Светлана Калинкина: Отцы и дети

1509
Отцы и дети
Фото https://belaruspartisan.by

В воскресенье в Минске прошел Партизанский марш. 71-й (!) день протестов против официально объявленных итогов президентских выборов. По-прежнему море людей. А против них – вооруженные, экипированные до зубов силовики – черная сила, пытающаяся остановить, запугать, сломить белорусов, которые хотят жить в свободной стране.

В минувшее воскресенье на Партизанском проспекте Минска стреляли. Пусть в воздух, но стреляли.

На Партизанском проспекте бросали людям под ноги светошумовые спецсредства. Обошлось, слава Богу, без жертв, но зачем это делалось?

Через 75 лет после Победы потомков партизан, в честь которых назван Партизанский проспект, по этому самому проспекту люди в масках волокли в автозаки…

На мой взгляд, идея «партизанской» акции протеста, которая прошла в минувшие выходные, была не до конца продумана. В этот раз следовало предложить участникам выйти на протест с портретами отцов, дедов, прадедов, которые освобождали Минск, Брест, Гомель, Глубокое, Пуховичи, – наши самые большие города и самые маленькие деревни. Потому что они, воины-освободители, и подумать не могли, что через 75 лет кому-то придет в голову запретить их потомкам свободно ходить по улицам родных городов, отстаивая справедливость и честь. Если они и правда оттуда – с небес, из вечности – нас видят, они не могут поверить, что их внукам и правнукам вновь приходится сражаться за свободу, за право быть услышанными, за право не бояться жить в своей стране. И за это их вновь избивают, арестовывают, пытают и даже убивают.

Только вдумайтесь! С 1944 года в Минске никто и никогда не стрелял в мирное население. Но тогда это были враги, фашисты. А в августе 2020-го белорусы стреляли в белорусов. И накануне Партизанского марша они вновь настойчиво с экранов телевизоров угрожали протестующим применением боевого оружия. Они честно заявляли, что готовы стрелять. Они не хотят остановиться. Они не желают осознать, что натворили.

По-моему, все-таки имело смысл выйти на Партизанский марш с портретами своих дедов – партизан, подпольщиков, рядовых и генералов той страшной войны, чтобы сегодняшние офицеры видели, в кого они готовы стрелять. В свой собственный народ!

Чтобы они видели, что действуют в точности, как оккупанты.

Чтобы в их головах нудной, монотонной, настойчивой болью зародилась простая мысль: «Что и от кого мы защищаем?»

Потому что сегодня это самый актуальный вопрос. И даже не для руководства силовиков – с ними как раз все понятно: они защищают себя от будущего судебного преследования. Вопрос актуальный для многих из высокого белорусского чиновничества.

О чем говорят такие факты?

Сын главы МИД Владимира Макея оказался в той волне дипломатов, которая в последние месяцы уволилась из внешнеполитического ведомства в знак протеста против государственной политики.

Оба сына мэра Витебска Вадима Зрянкина были задержаны на акциях протеста в Минске.

Генеральный прокурор Александр Конюк покинул свой пост, потому что пришлось арестовывать коллег собственного сына.

Даже Александр Лукашенко… Он, конечно, уверен, что сейчас защищает не только себя, но и своих детей, и с этой целью даже вооружил несовершеннолетнего Николая автоматом. Но что думают его сыновья о происходящем, когда творимый в стране беспредел начинает касаться их окружения – тех, с кем они общались каждый день, вместе переживали и боль, и радость?

В сентябре из Президентского спортивного клуба, которым руководит средний сын белорусского президента Дмитрий Лукашенко, уволилась его помощница Ксения Валаханович. На одной из акций был жестко задержан ее 66-летний отец, да и сама Ксения свою позицию не скрывала, по крайней мере активно высказывалась в социальных сетях по поводу происходящего. «Я против насилия. Я хочу жить в мире, где не нужно каждый день бояться, вернется ли твой ребенок с учебы домой», – прокомментировала свое увольнение молодая женщина. Но о Дмитрии Лукашенко Ксения отозвалась так: «Кроме слов благодарности, ничего другого сказать не могу. Это порядочный и по-настоящему добрый человек».

Что мог сказать «порядочный и по-настоящему добрый человек» своей помощнице по поводу зверств, происходящих на улицах белорусских городов? Что он мог сказать по поводу задержания ее отца, который не бандит и не преступник? Что он сегодня может сказать спортсменам, которых, как и всех, избивают, увольняют, арестовывают только за одно «преступление» – за гражданскую позицию?

Либо Дмитрий Лукашенко не добрый и не порядочный, либо он не может этого принять. А значит, страдает даже больше любого из нас. Потому что на стороне зла оказался его собственный отец.

Мы все понимаем, что защищали и за что сражались наши деды и прадеды в 1941–1945-м. Красивейший проспект Минска – Партизанский – это наша память об их подвиге. Но что защищают отцы и деды, сегодня отдающие приказы белорусам стрелять в белорусов на этом самом Партизанском проспекте? Или на проспекте Победителей возле Музея истории Великой Отечественной войны. Или на проспекте Рокоссовского…

Они понимают, что построили страну, в которой их дети не хотят жить? Они понимают, что идут против своих детей и внуков? Они понимают, что предали своих отцов, дедов и прадедов, которые воевали за то, чтобы НИКОГДА и НИКТО не смел поднять на их потомков оружие?

Должны понимать!

Публикация — из № 83 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.


Няма запісаў для адлюстравання