Валерий Карбалевич: Главным переговорщиком с народом является ОМОН

1645
Валерий Карбалевич: Главным переговорщиком с народом является ОМОН

Ставку на всеобщую политическую забастовку никто не делал, а ультиматум властям стал триггером новой волны протестов.

26 октября в Беларуси начали забастовку множество частных фирм и предприятий, предприняты попытки организовать протест на «Гродно Азот» и Минском моторном заводе, студенты и пенсионеры снова вышли колоннами на улицы белорусских городов.

Оправдалась ли ставка на забастовку? Thinktanks.by побеседовал с экспертом аналитического центра «Стратегия» Валерием Карбалевичем.

– 25 октября истек народный ультиматум. Ни одно из условий не выполнено (Лукашенко не ушел, политзаключенные не освобождены, насилие не прекратилось). Напротив, в воскресенье власть прибегла к традиционному применению насилия и оружия. Что это было?

– Сложно определить – что это было, поскольку власти вели себя по-разному в Минске и в регионах. В регионах, особенно в Гродно, Лиде, силовики очень жестоко расправлялись с протестующими. А в Минске до самого окончания марша протестующих фактически не трогали. Только препятствовали их выходу на проспект Независимости. И вдруг в самом конце непонятно откуда берется это ожесточение; сложно объяснить это явление, возможно, просто не выдержали нервы у командования ОМОНа. Если бы не было брутального насилия, тогда могло бы показаться, что происходят некие изменения. А поскольку применялись и свето-шумовые гранаты, и резиновые пули – значит, все в норме, власть не меняет своих традиций, своих привычек. Новая белорусская нормальность в традиционном режиме.

– Значит, диалог с народом, с улицей и дальше будет идти в режиме насилия?

– Да, главным коммуникатором, главным переговорщиком с народом является ОМОН.

– 26 октября началась объявленная забастовка. Частники действительно массово бастуют, на некоторых госпредприятиях тоже попытались организовать страйк. Оправдались ли ожидания от забастовки?

– Не знаю, кто ожидал всеобщую политическую забастовку, – думаю, среди серьезных экспертов таких ожиданий не было. Чтобы началась забастовка, мало объявить о ее проведении с утра. Всеобщую забастовку надо организовать, для этого надо провести собрания, создать стачком, выдвинуть требования – так быстро забастовка не организуется.

Кроме того, вчерашнее выступление студентов, на мой взгляд, самое крупное за все время белорусских протестов. Среди студентов забастовка в значительной мере удалась. На марши вышли пенсионеры, в цепи солидарности стали медики, наблюдались даже попытки блокировать улицы. Я думаю, то, что ожидали, то и происходит.

– Почему не присоединились к забастовке крупные государственные предприятия?

– Сошлись вместе сразу много факторов.

Во-первых, все предприятия находятся под жестким контролем государства – власти подготовились к подобному развитию событий.

Во-вторых, если бы государственные предприятия были успешными – одно дело. Но, к сожалению, большинство предприятий находятся в плачевном состоянии, они зависят от правительства, от государственных кредитов. А кроме того, Лукашенко постоянно пугает, что придет новая власть и приватизирует, или распродаст, все предприятия. Этот фактор, как ни крути, тоже работает.

Более того, многих лидеров стачечного движения власти просто-напросто выдавили из страны: вспомним председателя стачкома МТЗ Дылевского, лидеров стачкома «Беларуськалия».

А в заключение давайте вспомним, что утром 26 октября ОМОН задержал сразу 100 рабочих завода «Гродно Азот» – насилие тоже пугает людей.

– Значит, ставка на всеобщую политическую забастовку не оправдалась? Или же под забастовкой понималась не классическая политическая забастовка, а нечто иное?

– Организовать всеобщую политическую забастовку крайне и крайне сложно, как я уже сказал: нужно собрать трудовые коллективы, принять решение, создать стачкомы. Серьезные аналитики вряд ли рассчитывали на проведение всеобщей политической забастовки.

А вот расчет на забастовку как на триггер новой волны протестов вполне оправдался. Мы наблюдали новый виток мирных протестов 25 октября, события 26 октября также подтверждают, что протесты сейчас вышли на новую волну.


Няма запісаў для адлюстравання