Фото https://www.google.by
Чиновники до сих пор называют легкую промышленность одним из приоритетов развития. Правда, теперь белорусам приходится конкурировать с экономическими монстрами типа Бангладеш.
Еще в апреле глава верхней палаты парламента Наталья Кочанова была обеспокоена работой азиатских магазинов дешевой одежды и массовыми покупками ширпотреба через китайские интернет-магазины типа AliExpress. Кочанова рассказала, что в 2019 году импорт обуви вырос на 26,5%, одежды — на 17%.
По данным Кочановой, доля импортных товаров на потребительском рынке с 2012-го по 2019 год выросла с 30,6% до 39%. При этом «особую обеспокоенность вызывает рост числа торговых точек, продающих дешевую одежду из азиатских стран».
По мнению чиновников, в магазинах, торгующих дешевой одеждой из стран Азии «достаточно большая часть продукции не соответствует» требованиям технических регламентов. Также власти думают, что «товары в такие точки розничной торговли могут завозиться без таможенной очистки» и это приводит к выпадающим доходам бюджета.
Сегодня есть статистика по отечественному легпрому за 7–8 месяцев. Можно оценить, в каком положении находятся крупные и средние предприятия данной отрасли.
Уровень зарплат в легпроме является низким относительно среднего по Беларуси. Если в августе 2020-го средняя зарплата по стране составила 1 276 BYN, то по виду деятельности «производство текстильных изделий, одежды, изделий из кожи и меха» — всего 863 BYN.
Также легпром не может похвастать хорошей динамикой зарплат. В среднем по стране августовские зарплаты выросли с учетом инфляции на 7,6%, а в легпроме не изменились.
Легпром остро отреагировал на кризис 2020 года — с апреля по июль в этой отрасли падали реальные зарплаты, хотя в целом по экономике сохранялся рост. В апреле, мае и августе долларовые зарплаты в отрасли сокращались на 12–13%. В августе средняя зарплата снизилась до 346 USD.
Понятное дело, что медианная зарплата в легпроме ниже 346 USD. В мае 2020 года медиана по отрасли была на 14,9% меньше, чем средняя. По сути, белорусские предприятия вступили в ценовую конкуренцию с производителями беднейших стран Азии.
Низкие зарплаты дополняются оттоком кадров с крупных и средних предприятий. За 8 месяцев коэффициент замещения в отрасли составил лишь 71,1%. Это значит, что на каждых 100 уволенных приходился только 71 принятый. В пересчете на людей за январь—август легпром потерял 3,1 тыс. человек.
Производственные показатели отрасли не блещут. За 2/3 года реальный выпуск снизился на 3,9%. При этом падение было показано к низкой базе 2019 года, когда производство сократилось на 3,1%.
Легпром находится в лидерах по сумме складских запасов. На 1 сентября отрасль скопила 760,4 млн BYN нераспроданной продукции, что составило 14,6% всех запасов промышленности.
По сравнению с объемом производства легпром имеет запасов на 4,4 месяца непрерывной работы — выше, чем где-либо в промышленности. На складах лежат 9,5-месячные запасы обуви, 6,5-месячные запасы сумок, 6,3-месячные запасы кожи, 5,7-месячные запасы чулочно-носочных изделий.
Суммарные долги легпрома на 1 августа достигли 2,195 млрд BYN (+5,6% с начала года). Доля просрочки была самой высокой в обрабатывающей промышленности — 14,7% (каждый седьмой рубль).
Поделиться: