Крах политического бальзамирования
Валерий Карбалевич. Фото: dw.de

Год назад, в октябре 2019-го, в Беларуси прошла самая скучная избирательная кампания в истории страны. Выборы в Палату представителей проходили при полной пассивности населения. Традиционная белорусская схема – то есть выборы без выборов – была доведена до логического конца. Этот процесс не был интересен никому. Поэтому имитировали все: власть, оппозиция, население, Запад.

Казалось, что и президентская кампания 2020 года пройдет по тому же сценарию. Власти ориентировались на тихие выборы, поэтому и назначили дату голосования 9 августа – на период мертвого отпускного сезона.

Но произошло то, что время от времени случается в истории. Это можно назвать мудреным словом «инверсия». Или революция, которая никогда и никем в истории не была предсказана. Произошел пассионарный взрыв белорусского социума, пришла «белорусская весна».

К 2020 году в белорусском обществе накопился большой протестный потенциал. Здесь в один момент сошлось сразу много неблагоприятных для правящего режима факторов. Прежде всего, белорусская социальная модель, созданная Александром Лукашенко четверть века назад, исчерпала свой ресурс, стала тормозом развития. За последние десять лет средняя зарплата в стране в реальном выражении снизилась. За это время сформировалось новое поколение, для которого исповедуемые властью ценности не имеют значения. Общество стало испытывать дискомфорт от того, что не имеет никакого влияния на власть.

Глобальная пандемия закрыла возможности для сотен тысяч белорусов уехать на заработки за границу. То есть традиционные клапаны выпускания социального пара оказались закупоренными.

Важным катализатором общественного недовольства стало неадекватное поведение властей во время пандемии. На первых порах Лукашенко не признавал опасность коронавируса, отказался вводить карантин и запрещать массовые мероприятия.

Все это происходит на фоне утраты монополии властей на информацию, появления новых медиа, социальных сетей, которые очень эффективно используются противниками нынешнего режима.

На мой взгляд, Александр Лукашенко, как и всякий авторитарный правитель, потерял связь с обществом (постановочные встречи с работниками некоторых предприятий не в счет) и вел себя все более неадекватно.

Президентские выборы стали триггером взрыва массового недовольства. Реакция режима на этот революционный взрыв была традиционной. Сработал условный рефлекс. Ответом на всеобщее недовольство стала голая сила. Президентская кампания проходила в форме военной спецоперации правящего режима против всех противников. Расчет был на то, чтобы задушить протест со звериной жесткостью и тем самым подавить волю народа к сопротивлению. Первые три дня после выборов сотрудники МВД вели себя как оккупационная армия в чужой стране, население которой не жалко.

В итоге политических репрессий на сегодняшний день погибло четыре человека, сотни были избиты и подвергнуты пыткам. По оценкам правозащитников, с начала избирательной кампании властями было задержано около 14 тысяч человек, 97 граждан считаются политзаключенными.

Такой расчет на жестокость не был совсем глупым. В прежние времена подобный метод работал. Напомню, что после жестокого разгона на Площади Независимости 19 декабря 2010 года, задержания более тысячи человек на следующий день на улицы вышла только небольшая группа людей.

Но сейчас власти получили обратный эффект. Прежде всего потому, что теперь против режима выступило очень большое количество народа. Садистская жестокость на улицах и в местах заключения шокировала Беларусь. Болевой порог, который может выдержать общество, был превышен. Возмущаться стали даже сторонники Лукашенко. Протест заявили прежде лояльные власти структуры типа церквей, организаций бизнеса, работники госпредприятий и пр.

В итоге на сегодняшний день мы имеем ситуацию политического пата. Происходит саморазрушение государства, оно избавляется от своих функций. В частности, государственные институты отказались от функции объединения нации, власти взяли курс на раскол общества, фактически объявив гражданскую войну большинству своих граждан.

Похоже на то, что белорусское государство избавляется от функции защитника суверенитета. Александр Лукашенко просит Владимира Путина ввести на территорию Беларуси российские войска, чтобы защитить его власть от возмущенного народа. На наших глазах внешняя политика Беларуси фактически разрушается, страна теряет свою международную субъектность.

В последние месяцы, я считаю, практически полностью разрушена правовая система и институты правосудия. А именно осуществление правосудия является важнейшей функцией государства. Политическое руководство решает только те задачи, которые обеспечивают сохранение власти. Можно сказать, что государство сознательно разрушается ради спасения режима.

Но даже если режиму удастся в какой-то момент подавить протест, пробудившаяся Беларусь уже не вернется к прежнему состоянию. За эти месяцы создана большая инфраструктура общественного движения. В него входят телеграм-каналы, структуры гражданского общества в виде сообществ домов, микрорайонов. Для их общения созданы соответствующие чаты. То есть созданы механизмы для легкой и быстрой мобилизации протестного движения, которое может вспыхнуть в любой момент.

Таким образом, простого выхода из белорусского социально-политического кризиса нет. Грубой силой его не разрешить. Нужен реальный диалог.

Публикация — из № 80 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться: