Виталия Шклярова задержали 29 июля в Гомеле, куда он приехал навестить мать. Известный политтехнолог проходил подозреваемым по делу в отношении Сергея Тихановского. Шклярову предъявлено обвинение по части 1 статьи 342 УК РБ (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них). По этой статье предусматривается наказание до трех лет лишения свободы.

Виталий Шкляров, уроженец Гомеля, жил в США. Он позиционирует себя как американский, немецкий и российский политический консультант, политтехнолог, советник избирательных кампаний Барака Обамы, Берни Сандерса, Ангелы Меркель, Ксении Собчак, Дмитрия Гудкова.

Жена Виталия Шклярова Хизер работает в Госдепартаменте США.

Адвокат Шклярова Антон Гашинский рассказал «Народной Воле», что его подзащитному сделали тест на коронавирус. Если результат окажется положительным, его, возможно, переведут на карантин. 

– Я позавчера навещал его, был еще один дополнительный допрос, во время которого Шкляров еще раз заявил, что не имеет отношения к каким-либо преступным событиям, – говорит Гашинский. – А также сообщил о том, что уже четыре дня не чувствует вкуса и у него пропало обоняние.

– До этого у него с 8 сентября держалась высокая температура, и вы говорили, что ему не делали тест на коронавирус…

– После того как эти сведения появилась в средствах массовой информации, к Виталию в понедельник пришли медики, тест сделали, результат еще не известен. Но при этом на карантин его пока не перевели, он как находился, так и находится в общей камере. Единственное – ему разрешили постельный режим…

– Температура держится?

– Да, он ее постоянно сбивает. Вообще, Виталий очень сильно похудел, внешне это очень заметно, на нем вся одежда висит.

– А с питанием как в изоляторе, не жалуется?

– Мы стараемся передачи передавать. Тюремное питание, сами понимаете, какое… Но он старается есть хотя бы суп, потому что без горячей еды совсем плохо.

– А что у него с пальцем на ноге? Выяснилось, при каких условиях был получен перелом?

– Палец заживает. Но Виталий до сих пор не говорит, что произошло. Скрывает. Он сильно боится. Говорит: условия содержания могут ухудшиться до невозможного.

– А сколько человек с ним вместе в камере?

– Он в двухместной камере, и там четыре человека. Но у него своя койка. Правда, койка короткая, с нее ноги свисают… Камера узкая, два метра шириной всего, и она длинная, метров пять. В общем, не санаторий.

– Вы подавали ходатайство об изменении меры пресечения? Он мог бы выйти под залог, например.

– Постоянно подаем и ходатайства, и жалобы. Но безрезультатно.

– Какой ваш прогноз, чем закончится это дело? Как я понимаю, до суда еще далеко…

– Вы смотрели последнее выступление Лукашенко? Вот вставьте в его речь конкретные фамилии задержанных, и будет готовое уголовное дело. Это чтобы понимать масштаб трагедии…

– У Шклярова есть американский паспорт. Может, как-то по дипломатическим каналам можно решить ситуацию с его освобождением?

– Как раз этим и занимаемся.

– В Беларусь Шкляров привез своего сына к бабушке на каникулы. Вы поддерживаете связь с его родственниками?

– Конечно. Маме Виталия и ребенку, слава Богу, удалось выехать, они сейчас в Киеве.

– А кто Шклярову здесь передачи носит?

– Мы, адвокаты, полностью обеспечиваем его быт.

– Настроение у него, судя по всему, совсем не оптимистическое?

– Да, сто процентов. Он настроен на долгое сидение…

Публикация — из № 74 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться: