Прошедшая под покровом секретности инаугурация Александра Лукашенко не только подчеркнула очевидные проблемы внутри Беларуси, но и обострила некоторые вопросы ближайшего будущего.

Thinktanks.by собрал выдержки из публикаций известных белорусских политологов, размещенных ими в соцсетях и мессенджерах по поводу скрытной инаугурации Александра Лукашенко.

Андрей Казакевич, директор института «Политическая сфера»

– Тайная инаугурация. Сложно придумать более тревожные послание собственным же элитам.

Андрей Елисеев, сооснователь и академический директор аналитического центра Eurasian States in Transition research center (EAST Center).

– Сигналом ускорения инаугурации послужила встреча с «политическим активом» на прошлой неделе, где Лукашенко заявил:

«Подготовка к Всебелорусскому собранию – важнейшая политическая задача ближайших дней. Начинайте! Выборы провели, результаты получили. На этом точка. И наверно хватит будоражить общество. Следующие президентские выборы – по Конституции».

Быстрая секретная процедура инаугурации – подтверждение тому, что правитель очень не уверен в слаженности «вертикали власти» и опасался, что в любой момент критическая масса чиновников начнет делать опасные заявления и откалываться в поддержку Координационного совета.

Беспредельная инаугурация и фраза «хватит будоражить общество», массированная кампания последних недель по предотвращению участия несовершеннолетних в мирных акциях, указывают, что вероятно не просто продолжение, но и усиление репрессий и жестких действий в отношении мирных протестующих. Риски ускоренного продвижения к «углубленной интеграции» с Россией также никуда не исчезли и остаются в полной мере.

Александр Класковский, политический аналитик

– Если сегодняшним мероприятием Лукашенко хотел приободрить, подстегнуть, мобилизовать подчиненных, то он вряд ли преуспел. В пиаровском смысле оно стало очередным провалом. Над тайным действом смеются и жук и жаба.

Впрочем, попавшему в переплет белорусскому правителю ныне не до тонкостей пиара. Он просто не мог в принципе проигнорировать предусмотренную конституцией церемонию, которая к тому же непременно должна пройти на протяжении двух месяцев после выборов. Не принести присягу в положенный срок означало бы дать врагам лишнюю зацепку.

Поэтому из плохих вариантов (восторгов массы электората и Запада в любом случае не дождешься) был выбран оптимальный: устроить инаугурацию втихаря, без анонсов и телетрансляции. Чтобы, по крайней мере, не собирать в это время по периметру оцепления толпы «благодарного народа» с пожеланиями в духе тех, что звучали и были написаны на плакатах 30 августа, в день рождения Лукашенко, когда многотысячная манифестация пришла ко Дворцу независимости.

Артем Шрайбман, политолог, SENSE Analytics

– Раньше непризнание выборов было политическим заявлением, не более того. Мы не признаем выборы демократичными, но общаемся с вами ровно так, как если бы они были нормальными.

Теперь пошли заявления западных столиц, включая Брюссель и Берлин, о непризнании Лукашенко легитимным президентом. Ок, что дальше?

Не общаться с ним лично на высшем уровне – это и так понятно, общения было немного и раньше. Приглашений на саммиты больше не будет (Лукашенко на них и не ездил), как и саммитов с участием западных лидеров в Беларуси.

Самый больной вопрос – верительные грамоты послов. Скоро должна приехать американка, затем пересменка у французов и румын, уже четыре года работает литовский посол, значит и ему скоро меняться. Кому они будут вручать грамоты? Или на их место никто не приедет?

Признать Тихановскую легитимным президентом еще сложнее, потому что даже она себя не признает президентом (пока говорит о себе как о национальном лидере). К тому же, у нее нет рычагов контроля в стране, чтобы признание ее президентом со стороны Запада что-то изменило.

В любом случае, чем глубже будет эта изоляция, тем токсичнее белорусская власть будет становиться в глазах и остальных своих партнеров, включая Китай, которому для инвестиций нужен покой, порядок и стабильность, а не восточноевропейское издание венесуэльской ситуации с Мадуро-Гуайдо.

И тут в принципе становится ясно, что МИДу нестрашны увольнения строптивых сотрудников. Даже оставшимся может не найтись работы, кроме посольства в Москве и консульств в других российских городах

Поделиться: