Фото http://www.belmarket.by

Какой белорусский мультфильм купил Netflix и сколько зарабатывают аниматоры, а также почему нет желающих получить от Минкульта миллионы — об этом узнала газета «Белорусы и рынок».

От ГАИ до фриланса

Через два года белорусской мультипликации исполнится 50 лет. Первый фильм был снят в 1972 году. Что любопытно — на деньги ГАИ, так как студия «Беларусьфильм» режиссеру Владимиру Голикову средств не выделила.

За 48 лет на экраны вышло более 200 мультфильмов, расцвет пришелся на конец 80-х — середину 90-х. Во многом потому, что в Минске стали работать режиссеры, прошедшие обучение в Москве.

Что сегодня представляет собой национальная мультипликация? С таким вопросом корреспондент обратился к маститому белорусскому режиссеру, лауреату многих премий и наград, давно входящему в жюри различных фестивалей Михаилу ТУМЕЛЕ.

«Белорусская мультипликация сегодня весьма неоднородна. Предпосылки к этому сложились в начале 90-х, когда появились три студии: государственная и две «независимые». Но постепенно на отделившихся от «Беларусьфильма» студиях все стало «сдуваться»: инвесторы поняли, что это длинные и рискованные проекты, и интерес пропал. С середины 90-х началась массовая миграция, а затем и эмиграция белорусских аниматоров в Польшу, Россию», — рассказал Михаил Тумеля.

По словам режиссера, который еще и преподает в Академии искусств, сегодня анимационный рынок на постсоветском пространстве делится на две большие части — госзаказ (деньги из бюджета) и коммерческий сегмент, делающий рекламу, полнометражные фильмы, сериалы на заказ. «То, что мы видим в кинотеатрах, — это коммерческая анимация, и потянуть такие проекты могут только большие студии. Понятно, что «Беларусьфильм» — это государственные деньги, причем в отличие от России, где финансируется 70 % проекта, у нас проекты оплачиваются полностью. И этим наши аниматоры успешно пользуются. Но потянуть большую работу, полнометражную, сегодня студии не под силу», — уверен Михаил Тумеля.

Он рассказал, что появились и новые, независимые студии, делающие сериалы на заказ и выпускающие в том числе и рекламу, причем качественную. «Но пока я о крупных работах этих компаний не слышал, в прокате и на фестивалях они редко представляли свои работы. Если говорить в целом о современном состоянии, то среднее звено, белорусские аниматоры разбились по «кучкам» и кочуют с проекта на проект. Режиссеры в той или иной мере сотрудничают с «Беларусьфильмом». Я прервал это сотрудничество 8 лет назад. Во многом работа стала фрилансерской. И в последние годы я не слышал о каких-то крупных белорусских проектах, когда идея была бы сформулирована, подготовлена и доведена до выхода фильма, причем на коммерческой основе», — признался он.

ПВТ — движитель анимации

Сколько же сейчас в стране аниматоров, где и сколько они зарабатывают? На эти вопросы квалифицированно ответила Марина КАРПОВА — титулованный режиссер, как и Михаил Тумеля, поработавшая в разных странах на проектах различного формата.

«Когда «Беларусьфильм» был единственным местом, где делали мультфильмы, в республике было максимум 30 аниматоров. Эти люди были штучным товаром: нужно было прекрасно владеть рукой, таймингом, чтобы «танцевать на бумаге». С тех пор я привыкла думать, что нас очень мало, но, организовав профессиональный чат в одном из мессенджеров, поразилась: в нем уже сейчас 400 белорусских аниматоров. Подавляющее большинство пришло в профессию недавно — несколько лет назад. И взрывным ростом наша «анимационная диаспора» обязана ПВТ, который стал катализатором глобальных изменений в профессии. Если раньше, чтобы стать аниматором, нужно было обладать уникальными природными качествами, то сейчас компьютерные технологии все изменили. Сегодня, окончив трехмесячные курсы и изучив софт, аниматором может стать любой человек, даже не умеющий рисовать», — рассказала Марина Карпова.

По ее словам, сегодня анимация — это не только мультфильмы, но и очень широкий спектр: компьютерные игры, реклама, все спецэффекты в кино, медийное сопровождение сайтов. И работающие в анимации люди без проблем могут переходить из одного вида деятельности в другой: «В профессии их все больше, и не в последнюю очередь из-за высоких зарплат, которые обеспечивает прежде всего ПВТ. Пока подавляющее большинство нацелено именно на это, но когда они «наедятся», то станут думать: чего они хотят кроме денег?»

При этом на рынке работы гораздо больше, чем аниматоров, способных ее сделать: в чате ежедневно вывешиваются предложения с хорошей зарплатой. Да, это часто гейминг, но не только: и флеш-дизайн, и анимация для сериалов, и многое другое. С зарплатой от 800 до 2000 долларов. Эти деньги могут зарабатывать и фрилансеры, и даже работники госпредприятий, в том числе «Беларусьфильма», конкретизировала Марина Карпова.

50 фестивалей

А что же былая «кузница» и «житница» белорусской мультипликации? Как рассказал возглавляющий анимационную студию «Беларусьфильма» Игорь ГАЛИНОВСКИЙ, ежегодно студия делает не менее 90 минут анимационных фильмов. «Это от восьми до одиннадцати мультфильмов, в зависимости от длительности картин (6,5 или 13 минут) их количество разнится. Бюджетное финансирование составляет 100 %. В штате студии в последнее время числится до сорока человек. На каждом мультфильме занято примерно столько же — от сорока и более».

По словам Михаила Тумели, жена которого работала на студии аниматором по договору, зарплату там не платили с декабря по июнь, и все труднее уговорить людей, и долгое время связанных со студией, и новичков, работать, не получая денег. Тем не менее мультфильмы производятся и даже, по уверению Игоря Галиновского, на фестивалях демонстрируются: «Мы ежегодно участвуем практически в пятидесяти фестивалях и на каждом получаем те или иные призы. За последний год я бы выделил снятый Натальей Дарвиной очень добрый фильм «Лагодны воўк», который был признан лучшим анимационным фильмом на «Лiстападе». В этом году он попал в конкурсную программу фестиваля в Хиросиме, то есть в список лучших мультфильмов мира, как и другой наш фильм — «Паданне пра гуслi». В 2013 году «Бах» Натальи Петкевич выиграл «Золотого орла», став лучшим мультфильмом в России. Практически каждый год мы берем призовые места на другом российском фестивале, «Витязь».

Сколько же стоит производство на «Беларусьфильме»? По словам Игоря Галиновского, стоимость тринадцатиминутного фильма составляет порядка 200 тыс. рублей. «Наши мультфильмы — короткий метр, это не коммерческое кино, это контент телевидения, интернета. Они в прокате присутствуют только в сборниках, которые выпускаются на экраны в дни школьных каникул. Белтелерадиокомпания приобретает наши мультфильмы, но это небольшие деньги: политика государства направлена на поддержку телевидения, и ставка очень невысокая, посему окупаемость мультфильмов низка», — сказал он.

5 миллионов никому не нужны?

Но в декабре прошлого года генеральный директор «Беларусьфильма» Владимир КАРАЧЕВСКИЙ заявил, что «в планах киностудии в следующем году приступить к созданию полнометражных анимационных лент», то есть делать продукцию, приносящую огромную прибыль (по всему миру). Недавно завершился конкурс на сайте госзакупок: «Оказание услуг по производству полнометражного фильма в анимационной форме, в котором отражены события национальной истории и культуры». Проводился он с 13 июля по 9 августа. На сайте указано, что общая ориентировочная стоимость закупки — 5 млн руб­лей, из которых Минкульт выделяет 4 млн. Но бюджет может быть пересмотрен. Результат: конкурс «признан не состоявшимся».

«Конкурс предусматривал создание полнометражного мультфильма продолжительностью 75—90 минут. Мы подали свое предложение, режиссер — Елена Турова. Но, кроме нашей, заявок не было, и конкурс не состоялся», — рассказал Игорь Галиновский.

Неужели никому из частных студий не нужны 5 миллионов? С этим вопросом мы обратились к Марине Карповой, которая является одним из создателей сериала «Солнечные зайчики» (Sunny Bunnies). Минская Digital Light Studio продала его в 172 страны мира, а недавно права на сериал приобрел еще и Netflix.

«Если не приглашать клевых режиссеров, крутых художников-постановщиков, которых в стране нет, а барахтаться своими силами, то 2 млн долларов хватит. Но для производства полнометражного анимационного фильма нужны такие мощности, которых в стране нет. И это далеко не только финансовая составляющая, но и кадры, и организация работы. Два миллиона — это минимальные деньги лишь при том условии, что уже существует слаженная команда, которая работала на таком проекте, и действует она как единый механизм, где каждый винтик знает свою роль. Но такая студия может появиться в Минске года через четыре, да и то, если будет создана правильная экономическая среда», — уверена Марина Карпова.

Руководитель студии Plumus Василий ВОЛКОВ, создатель выходящего уже пять лет второго белорусского сериала — «Буренка Даша», а также делающий для Toonbox «Котики вперед», знал о конкурсе, но и не думал подавать заявку: «Беларусьфильм», безусловно, не подготовлен к этому проекту. Деньги наверняка «освоят», метраж выдадут, но продукт выйдет несмотрибельным, я в этом не сомневаюсь. И с технической точки зрения это будет выглядеть отвратительно. Но даже если этот проект состоится, итогом станет фильм с качеством ниже плинтуса. Это все выглядит авантюрой. Наша студия не подавала заявку, потому что государство давно показало себя ненадежным партнером. В проекте есть пункт, согласно которому заказчик может ежегодно, в одностороннем порядке, пересматривать бюджет. То есть можно не только «попасть на деньги», потратив массу сил и средств, но и загубить свою репутацию».

Поделиться: