Александр Класковский, политический обозреватель, пишет в своем телеграм-канале.

Москва по-прежнему топит за Лукашенко. Вот квинтэссенция того, что сказал на белорусскую тему в сегодняшнем пространном интервью российским СМИ министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Он декларировал «поддержку конституционной реформы, которая была впервые предложена президентом Лукашенко».

Москву, как видим, нисколько не смущает, что никакой концепции реформы Лукашенко пока так и не предложил. Он ограничивается туманными разглагольствованиями и явно хочет протащить через референдум выгодный ему вариант.

Отдельный вопрос: а референдум организуют так же, как и минувшие выборы, которые, собственно, и породили жесточайший внутриполитический кризис из-за наглых фальсификаций?

А главное, Москву нисколечки не смущает, что «диалог» о конституционной реформе белорусский правитель символично начал в тюрьме КГБ с людьми, которых по его же указанию туда и законопатили. Живая карикатура. О каком равноправии сторон может идти речь?

Вся критичность Лаврова по отношению к политике Лукашенко свелась к ремарке, что белорусские силовики должны реагировать пропорционально. Ага, так в Минске и послушают. Здесь убеждены, что все политические хвори лечатся лошадиными дозами дубинала.

При этом в социальных сетях и аналитическом сообществе горячо спорят, будет ли Москва смещать Лукашенко. Иные считают, что это для Путина уже решенный вопрос и потому он подталкивает незадачливого союзника к конституционной реформе и досрочным выборам.

Да, то, что Кремль сейчас вписался за Лукашенко, не означает идиллической гармонии их интересов. Потерявший легитимность правитель, вероятно, становится чересчур токсичным даже для привыкшей к токсинам Москвы. И в идеале она хотела бы увидеть на месте этого поднадоевшего персонажа кого-то менее скандального и более сговорчивого.

Но, во-первых, с точки зрения Путина нельзя, чтобы власть менялась под ударом революционной волны, а белорусская революция не сдается.

Во-вторых, Кремль пока, похоже, не видит, на кого поставить в Беларуси: Лукашенко, желая иметь монополию на отношения с Москвой, зачистил пророссийскую нишу.

В-третьих, сам он хитрит, маневрирует и уходить не хочет.

В-четвертых, навязать свою марионетку в условиях, когда белорусский народ почувствовал себя политическим субъектом, — задача для Кремля весьма неблагодарная.

Так что пока мы будем видеть все ту же банальную картину, когда один стареющий автократ поддерживает другого, потому что оба как огня боятся пробуждения народа, или, на их сленге, «цветной революции».

Поделиться: