Фото https://thinktanks.by

Если белорусам хватит энергии протеста еще на 3-6 месяцев, то это приведет к необратимым изменениям в политической и экономической системе.

Руководитель Центра политического анализа и прогноза Павел Усов по просьбе Thinktanks.by проанализировал нынешний этап протестов в Беларуси и их перспективы.

– Беларусь протестует против Лукашенко и насилия уже 50 дней. Какие выводы можно сделать почти из двухмесячного марафона мирного протеста?

– Беларусь вошла в новый исторический этап. За эти дни и месяцы общество трансформировалось, также изменилась и сущность власти. Белорусское общество двигает страну вперед, власть пытается удержать ситуацию, сводя государство до уровня бандитского террора.

Все больше и больше происходит полная самоизоляция властных кругов от общества.

В этом положении компромиссов не может быть. Лукашенко нужна полная победа, доведение общества до состояния беспрекословного подчинения. Но при таком массовом сопротивлении подобная цель недостижима.

В свою очередь, внутренняя трансформация общества привела к ряду важных политико-цивилизационных достижений:

  • национальная консолидация общества и усиление национального возрождения;
    абсорбация национальных символов как безальтернативного выражения политических перемен;
  • консолидация и солидаризация отдельных социальных групп: студентов, преподавателей, врачей в противостоянии с властью;
  • появление такого как, “мой двор – моя нация”, как выражение автономного протеста локальных сообществ;
  • укрепление и расширение регионального уровня протестов;
    кибер-атаки и деанон как составляющий элемент протестов;
  • расшатывание отдельных сегментов системы (самоустранение от репрессий) под воздействием протестов;
  • усиление российского фактора в стабилизации системы, что способствует росту национальной консолидации и антироссийских настроений;
  • постепенное формирование альтернативного политического центра притяжения в лице Тихановской;
  • полная делегитимизация системы и лично Лукашенко, размывание социально-институциональной базы режима, опора только на силовой аппарат и террор.

С одной стороны, протестующему лагерю не удается добиться политических уступок, с другой – идейно-символическое и социальное пространство протеста расширяется. В этих условиях можно ожидать процесс долгого противостояния.

– Нередко приходится слышать: ненасильственным протестом невозможно победить дубинки, боевое оружие и БТРы. На ваш взгляд, ненасильственный протест оправдан или обречен?

– Ненасильственный протест – это результат внутренней культуры белорусов, психологическая неготовность к открытому и кровавому противостоянию. Однако репрессии и террор, который является результатом желания Лукашенко подавить протесты, приведет к радикализации общества, отдельных групп протестующих. В этой ситуации данный процесс неизбежен, градус взаимной ненависти растет. Уже есть примеры обратного воздействия: порча имущества, давление на семьи чиновников и силовиков.

В свою очередь затяжной протест подрывает экономическую и социальную инфраструктуру.

Единственным врагом таких протестов является не репрессии, а усталость и разочарование. Если белорусам хватит энергии еще на 3-6 месяцев, то это приведет к необратимым изменениям в политической и экономической системе.

И по итогу к ее разрушению.

– Способны ли мирные, ненасильственные протесты привести к смене власти?

– Давление на систему приобретает различные формы. Не стоит забывать, что наша нация только что переродилась, многие вещи стали для людей откровением, ко многому они были не готовы, и постепенно начинают осознавать, ощущать себя в новой реальности. Они в поисках механизмов противодействия и сопротивления: кто-то сливает информацию о служащих милиции, кто-то забирает вклады из банков, кто-то увольняется, кто-то вывешивает флаги. Уровень сопротивления нарастает и, конечно, очень трудно консолидироваться отдельным трудовым коллективам. Они изолированы друг от друга. Инициатива забастовок во второй половине августа не нашла своего продолжения и очень быстро затихла. Основная причина – в низком уровне коллективной солидарности, недостатке внешней координации и незнании «как и что делать».

– Высказывается опасение, что после начала войны в Нагорном Карабахе «белорусский вопрос» может уйти с международной повестки дня. Оправданы ли такие опасения?

– Конечно, внешние события, как это было всегда, могут переключить внимание международной общественности. Однако в данной ситуации оно не так много значило в белорусской революции. Борьба с режимом будет продолжаться, потому что для белорусов – это их война, за их страну.

Поделиться: