Алеся и Юрий Воскресенские
Алеся и Юрий Воскресенские

В воскресенье вечером стало известно, что изменена мера пресечения политологу Юрию Воскресенскому, который провел в СИЗО КГБ около двух месяцев. Он сидел по правую руку от А.Лукашенко во время его так называемого “круглого стола” в СИЗО КГБ.

Сам Воскресенский пока не может общаться с журналистами. Хотя, стоит отметить, что, находясь под арестом, он дал не одно интервью государственным телеканалам.

“Народная Воля” задала несколько вопросов его супруге.

– Алеся, поздравляю с хорошими новостями – муж, наконец-то дома…

– Спасибо, я думала, что не доживу до этого момента. Эти два месяца были для меня очень сложными…

– Расскажите, как Юрий вернулся домой? Предупредил хоть?

– Нет, просто приехал на какой-то машине, открыл дверь своим ключом и зашел.

– Ему вернули только ключ от квартиры или остальные изъятые вещи тоже?

– Нет, только ключ. А другие вещи ему вернуть и не могут. Его ведь не на совсем отпустили, а лишь изменили меру пресечения – он переведен под домашний арест.

Я вчера мужа когда увидела, заплакала. И дочка тоже плакала. И мама Юры, ей 85 лет, она как раз была с нами.

– А сын?

– Он же не в Минске. В Москве учится.

– Что муж рассказывал? Вообще, в каком состоянии он вернулся домой? Судя по комментарию, который он дал БТ после встречи с Лукашенко, вид у него весьма неплохой для арестанта…

– Он в тяжелом по здоровью состоянии – это я вам как жена говорю. У мужа гипертензия II степени, аневризма головного мозга, серьезные офтальмологические заболевания. У него стерты межпозвоночные диски, дома у него периодически случались такие состояния, когда отнимались ноги. Вчера купила ему лекарства – будем проводить медицинскую терапию, приводить в чувства.

Рассказывать он ничего не может пока. Когда вернулся, он поел и почти сразу лег спать. А утром я поехала на работу, так что мы мало о чем успели поговорить.

– По телефону он теперь разговаривать может, в соцсетях общаться?

– Нет, к сожалению, коммуницировать не может – об этом говорится в тех документах, которые он получил на руки.

– На прогулки выходить?

– Тоже нет.

– Рассказывал ли он что-то по поводу своих интервью, данных государственным телеканалам из СИЗО КГБ?

– Нет. Но спрашивал: “Ты видела?”. Судя по тому, что он писал мне в письмах, далеко не все, что он говорил, попало в эфир.

– По его словам, был ли в этих интервью какой-то тайный смысл? Как он вообще согласился и почему вдруг резко стал поддерживать политику Лукашенко?

– Сказал, что от такого предложения в условиях содержания под стражей отказаться невозможно.

– Вы наверняка видели в соцсетях реакцию на слова вашего мужа БТ о том, что ему поручено “приступить к подготовке альтернативных предложений по изменению Конституции, а также подготовить свои мысли по поводу дальнейших шагов со стороны власти по освобождению ряда лиц, которые не так общественно опасны для нашей страны, как казались на первом этапе”. Воскресенского называют предателем…

– Я с удивлением реагирую на подобные высказывания, если честно. В интервью Марату Маркову мой муж сказал: “Я выступаю за то, чтобы освободить политзаключенных Николая Статкевича, Павла Северинца и других”. К сожалению, это не попало в эфир. А когда его выпустили под домашний арест, не сняв предъявленных обвинений, его стали называть предателем, говорить, что он «переобулся». Мне кажется, это не совсем правильно.

Но для меня сейчас главное, что муж рядом, а не в тюрьме. А остальные детали – они станут известными позже. Тогда и можно будет делать выводы.

– Про встречу с Лукашенко он рассказывал?

– Я уже сказала, что у нас было мало времени на общение. Я почти весь вечер проплакала. Муж говорил: “Успокойся, все будет хорошо…” Я даже не заглянула в его сумку, с которой он приехал из СИЗО…

– А чисто психологически как он? Сломлен?

– Мне кажется, ему сейчас намного легче. Он вернулся из камеры в свой дом, спит в своей постели. Сейчас он ценит все мелочи, которым раньше, может, не придавал большого значения. Он счастлив, что уже не в камере.

Ну а те, кто называет его предателем… Я посмотрела, что они сказали бы, посидев два месяца в камере, где были созданы очень тяжелые условия…

Я не хочу больше терять своего мужа. Хочу, чтобы он был рядом, с семьей…

Профиль

Юрий Воскресенский — бизнесмен, директор нескольких компаний, одна из которых является резидентом ПВТ. По образованию политолог, был депутатом Минского городского совета. Во время этой избирательной кампании вошел в инициативную группу Виктора Бабарико. 12 августа был задержан по обвинению в организации массовых беспорядков и с тех пор находился в следственном изоляторе КГБ.

Публикация — из № 81 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться: