Сергей Тихановский

«Народная Воля» пообщалась с Виктором Мацкевичем, адвокатом политзаключенного Сергея Тихановского.

Напомним: Тихановского задержали 29 мая в Гродно во время пикета по сбору подписей за выдвижение кандидатом в президенты Светланы Тихановской. На следующий день МВД заявило, что возбуждено уголовное дело о насилии в отношении работника органов внутренних дел. Сергея Тихановского также обвиняют в подготовке массовых беспорядков и в разжигании вражды по социальной принадлежности к группе сотрудников правоохранительных органов.

– Виктор, вы давно навещали Сергея Тихановского? Как у него дела?

– Я был у него 1 сентября, он сейчас находится в Жодино. Пока было все нормально. Но в пятницу и вчера, в понедельник, к нему ездила другой адвокат – Наталья Мацкевич. По ее словам, тоже все спокойно.

– У Тихановского были проблемы в следственном изоляторе на Володарского…

– В Жодино репрессий нет. Сергей чувствует себя нормально, здоров. По мере возможности следит за событиями в стране.

– Каким образом? Независимые газеты сейчас не только не печатают в Беларуси, но и не распространяют по подписке.

– У него буквально недавно в камере появился телевизор. Ну и мы стараемся информировать его о том, что происходит в стране, какие тенденции. Не исключено, что и сотрудники изолятора ему что-то рассказывают. Так что он в курсе новостей.

Сергей полностью поддерживает свою жену и всё, что она делает. Он очень хорошо о ней отзывается, говорит, что любит ее. Конечно, скучает и переживает за нее.

– У адвокатов сейчас есть проблемы с доступом к Тихановскому?

– Нет. У нас были подобные проблемы в СИЗО-1, когда был объявлен карантин по коронавирусу и созданы неподобающие условия для встреч с подзащитными, когда адвокаты, находясь в комнате для свиданий с родственниками, общались с ними через стекло. Отсутствие конфиденциальности не обеспечивало ни адвокатскую тайну, ни тайну следствия.

В Жодино нет препятствий для встреч. Единственное – мы должны соблюдать дистанцию, должны быть в масках и резиновых перчатках.

– Сколько человек в камере с ним сидит?

– Пока он находится один в двухместной камере. Его перемещали из одной камеры в другую, как будет дальше – посмотрим.

– Вы рассказывали журналистам, что сокамерники отказывались сидеть с ним в одной камере…

– Сейчас никакой информации по этому поводу не поступало ни от него, ни от сотрудников СИЗО.

– А проводилась ли какая-то проверка по этому поводу по его заявлениям на Володарского?

– Мы информировали руководство изолятора, ДИН проверял эту ситуацию.

А что касается того, что в следственном изоляторе №1 адвокатам не были созданы условия для встреч с Тихановским, что его привлекают к дисциплинарной ответственности, – мы не только жаловались в ДИН, но и в суды обращались, но воз и ныне там: судьи считают, что сотрудники изолятора были правы. Но все действия со
стороны администрации СИЗО №1, которые мы считаем незаконными, мы обжаловали – и в прокуратуру Минска, и в Департамент исполнения наказаний по Минску и Минской области, и в суды.

– В Жодино к нему из-за паутины в камере уже не придираются?

– Никаких претензий никто не высказывает, он на сотрудников тоже не жалуется, говорит, что отношение к нему хорошее.

– А еда? Кстати, кто ему передачи передает?

– Передачу может передать любой – знакомые, волонтеры, родственники. Это не проблема. Только одна просьба: согласовывать состав и вес передач, чтобы не получилось так, что он сразу получит много, а в конце месяца лимит килограммов будет исчерпан. Хранить продукты негде, а концентраты ему вряд ли нужны.

– Письма ему пишут?

– Да. Совсем недавно ему передали сразу 300 писем – тех, что не дошли до него на Володарского. Он на каждое письмо отвечает.

– С ним какие-то следственные действия проводятся?

– С июня – вообще никаких!

Мы направили жалобы и ходатайства по поводу незаконности возбуждения уголовного дела и подготовили ходатайство по прекращению уголовного преследования Тихановского и освобождению его из-под стражи.

– А были ходатайства об изменении ему меры пресечения? Он ведь может выйти под залог или остаться под домашним арестом.

– Что касается заключения под стражу, то мы обжаловали и меру пресечения, и продление срока заключения под стражу в суд. Жаловались в прокуратуру, обращались с ходатайством об отмене меры пресечения в Следственный комитет. Задействованы все инстанции – и судебные, и прокурорский надзор, и орган расследования. Пока, к сожалению, безрезультатно, хотя защита считает, что содержание Тихановского под стражей не обосновано.

– Известно, что некоторых сидельцев теперь вынуждают сделать покаянные видеопризнания. Тихановскому подобное не предлагали?

– Он не из тех людей, которые будут плакаться, раскаиваться, говорить «я больше так не буду». И они это прекрасно знают. Поэтому с такими предложениями к нему никто и не обращается.

– А какие у него самого прогнозы по поводу сегодняшней ситуации? Чем всё это закончится?

– Сергей надеется на лучшее. Так и говорит: «Я верю в белорусский народ!»

Поделиться: