Акция протеста. Минск, 8 сентября 2020 года. Фото: Евгений Ерчак / EPA / Scanpix / LETA

Фотограф Евгений Ерчак — о том, как был сделан этот пронзительный снимок.

8 сентября в Минске прошла очередная акция солидарности с задержанными во время митингов. На нее собрались преимущественно женщины, некоторые из них — с детьми. Несмотря на то, что обычно белорусские силовики задерживают на акциях протеста только мужчин, на этот раз все было иначе. По соцсетям и СМИ широко разошелся снимок, который сделал минский фотограф Евгений Ерчак: заблокированная группа женщин, сцепившись локтями, смотрит на силовика в форме без опознавательных знаков. «Медуза» попросила Евгения Ерчака рассказать, при каких обстоятельствах он снял эту фотографию — и что стало с ее героинями.

Евгений Ерчак, фотограф

8 сентября в Минске прошло шествие в поддержку всех задержанных на акциях протеста — и, в частности, Марии Колесниковой, которую пытались перевезти через границу в Украину, но не получилось. По информации Координационного штаба – из-за того, что она порвала паспорт.

Люди сперва собрались на площади возле Комаровского рынка — там же 12 августа проходила самая первая женская акция. По площади ходил милиционер с мегафоном и говорил, что собрание незаконно и нарушает законодательство: «Разойдитесь, иначе против вас могут быть использованы силовые методы и вы можете быть задержаны». В самом начале задержали примерно 10 человек. А потом люди пошли в центр города, к проспекту Независимости. Шли по узким улицам, поэтому колонна, в которой было до тысячи человек, растянулась в длинную узкую цепочку на полкилометра. В какой-то момент подъехали автобусы без номеров с силовиками и начались задержания. Кто-то пытался убежать, остальные разбились в плотные группы у забора бывшего завода «Горизонт». Одну из таких групп и я снял.

Основные задержания были в центре колонны, там везде стояли военные. Точнее, я не знаю, кто это был: люди в военной форме с балаклавами на головах без опознавательных знаков. То ли сотрудники милиции, то ли сотрудники других силовых структур. Это новшество последних нескольких дней — раньше таких людей у нас на улицах не было. Были те, кто успел убежать, оставшиеся сбились в плотные группы, стали в сцепку. В основном, это были женщины, но было и несколько мужчин. Напротив них стояли люди с балаклавами на головах и ждали приказа, что делать дальше.

А потом несколько человек в военной форме начали прижимать людей к стене — хотя на самом деле они не прижимали, а пытались вырвать людей из сцепки.

Я снял этот кадр и пошел дальше. Что конкретно с этими людьми было дальше, не знаю: кого-то задержали, кто-то ушел. Но задержали точно не всех — задержанных было около сотни, а людей [на акции] было значительно больше. Похожие сцены я наблюдал везде, это типичная сцена вчерашнего дня. Кого-то задерживают, ведут в автобус, женщины подбегают, пытаются отбить, показывают иконы, кричат «Что вы делаете, как вам не стыдно!»

Женщин начали задерживать последние пару дней. Раньше брали практически только мужчин, женщинам для этого надо было сильно нарываться: как я понимаю, было указание их не трогать. Но уже недели полторы идет нарастание силовых методов. Вчера брали уже всех подряд, потому что это был женский марш и мужчин было мало.

Я журналист, поэтому воздержусь от личных оценок, это задача политологов или участников протестов. Пускай лучше за меня говорят мои фотографии. Каждый раз, когда я выхожу снимать, есть шанс, что мое удостоверение журналиста не сработает и меня заберут — как моих коллег, которых на прошлой неделе продержали трое суток сперва в РУВД, а потом в изоляторе. Их потом признали виновными в участии в несанкционированной акции, и трое суток, которые они пробыли в РУВД и на Окрестина, им и присудили. Я понимаю, что определенный шанс на то же или что-то похуже у меня есть. Надеюсь, что получится этого избежать.

Поделиться: