомсельмаша” себе такие вольности?!

Продолжает тему Алексей Харкевич, портал “Деловой Гомель”.

Алексей Харкевич. Фото: "Палеская вясна"
Алексей Харкевич. Фото: “Палеская вясна”

– Любая забастовка, по сути, это недовольство работников действующей системой распределения, стремление заявить, что их труд дает нанимателю и стране гораздо больше, чем они зарабатывают. В 1990–е рабочие гомельских предприятий справедливо считали, что работа, сопряженная с проживанием на территории, пострадавшей от аварии на чернобыльской АЭС, должна быть более высокооплачиваемая. И они сумели доказать свою правоту.

Сегодня работникам большинства крупных гомельских предприятий сложно жаловаться на несправедливость распределения. Для всех очевидно, что с началом экономических реформ многие из них вынуждены будут оказаться на улице, потому что их рабочие руки здесь просто не нужны. Большинству из них сложно будет найти себя в новых экономических реалиях. Поэтому они, как и белорусские силовики, являются заложниками сложившейся государственной системы.

Поддержать забастовку могут только единицы. Это те, кто знает, что найдет себе более высокооплачиваемую работу в новой Беларуси. Но таким специалистам ведь и не нужно бастовать. Для них достаточно просто написать заявление об увольнении.

Резюмирует мнение экспертов Василий Поляков, член Объединенной гражданской партии.

Василий Поляков. Фото: "Радыё Свабода"
Василий Поляков. Фото: “Радыё Свабода”

– Я вижу две основные причины, почему гомельские промышленные гиганты пока не поддерживают забастовку. Первая – на Гомельщине немного ниже градус протестного движения по сравнению с Минском и западными регионами. Вторая – дотационный характер предприятий, которые очень зависят от государственной поддержки. Именно угроза утраты такой поддержки сдерживает активность рабочих.


Няма запісаў для адлюстравання