Танцы на костях
Елена Молочко

Скандал с украденной песней, который случился на провластном концерте 17 августа в «Минск-Арене», обсуждался в обществе не так долго, как он заслуживает, и мне, в общем-то, понятно почему. Слава Богу, в тот вечер никого не покалечили, не убили, как это, бывает, происходит в Беларуси, а просто еще раз прилюдно растоптали общественную мораль. А это, к сожалению, мы наблюдаем уже который месяц подряд: нам лгут в глаза, силой заставляя считать бесстыдство нормой жизни.

Конечно, нас корежит от такой феодальной наглости власти. И ни в коем случае нельзя сказать, что мы смирились, свыклись с унижением достоинства. Но про Стефанию Соколову, чьим голосом и чьей песней воспользовались без разрешения на концерте в «Минск-Арене», мы тем не менее уже немного подзабыли. А, по-моему, стоит еще раз обсудить это преступление (да, его можно считать уголовным преступлением – воровство авторских прав!), которое совершили взрослые, втянув в него еще и несовершеннолетнего ребенка.

Напомню канву события. Талантливая белорусская певица, 15-летняя Стефания Соколова, участница и победительница многих детских вокальных международных конкурсов, не смогла (не захотела – в данном случае это синонимы) выступать 17 сентября в «Минск-Арене». Тогда организаторы концерта ничтоже сумняшеся выпустили на сцену другую девочку-подростка, которая просто открывала рот под стенограмму Соколовой – по крайней мере так это выглядело в онлайн-телеверсии (а как было в зале, теперь не докажет никто). Свой поступок они объяснили тем, что «спасали номер». На самом деле взрослые дяди и тети спасали, конечно, свои должности и зарплаты – или шкуры, как говорят в народе. Грубо, но совершенно очевидно.

Конечно, ложь, подлог открылись моментально. Наутро услышала и узнала свой голос в телеэфире Стефания, услышала свою песню ее мама Елена Гончаренко, автор музыки и слов, вокалистка Национального центра музыкального искусства имени Мулявина при Молодежном театре эстрады. Семья была в шоке, если не сказать больше. Их чувства понятны, и все честные и морально здоровые люди Беларуси, конечно же, на их стороне.

А вот у меня вопрос: что чувствовали люди, которые осознанно пошли на подлог? Неужели они совершенно потеряли стыд и страх? Например, та же Владислава Артюковская, художественный руководитель Молодежного театра эстрады и режиссер номера, да и другие «творцы» концерта? Они, профессионалы, прекрасно понимали, что обман раскроется моментально, что их репутации будет нанесен ущерб, что музыкальное сообщество поставит на них метку на всю оставшуюся жизнь – такое в творческой среде не забывается. И спокойно переступили через мораль, наплевав на такие «условности». А что? За ними же сама власть! О, они уверены, что находятся под ее крепкой защитой, что сила в любом случае на их стороне – то есть на стороне обмана.

Что ж, сегодня даже государственная ложь охраняется приказами свыше. И это, конечно, катастрофа: общество разлагается изнутри, и этот случай с песней – очевидный пример того, что метастазы пошли по всему общественному организму. И что страшно (напоминаю об этом еще раз), некоторые участники скандала – педагоги. Что, на мой взгляд, в сто раз усугубляет ситуацию. Наши педагогические кадры, которые так запятнали себя во время работы в избиркомах, вызывают у меня уже биологический страх: неужели там столько безнравственных людей? Как же мы доверяли им столько лет воспитывать будущее нации?..

Очень жаль, что Елена Гончаренко, автор песни и мама Стефании Соколовой, проявила определенную слабость, отказавшись подавать в суд на организаторов концерта. Даже если не брать в расчет, что другой человек открывал рот под фонограмму с голосом ее дочери, нарушены, в конце концов, конкретно ее, композитора и автора слов, права. Но, говорит Елена, она надеялась на публичные извинения: «Думала, что произошло недоразумение». Вот настоящая белоруска, ее посадили на кнопку, она решила не жаловаться, думала: а вдруг так и надо…

Но, конечно, Елена прежде всего пожалела чужую девочку, которая была на замене. Конечно, ребенком воспользовались как неодушевленным предметом, возможно, вокалистка, действительно, не знала, что открывает рот под чужую фонограмму, не знала, что поет на сцене в выключенный микрофон. Тем не менее остается вопрос о том, что песню для другого исполнителя взяли без разрешения автора. «А теперь, – говорит Елена Гончаренко, – педагог из продюсерского центра «Спамаш» Татьяна Трухан, чья ученица, собственно, и попала, благодаря взрослым, в эти жернова, вдруг в соцсетях стала агрессивно наступать на нас, утверждая, что все справедливо, а мы просто хотим хайпануть… А сначала Татьяна совсем иначе себя вела, говорила: «Я на колени встану…» – лишь бы не раздувать огонь скандала…»

Но, видно, человек почувствовал поддержку сильных мира сего. И пошел в наступление.

Да, с людьми сейчас происходят такие метаморфозы!.. Все с ног на голову. Некоторые знакомые Елены, как с горьким вздохом добавила женщина, даже спрашивают ее: «Может быть, тебя уже уволили с работы?» Конечно, это произносится в некотором роде в шутку, но, чтобы так шутить, надо чувствовать, что в государстве сейчас нет законов и нет морали: все попрано, растоптано и забыто. Что человека сейчас можно запросто лишить работы за гражданскую позицию, за то, что он смеет отстаивать свое человеческое достоинство. Что любого можно обвинить в чем угодно, даже в том, что он сам у себя украл песню и исполнил ее чужим голосом. А для подкрепления еще и штраф ему впаять. Чтобы сильно не выступал. А если все же пригласят выступить, то фонограмму сами поставят – какую захотят. Что, кстати, мы ежевечерне наблюдаем в новостях на белорусском телевидении. Но это уже тема для следующей колонки.

Публикация — из № 78 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться: