Танцы на костях
Елена Молочко

На днях омоновцы заявились в столичный Музыкальный театр. По-хозяйски, не раздеваясь, то есть в полной черной амуниции, еще и с балаклавами на лицах. Таких посетителей театр, конечно, не видывал. Разве что, помнится, когда в Москве, на Дубровке, террористы захватили заложников на мюзикле «Норд-Ост», то именно они были в масках с прорезями для глаз. Все знают, какими жертвами обернулось то их «посещение»… Поэтому у многих зрителей нашего Музыкального, думаю, сердце в тот момент ушло в пятки. Тем более что был антракт, публика с детьми (!) вышла в фойе, а здесь появляется этот отряд…

У людей в черном в нашей стране теперь плохая слава. Почти никто не видит в них защитников, они для подавляющей части населения – карательное подразделение. Жестокий механизм для подавления мирных протестов. Но что им было нужно на утреннем детском спектакле «Мэри Поппинс»? И почему люди в форме вообще имеют право без вызова заходить в учреждение культуры и наводить страх на зрителей? Или в стране объявлено военное положение, и теперь именно военизированные отряды – хозяева в нашей стране? Хотят – бьют стекла в частном кафе, хотят – открывают ногой дверь в приватное жилье, хотят – в любое время дефилируют в форме по театральному фойе. Спасибо, что не по сцене во время действия.

Кто-то решился сделать фото и выложил в социальную сеть «Фейсбук»: на нем видно, как зрители Музыкального театра прижались к стенкам, когда эти вороны спускаются по лестнице. Один из посетителей все-таки отправил электронное письмо директору театра: что за «спектакль» был в стенах вверенного ему учреждения культуры во время антракта? Его заранее поставили в известность о визите? Или, может быть, администрация сама вызвала ОМОН?

Оцените тонкий юмор директора С.Пукита: омоновцы (или кто там сейчас у нас в этой форме) зашли в Музыкальный театр… пописать. Ну, Сергей Александрович, конечно, выразился в ответном письме привычным сухим канцеляритом – «воспользоваться уборной», что никак не влияет на смысл. Омоновцы пришли в театр справить нужду. Причина анекдотичная, согласитесь. Такие вдруг стали нежные у нас служаки. То, не двигаясь, стоят в оцеплении по восемь часов кряду, а тут вдруг коллективно бросились по нужде и не куда-нибудь, а в Театр! Еще бы, там атмосфера, интерьер… Кстати, рядом с Музыкальным стоит Дом правительства, там интерьеры не хуже. Почему они туда не зашли?

Конечно, физиологические потребности человека не может отменить ни революция, ни даже (о, ужас!) указ Лукашенко. И взрослые люди обычно стараются предусмотреть все неожиданности перед выходом из дома. Но омоновцам, что называется, приперло… Причем сразу группе. И все это было бы смешно, когда бы не было так гадко. Так возмутительно. Так безобразно. Потому что наши органы (правоохранительными их назвать уже, по-моему, нельзя) не видят берегов. Команда «фас», данная сверху, сделала их чуть ли не животными, у них теперь нет морально-нравственных ограничений: им разрешено бить, топтать, унижать своих сограждан, а по нужде ходить, конечно, именно в театральный туалет. Слава Богу, что пока не используют для этого интимного акта антикварные вазы для цветов, расставленные там в фойе, – история ведь помнит и такие примеры упоения собственной властью человека с ружьем.

Хотя подозреваю, что на самом деле все гораздо хуже: громилы в балаклавах проверяли театр на предмет «беспорядков» – день был воскресный, как раз накануне шествия. Власти тупо и прямолинейно искали «нарушителей». Им кажется, что есть четкий распорядок нашей борьбы за свободную Беларусь. Конечно, воскресные шествия идут по распорядку. Но общее протестное настроение – нет и еще раз нет! Удивительно, как власть не чувствует свой народ… Лозунг «Жыве Беларусь!» произносится не по графику, это искренние порывы души большей части граждан Беларуси. Именно поэтому красно-белые флаги появляются в столице в самых неожиданных местах и в самое неожиданное время. Все происходит спонтанно, искренне, и поэтому так прекрасно. После концерта Камерного оркестра в Белгосфилармонии музыканты со сцены махают зрителям флажками с нашей исторической символикой, в Большом театре певцы на поклонах показывают «викторию», а в фойе исполняют религиозный гимн «Магутны Божа». В Национальной библиотеке вдруг звучат белорусские песни, которые исполняют просто посетители, а на Главпочтамте несутся к куполу самые популярные теперь строки песни «Разбуры муры турмы…».

Идет летучая народная революция. Каждый день, каждый час. А власть рассылает патрули по театральным туалетам. Ну, с облегчением вас, омоновцы! Физиологически, конечно, вы все еще люди.

Публикация — из № 79 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться: