Юрий ВОСКРЕСЕНСКИЙ: «Вы тут на воле немного «берега попутали»…»

8400
Юрий ВОСКРЕСЕНСКИЙ: «Вы тут на воле немного «берега попутали»…»
Юрий Воскресенский

Политолог Юрий Воскресенский позвонил и сказал, что готов ответить на вопросы. «Народная Воля» воспользовалась предложением.

– В интервью TUT.BY вы сказали: «Лукашенко нам пообещал: это его последний президентский срок». Выйдя из СИЗО и получив статус чуть ли не главного переговорщика с оппонентами власти, именно на этих словах вы пытаетесь заострить внимание общественности. Но при этом вы молчите о том, что результаты выборов сплошь и рядом были сфальсифицированы, а значит, нет никаких оснований считать реальными те цифры, которые озвучила Ермошина. Вы согласны, что у Лукашенко нет права на дальнейшее правление?

– Как вам всем объяснить, что такая постановка вопроса препятствует выполнению моей гуманитарной миссии и организации последующего национального диалога? Я за руку никого не словил. Как я могу что-то утверждать без доказательств, тем более сидя два месяца в СИЗО КГБ? Без меня есть кому что сказать и прокомментировать, и так я из «каждого утюга» вещаю, зачем отбирать хлеб у политологов, журналистов, аналитиков?

– В интернете появилось немало аудиозаписей разговоров членов избирательных комиссий, из которых ясно, что фальсификации были просто вопиющими. Вы предлагаете закрыть глаза на эти факты, перевернуть страницу?

– У меня нет времени сидеть в интернете и тем более слушать аудиозаписи, мне хочется, чтобы еще кто-то из политзаключенных (или обвиняемых, по версии следствия) проснулся в своей уютной домашней постели, а не на железной шконке под негаснущей лампочкой. Общество так жаждет моих комментариев по любому вопросу? Вы задаете вопросы, в их формулировке сами себе отвечаете. Если у вас есть ответ на вопрос, зачем его задавать? Узнать, на какой я стороне? Я на стороне мира, добра, взаимопонимания и процветания нашей страны.

– Вас обвинили в участии в массовых беспорядках. Вы сами рассказывали, что 9 августа возглавили колонну в 500 человек и пошли к зданию Первомайской администрации. Получается, вы видели нарушения избирательного закона, поэтому и встали во главе той колонны?

– Мы с соседями решили ознакомиться с итогами выборов по району, так как по госСМИ огласили результаты так называемого экзитпола, где озвучили цифру в 80 процентов. Конечно, она нас очень удивила. Если бы озвучили и по итогу была цифра, условно говоря, 51 процент, то такого всплеска эмоций наверняка бы не было. А если бы был второй тур, вообще миром бы все закончилось. Поэтому люди очень сильно удивились, это же все-таки Минск, сами понимаете, и собрались сходить проверить протоколы по нашему району в местный исполком. Однако уже на подходе сотрудники милиции в штатском сказали нам, что акция несанкционированная, и предложили разойтись во избежание конфликта и «хапуна». Мы приняли решение не подставлять людей и спокойно разошлись. Никто не пострадал, ни один человек не был задержан. Вот что такое политическая ответственность.

– Аналитик Андрей Елисеев считает так: «Через Воскресенского КГБ подтверждает смысл неожиданной встречи Лукашенко с узниками КГБ. Цель двойная: легитимировать пустышку с «конституционной реформой», чтобы увести внимание общественности от основного требования (отставка Лукашенко и новые выборы) через подключение к процессу (части) оппозиции, а посредством этого и дорогу к восстановлению отношений с Западом проложить».

– Ну и что в этом плохого, даже если это и так? Наши российские и западные партнеры видят разрешение внутриполитического конфликта в национальном диалоге, давайте предлагать и обсуждать его формат. Аналитики забывают такой популярный в западной дипломатии термин, как realpolitik. Давайте учитывать этот фактор в дорожной карте, которую нас приглашают составить. Предложения демократического характера по изменению и дополнению Конституции являются своеобразной критикой действующей власти, а механизм реализации данных предложений исключительно правовой, почему нужно игнорировать эту возможность?

– Вы говорите, что власть «протянула нам руку и эту руку надо обязательно пожать». А в чем это выражалось? Может, в угрозе «гуманно» применить боевое оружие? В том, что увольняют и выдворяют из страны тех, кто имеет другое мнение? В наезде на адвокатов и лишении лицензии одного из лучших белорусских адвокатов Пыльченко? Может, не руку, а дубинку протянула власть?

– Марина, вы полностью подвержены эмоциям, и я вас понимаю. С другой стороны, информационный вакуум в течение двух месяцев позволяет видеть за деревьями лес. Который иногда рубят, и тогда летят щепки. Убежден, что ситуация изменится в лучшую сторону, когда сойдут эмоции и мы все успокоимся. Неужели вы думаете, что власть не хочет стабильности и порядка? Что касается Александра Пыльченко, то в стране 1670 адвокатов. Напомните, сколько человек подписали письмо в его защиту или пришли поддержать? Будете ли вы гнобить и буллить остальных его коллег и называть их предателями?

– Должны ли быть идентифицированы и наказаны силовики, применившие необоснованную жестокость к тем, кто выразил свое мирное несогласие с результатами выборов?

– Конечно. На днях на это намекнул президент России. И, насколько мне известно, в Следственном комитете Республики Беларусь создана специальная группа, я даже видел нескольких, как я понял, омоновцев, которых вызвали на беседу или допрос, когда я приходил оформлять ходатайства, давайте подождем результатов ее работы. Следствие сейчас перегружено и делами задержанных активистов, и делами обычных криминальных элементов, плюс коронавирус, который тоже внес свой вклад в работу следствия и судов.

– Как думаете, Лукашенко лично отдавал приказы силовикам 9–12 августа?

– Думаю, это инициатива силового блока высшего и среднего звена исходя из складывающейся обстановки. В разных районах было по-разному, где-то гремели светошумовые гранаты, где-то работал водомет, а где-то сотрудники просто стояли в цепи.

– По какому принципу вы составляете список тех, кого нужно выпустить на свободу? Есть ли в этом списке имена Сергея Тихановского и Виктора Бабарико, Николая Статкевича и Павла Северинца? Можете озвучить все имена и фамилии?

– Напомню, что упомянутые вами фамилии звучали в моем интервью Марату Маркову. И, к чести ОНТ, интервью вышло в эфир без купюр и полностью. Естественно, я буду просить следствие проявить гуманность ко всем политзаключенным. Никаких списков у меня нет, давайте сначала разберемся с участниками круглого стола, потом будем двигаться дальше. Если бы со мной связались правозащитники, и сориентировали меня по каждому признанному ими политзаключенным человеку, я был бы очень благодарен за такую помощь.

– Из ваших интервью складывается впечатление, что вас раздражает Тихановский, вы довольно пренебрежительно о нем говорите… Почему?

– Это неправда. Мне кажется, журналистам очень интересны мельчайшие подробности проведения круглого стола, и я честно и искренне о них рассказывал. Я не говорил пренебрежительно о Тихановском! Хамство и эгоизм Сергея были очевидны, в том числе по отношению к другим участникам круглого стола, это просто факт, а не пренебрежение. Тем не менее я, наоборот, сглаживал острые углы и успокаивал Сергея Леонидовича, примирял стороны. Подробности можно уточнить и у других участников исторической встречи. Почему с журналистами пока не общаются Виталий Шкляров, Лилия Власова, Дмитрий Рабцевич и Илья Салей – это вопросы к ним. Возможно, боятся, что на них также накинется «прогрессивная демократическая общественность» из интернета с ярлыками и оскорблениями.

– В разговоре с журналистом «Комсомольской правде» вы сказали, что будете добиваться возвращения белорусской «Комсомолки» в Дом печати и систему распространения. Каким образом? У вас есть прямой выход на Лукашенко?

– Буду просить тех, у кого есть выход на министерства, ведомства, типографии. Хочется, чтобы, с одной стороны, пополнялась белорусская казна и деньги за печать, распространение получали отечественные контрагенты, с другой стороны, это станет существенным фактором нормализации отношений негосударственной прессы и власти в рамках национального диалога и примирения. Очень важно при этом, чтобы масс-медиа не были «боевым листком» одной из сторон. В этом плане мне очень импонируют стандарты журналистики BBC, на мой взгляд, это эталон подачи материалов.

– Ваши слова вызвали большой негативный резонанс. На форумах самые приличные высказывания – то, что вас использует КГБ. Почему вы все-таки согласились сотрудничать с этой спецструктурой и стали отбеливателем власти? Что вы чувствуете, когда читаете комментарии под своими интервью?

– Что значит «использует», «сотрудничает», «отбеливает»? Вы понимаете, что мир не черно-белый? Находясь в СИЗО КГБ РБ, я постоянно вел дискуссии с руководителями разного звена и убедился, что там много патриотов нашей страны, просто они выступают за эволюционные изменения, оформленные в правовом поле. И все они останутся на должностях при любой власти, так как преданы своей стране и профессионально подготовлены.

Что касается комментариев, то меня они никак не задевают, я понимаю, что люди всё еще под воздействием эмоций, они наклеивают ярлыки, травят за малейшую «фронду», при этом не видя обе стороны медали. Кроме того, 99 процентов людей комментариев не пишут, нет времени, или не видят в этом смысла. Это как в любом магазине: жалобщики всю книгу заполнят, а благодарностей – с гулькин нос.

– Вы считаете себя человеком, которого сломало КГБ?

– Скорее человеком, который вовлек весь КГБ в начало национального диалога с целью примирения и последующего демократического реформирования законодательства, в процесс формирования полноценного гражданского общества и дальнейшего укрепления независимости страны.

– Драматург Николай Халезин сравнил вас с героем Валерия Гостюхина, предателя Коли Рыбака, из фильма Ларисы Шепитько «Восхождение»…

– А Николай Халезин сам кто? Следователь Портнов из этого же произведения? Он что, как и Портнов, хочет задокументировать, что кто-то коллаборационист? Героя превратить в предателя? Какое он имеет право судить других, да еще в такой откровенно хамской форме?

– Ваш друг Александр Федута на резонанс вокруг ваших интервью отреагировал так: «Воскресенский не является в реальности сегодня фактором, на что-либо влияющим. Ни на положение дел в оппозиции, ни на рост авторитета власти». Вы согласны с этим мнением?

– Я горжусь дружбой, проверенной временем, с Александром Иосифовичем и, пожалуй, соглашусь с его мнением. Я не являюсь фактором, на что-то влияющим. Пока. Но все может измениться.

– Почему вы не ответили на вопрос TUT.BY, нет ли у вас ощущения, что Лукашенко превратил страну в ГУЛАГ?

– Потому что вопрос совершенно некорректный, у нас даже близко нет того, что творилось в ГУЛАГе. Поэтому, когда талантливая Адарья Гуштын задала этот вопрос, он мне показался провокационным, и я задумался. Вообще, вы тут на воле немного «берега попутали», как говорят в СИЗО. Каратели, садисты, маньяки. А Караев кто? Гиммлер? Мы часто говорим для красного словца, не осознавая, что за этим стоит. Как можно сравнивать гитлеровцев с нашей милицией? Или мы хотим, чтобы голову поднял криминал? Все мы любим нашу страну. Мы пережили непростые дни. У каждой стороны своя правда. Давайте прекращать ссориться и думать, как примириться, снять все или многие спорные вопросы и двигаться вместе дальше.

– Каким вы видите свое будущее?

– Все мы в руках Господа, поэтому я не хочу его рассмешить и рассказать ему про свои планы.

Публикация — из № 85 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.


Няма запісаў для адлюстравання