Андрей Казакевич: Мне кажется, Народный ультиматум уже реализован

3207
Андрей Казакевич: Мне кажется, Народный ультиматум уже реализован

Властям в любом случае придется идти на переговоры с уличным протестом, несмотря на стремление их игнорировать.

25 октября в Минске вновь произошел жестокий разгон протестующих: силовики применили свето-шумовые гранаты, в людей вновь стреляли резиновыми пулями.

Почему власть пошла на очередную эскалацию насилия в отношении мирного протеста? Об этом Thinktanks.by побеседовал с директором института «Палітычная сфера» Андреем Казакевичем.

– 25 октября на улицах Минска снова пролилась кровь. Лукашенко таким образом ответил на Народный ультиматум, объявленный Светланой Тихановской?

– Не думаю, что власти изначально готовили план по силовому разгону акции протеста. Если бы планировалось применять насилие и жестокость, то людей разгоняли бы во время сбора, во время марша, как это происходило в предыдущие воскресенья. Однако с самого начала марша со стороны силовиков не было замечено особого давления на участников протеста. И лишь только в самом конце, когда люди начали расходиться, у кого-то сдали нервы и был отдан приказ на применение насилия.

– Как характеризует настроения общества воскресное шествие «Народного ультиматума»? Звучит все больше пессимизма, мол, результатом белорусской революции стал пустоцвет, а сами протесты превращаются в карнавал.

– Основные тенденции массовых протестов заложены еще в августе: протест носит исключительно мирный характер. Мирные протесты не имеют механизма захвата или смены власти, но обладают механизмом постоянного давления на действующую власть. Цель этого давления – принудить власть к общенациональному диалогу, транзиту власти и новым выборам.

Мы видим, что стратегия давления на власть работает. Достижения последних двух месяцев (ограничение власти Лукашенко очевидно, модель власти так или иначе будет меняться в сторону демократизации) были бы невозможны без массовых выступлений после 9 августа.

– Как выглядит перспектива общенационального диалога на фоне продолжающегося насилия и жестокости со стороны власти? Вам не кажется, что с каждым применением силы такая перспектива все больше и больше отдаляется?

– Ситуация затягивается, власть по-прежнему не готова идти на диалог с альтернативными политическими силами. Вчерашнее применение силы ни приближает, ни отдаляет перспективу общенационального диалога, власти пытаются игнорировать вступление в диалог с альтернативными политическими силами.

– Удастся ли осуществить Народный ультиматум, который Светлана Тихановская предъявила властям?

– Мне кажется, Народный ультиматум уже реализован, а утром мы только узнаем реакцию Светланы Тихановской.

На мой взгляд, может произойти активизация и дальнейшая консолидация протестного движения, которые доведут дело по победы.

– Можно ли очертить временные рамки победы?

– Нет, конечно. Но не думаю, что этот режим протянет еще хотя бы год: за это время иссякнут все ресурсы его существования. Однако властям в любом случае придется идти на переговоры с уличным протестом. Только переговоры могут гарантировать мирный транзит власти и обеспечить проведение новых выборов. Сложно представить себе конституционный референдум в условиях конфронтации.


Няма запісаў для адлюстравання