В Могилеве всю рабочую неделю силовики занимаются женщинами: вызывают их в РОВД, составляют протоколы, угрожают арестом. Почему в первых рядах протестующих в регионах Беларуси оказались женщины – у DW.

“Я еще 8 августа собрала свой “тревожный чемоданчик”, – признается могилевчанка Ольга. Максимальная санкция за участие в несанкционированном мероприятии – арест до 15 суток, но если не бояться ареста, говорит Ольга, то у властей и нет механизма запугивания.

“А мне даже интересно было бы посмотреть на ИВС (изолятор временного содержания. – Ред.) изнутри”, – добавляет подруга Ольги Юлия. В Беларуси в тюрьме побывало уже так много людей, что, по выражению Юлии, среди ее знакомых считается дурным тоном бояться ареста.

Региональная специфика белорусских протестов

Ольга и Юлия – постоянные участницы еженедельных акций протеста, которые проходят в Беларуси с 9 августа. Их участники протестуют против официальных итогов президентских выборов, согласно которым победу с большим отрывом одержал Александра Лукашенко, и требуют проведения новых выборов. В отличие от Минска, в белорусских регионах акции протеста не такие массовые. Например, в Могилеве воскресные шествия собирают от полутора до трех тысяч участников.
На одном из женских маршей – женщины с бело-красно-белыми флагами

Марши протеста в Беларуси: и в регионах в первых рядах - женщины
На одном из женских маршей, 19 сентября

И милиция здесь ведет себя по-другому, не устраивая массовых задержаний. Однако сотрудники в штатском стремятся каждого протестующего снять на видео. Потом в течение рабочей недели правоохранители проводят опознание граждан и вызывают их, чтобы привлечь к ответственности за участие в несанкционированной акции. Соответствующая статья 23.34 КоАП предусматривает штраф либо арест. Всю минувшую неделю милиционеры целенаправленно охотились за женщинами. В регионах они составляют большинство протестующих.

Белорусских мужчин запугивают сутками ареста

“Что сделать, чтобы не идти в милицию, если повестку все же вручили?”, – такой вопрос в последние пару недель встречается чаще всего в популярном могилевском Telegram-канале Losque, созданном местным урбанистом Сергеем Пехтеревым. Сам Пехтерев в четверг, 24 сентября, вышел на свободу после 15 суток административного ареста за участие в одной из воскресных акций. Он уже отошел было от политики, но в сентябре поучаствовал с друзьями в акции протеста, держа в руках плакат “Один раз в аду”. Задержание Пехтерева вызвало возмущение у некоторых его коллег и знакомых.

Марши протеста в Беларуси: и в регионах в первых рядах - женщины
Борис Бухель

Такой приговор, отмечает журналист Алесь Асипцов, был не случаен. За двадцать лет наблюдения за политическими процессами Асипцов впервые заметил, как он выразился, странноватую и последовательную тактику властей: активистам и деятелем оппозиции дают штрафы. А вот тех, кто впервые вышел на акцию протеста, отправляют за решетку на сутки.

И такая тактика, считает представитель правозащитного центра “Весна” Борис Бухель, сработала – мужчины действительно опасаются ареста. И на этом фоне впервые громко заявили о себе женщины, на которых последние две недели милиция в Могилеве оказывает беспрецедентное давление. Конечно, их не избивают, но каждый день фиксируются случаи, когда даже матерей несовершеннолетних детей вызывают без повестки в РОВД и держат там по 6-8 часов. Их запугивают, некоторым угрожают арестом, на них составляют протоколы.

Разница между провластным и оппозиционным митингом в Беларуси

В свою очередь, женщины ведут себя нестандартно. Они не уклоняются от посещения милицейских участков, но там начинают спорить с сотрудниками милиции. Одной из первых в Ленинский РОВД телефонным звонком была вызвана Марина Храмцова. Девушке показали видео с шествия с ее участием. Вопреки ожиданиям, она не стала этого отрицать. На Храмцову был составлен протокол по статье 23.34 КоАП.

Марши протеста в Беларуси: и в регионах в первых рядах - женщины
Марина Храмцова

В ответ она заявила, что не понимает, какое мероприятие является санкционированным, а какое – нет. Храмцова добавила, что участвовала как в провластном митинге, так и в альтернативном, и разницы между ними не заметила – оба одинаково охранялись и не сопровождались инцидентами. “И в милиции мне разницу так и не пояснили”, – делится Марина Храмцова в интервью DW.

Ситуация повторилась и на суде 22 сентября – девушка задала вопрос, почему спонтанный пропрезидентский митинг считается санкционированным, если разрешение на его проведение не было получено заранее. И почему воскресные акции протеста считаются нарушением закона, если они проходят в форме праздничных прогулок. У судьи ответа не нашлось, и она предпочла отправить дело в РОВД на доследование.

Храмцова указывает, что знаковым для Могилева можно считать день 12 августа. Тогда в цепь солидарности выстроились медики – традиционно в большинстве своем женщины. С того момента среди протестующих их заметно больше, чем мужчин.

Женщины переломили ситуацию с протестами в Беларуси

Это объясняется просто, считает заведующая литературной частью Могилевского драмтеатра Ольга Семченко: были задержаны и избиты мужья, братья, сыновья – поэтому именно женщины переломили ситуацию. Первую неделю после выборов президента, напоминает она, женщины стали выходить на улицы в белых одеждах и с цветами.

Марши протеста в Беларуси: и в регионах в первых рядах - женщины
Ольга Семченко

А далее власти сами создали себе проблемы. Например, после преследования актеров Купаловского театра в Минске, продолжает Семченко, их коллеги из Могилевского драмтеатра также присоединился к акциям протеста.

На прошлой неделе Ольгу Семченко вызвали телефонным звонком в РОВД, пообещав, что там вручат повестку. Она пришла, но оказалось, что офицеру милиции не до нее. Семченко стала звонить ему на мобильный телефон, но это не помогло. Прождав полчаса, девушка ушла, а повестку ей так никто и не выписал.

Однако в понедельник, 21 сентября, сразу трое силовиков в масках попытались войти к ней в дом. Ольга Семченко отказалась открывать дверь, так как такое поведение показалось ей странным. Тогда через день милиция стала звонить ее родственникам и знакомым.

Доходит до абсурда, констатирует Семченко – ее мать обманывали, утверждая, что разыскивают дочь, так как она год назад потеряла телефон и написала соответствующее заявление в милицию. По повестке, признает девушка, она в РОВД, конечно же, явилась бы: “Но как раз повестки до сих пор почему-то и нет”.

А вот две другие собеседницы DW, подруги Оля и Юля, совершенно по-другому реагируют на угрозы со стороны милиции. Они рассказали, что не пропустили пока ни одной протестной акции в Могилеве с момента после выборов. Подруги выходят на митинги и шествия без масок, с самодельными плакатами и не скрывают своих имен. И даже сначала хотели назвать DW свои фамилии. Парням тяжелее, полагает Оля, потому что они рискуют быть жестоко избиты, а перед женщинами, уверена она, белорусская милиция просто бессильна.

Поделиться: