Фото: Naviny.by

На вопросы «Народной Воли» о создании партии, о пасах Кремлю и о чистых рубашках для Виктора Бабарико отвечает Мария Колесникова.

– Мария, какая обстановка вокруг вашего штаба в связи с заявлением о создании партии? После того как в Сети появился видеоролик Виктора Бабарико, некоторые активно занялись созданием разных конспирологических версий по этому поводу. Во-первых, когда была сделана запись?

– Запись была сделана 14 июня.

– Это важно уточнить. Потому что есть люди, которые считают, что видео – постановка из застенков. Мол, одели, постригли, поставили перед камерой.

– Да-да, и красные подтяжки из дому привезли… Ну, пусть сравнят с видео, которое мы выпустили 19 июня, – там точно такая же обстановка, потому что на самом деле два видео записывались в один день. Начну с самого начала. В один прекрасный момент Виктор Дмитриевич понял, что угроза его задержания совершенно реальна. Но предугадать траекторию дальнейших событий вплоть до 9 августа не мог еще никто. Все-таки зарегистрируют кандидата Бабарико или нет? Может быть, посадят, но к выборам освободят? Сколько человек придет голосовать на участки? Какой будет итог выборов? И поэтому на видео есть два момента, которые теперь больше всего критикуют люди. Прежде всего, слова о проигрыше. Дело в том, что Бабарико справедливо считал, что вне зависимости от исхода выборов 9 августа в будущем обществу понадобится политическая сила, которая может транслировать идеи и ценности, под которыми в период сбора подписей подписалось почти полмиллиона человек.

Следующий момент в выступлении касается конституционной реформы. Напомню, что ролик, где Бабарико впервые говорит о ней, вышел еще в июне, на следующий день после задержания (В.Д.Бабарико задержали 18 июня. – Ред.), и в той же обстановке, на фоне библиотеки и в тех же подтяжках. Именно тогда впервые было сказано о необходимости референдума и о том, что независимо от итогов выборов жизненно важно поменять Конституцию, вернуть ее к образцу 1994 года конкретно по двум пунктам: о жестком разделении властей, что приведет к повышению роли парламента, и об ограничении президентского срока до двух раз. А пока он, я напомню, бессрочный, и поэтому Лукашенко может баллотироваться постоянно.

Конечно, мы до публикации посмотрели запись видео 14 июня и заметили все шероховатости. Перед нами встал вопрос: порезать, чтобы он соответствовал моменту, или ничего не трогать? Тонкий момент… Решили не трогать. Иначе это была бы неправда. Мы оставили все, как сказал Виктор Дмитриевич в тот день.

– И сейчас это многих обидело: на самом деле мы ведь выборы выиграли.

– Белорусский народ, безусловно, выиграл выборы. Но замечу, что Виктор Дмитриевич и еще 20 прекрасных членов нашей команды сидят тем не менее сейчас в тюрьмах, потому что власть цинично выбросила все наши голоса в помойку, она не считается с волей людей.

– А какие у штаба отношения с Координационным советом? В связи с вашим заявлением они, наверное, стали напряженнее, хуже?

– Конечно нет! Еще раз уточню, почему мы именно сейчас обнародовали видеоролик о создании партии. Мы, штаб Виктора Бабарико, – это команда, которая очень активно работает в Координационном совете – я и Максим Знак, как вы знаете, члены президиума, и работа кипит, мы являемся двигателем многих процессов. Но как штаб Бабарико мы не можем больше существовать, потому что выборы закончились 9 августа и у нас нет никакой легитимной формы. А нам важно сохранить форму! Возможно, это не очевидно в заявлении, но в реальности дело обстоит именно так. Штабу нужна легитимность. Мы объяснили свою позицию нашим коллегам. Они с ней согласились. Тем более что в Координационном совете есть представители разных партий, общественных движений и сообществ. Поэтому наличие еще одной никак не может повлиять на его работу.

– Но какие-то претензии вы от них ведь услышали?

– Про то, что это было несвоевременно. Мы объяснили, почему считаем иначе: мы не можем больше называть себя штабом, потому что выборы прошли.

– А некоторые считают, что подобное заявление – это пас Кремлю.

– Я не понимаю, в чем пас?! Почему людям легче поверить в конспирологию, чем в искренность наших намерений? Ведь есть реальные факты: топ-менеджмент банка, где работал Виктор Дмитриевич, находится в тюрьме, сам Бабарико и его сын также находятся в тюрьме, некоторые представители штаба Бабарико опять же находятся в тюрьме. Плюс мы и всё наше окружение испытываем ну просто невероятное давление…

– А почему же тогда и вас не арестовали до сих пор? Тогда бы и про «руку Москвы» никто не говорил.

– Я слышу это в разных интерпретациях: рука Кремля, рука КГБ, рука ЦРУ… «Руки» постоянно меняются, потому что людям, как я уже говорила, намного проще поверить в чудовищный конспирологический заговор, чем в то, что они видят своими глазами.

– Людям трудно поверить, что сейчас в Республике Беларусь вы сможете зарегистрировать партию. В голове не укладывается. Ну и правда, это ведь растянется на несколько лет…

– Возможно.

– А как вы будете работать в состоянии продолжительной нерегистрации своей партии?

– Когда мы собирали инициативную группу, нам не верили, что в нее согласится войти хоть 150 человек. А мы собрали десять тысяч единомышленников. Когда нам говорили, что сто тысяч подписей за кандидата Бабарико у вас не будет никогда, нас в итоге поддержало почти полмиллиона белорусов. Потом нам твердили: вас никогда не зарегистрируют. Да, не зарегистрировали. Но мы объединились со Светланой Тихановской и в жутких условиях террора, репрессий за месяц провели успешную предвыборную кампанию, сделали то, что раньше никому не удавалось. Поэтому, когда теперь мы слышим со всех сторон, что новую партию создать в Беларуси невозможно, мы на это не реагируем. Мы с утра встаем и продолжаем работать.

– Хорошо, духоподъемно.

– А про КГБ хотелось бы отдельно добавить. Почему люди наделяют эту структуру мифологической всесильностью? Откуда этот ореол? На самом деле, кроме насилия и страха, эта институция ничего не способна создавать. Она не способна родить какие-либо сложные манипулятивные идеи, кроме вкидывания в «Фэйсбук» дезинформации. Не так давно я заносила туда заявление и видела, как выглядит помещение КГБ изнутри. Поверьте, представить, что там возможны креатив и новые идеи, совершенно невозможно.

– Про митинги, про шествия хотела замечания сделать. Почему в колоннах нет лозунгов о политических заключенных, о нечестных выборах?

– Что вы, и лозунги, и портреты заключенных – все это в колоннах несут. Вообще у Координационного совета на сегодняшний день три основных требования. Освобождение политзаключенных – мы ни в коем случае не забыли про своих товарищей. Второй пункт – расследование всех фактов насилия против мирных граждан. Третий – новые честные выборы. Меня порой спрашивают, почему я не уезжаю. Отвечаю: моя личная и самая большая мотивация – как можно быстрее освободить людей из тюрем.

– Вернемся к строительству новой партии. Понятно, что ее официальное рождение произойдет не скоро. Выдержит ли народ?

– Не надо на этот счет волноваться. Главное, что сейчас в стране на наших с вами глазах идет создание гражданского общества. Люди впервые открыто, массово, осознанно заговорили друг с другом о политических переменах, а это тяжелый, но очень важный процесс. Потому что надо научиться выслушивать каждого, научиться искать компромиссы.

– Но в этом непростом, но необходимом процессе общество может родить и нового лидера. Вас это не беспокоит?

– Я думаю, появится много новых лидеров – у студентов, у рабочих, у айтишников. Появится много новых движений и партий, потому что людям нужно будет объединяться. И это очень классно!

– А название вашей партии «Вместе» окончательное?

– Для нас этот вопрос не в приоритете. Сейчас мы занимаемся в основном Координационным советом, а конкретнее – пытаемся найти механизм, чтобы вызволить из тюрьмы Лилию Владимировну Власову. И ждем, когда вернутся Ольга Ковалькова и Сергей Белявский (О.Ковалькова освобождена и уехала в Польшу 5 сентября. – Ред.). Болезненные темы. И очень много работы в регионах – там все кипит, много местной инициативы.

– Кто-нибудь из власти с вами разговаривает?

– Вчера была встреча с депутатами на 94-м минском избирательном участке. А еще месяц назад это невозможно было себе представить. Еще раз подчеркиваю: когда нам говорят, что это невозможно, мы продолжаем работать, потому что знаем, что результат все равно будет.

– Почему вы не объявляете общенациональный митинг? А то кажется, что для Лукашенко 200 тысяч протестующих в столице – как слону дробинка.

– Это не так. В дни мирных шествий Лукашенко два раза подряд бегал с автоматом по закрытой территории. От кого он оборонялся – от своего собственного окружения?

– Это нервы.

– Нервы. И никто из окружения не смог ему сказать, что так делать нельзя, потому что ты выставляешь себя на посмешище перед всем миром.

– Лукашенко волнуется о своем имидже в мире? Не думаю.

– Именно поэтому Путин «элегантно» сдал его – признал публично, что Лукашенко обращался к нему, лидеру иностранного государства, за военной помощью. А это статья 361, пункт 2 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

– Возможно, есть межгосударственные договоренности в рамках ОДКБ?

– Там не предусмотрены механизмы, которые позволяют правоохранительным органам заходить на территорию иностранного государства. А в Беларуси нет ни экстремизма, ни внешней угрозы.

– Ваш личный выход к цепочке омоновцев у Дворца независимости в одно из воскресений вызывает огромное уважение. Что вы чувствовали в те минуты?

– Надо представить себе ситуацию: ребята в оцеплении стоят часами, защищают непонятно что. Они видят нашу огромную 200-тысячную массу народа, которая не заканчивается у горизонта. Думаю, что им было моментами намного страшнее, чем мне и чем всем белорусам. Их-то учат, что они, условно говоря, имеют право на все, что их боятся. А реальность показала, что никакая охрана не в силах противостоять народу.

– Вам, кажется, кто-то подмигнул из них?

– Улыбались ребята… И это видно было даже из-под масок.

– И самый деликатный вопрос: как сейчас себя чувствует Виктор Дмитриевич и его сын Эдуард? Что можно о них сейчас рассказать? Кто носит им, в конце концов, чистые сорочки в камеры?

– Система отлажена с первого дня, не волнуйтесь. Виктор Дмитриевич энергичен, еще и нас подбадривает. Он очень рад, что штаб продолжает свою работу, – согласитесь, уникальная ситуация. Которая оказалась возможной благодаря именно Виктору Дмитриевичу, его таланту подбирать команду. А вообще он восхищается своими соотечественниками, белорусским народом.

– Бабарико знает о ежевоскресных массовых шествиях? Откуда?

– В тюрьме есть Белорусское телевидение.

– Но оно же показывает о нас насквозь лживые сюжеты!

– Именно поэтому ему все понятно.

***

Вчера днем, когда верстался свежий номер «Народной Воли», стало известно, что в Минске похищена… Мария Колесникова. Есть свидетельница, которая видела, как около Национального художественного музея остановился микроавтобус с надписью «Связь», куда неизвестные затолкали Марию Колесникову. От грубых действий у нее даже выпал на асфальт телефон. Правда, его с асфальта подняли, и машина тут же умчалась.

Через некоторое время перестали выходить на связь пресс-секретарь Координационного совета Антон Родненков и исполнительный секретарь Иван Кравцов.

В связи с этим Координационный совет сделал экстренное заявление, в котором, в частности, говорится:

«Органы, призванные в нашей стране защищать порядок и законность, до сих пор не предоставили информацию о местонахождении наших коллег и отрицают свою причастность.

В субботу была насильно вывезена из страны член Президиума Координационного совета Ольга Ковалькова. Ранее было предъявлено обвинение члену Президиума Координационного совета Лилии Власовой, под административным арестом находится член Президиума Координационного совета Сергей Дылевский.

Очевидно, что такие методы являются незаконными и не могут привести ни к какому другому результату кроме обострения ситуации в стране, углубления кризиса и дальнейшего нарастания протестов.

Мы видим, что в последние дни власть вместо попытки диалога с обществом начала открыто использовать методы террора.

Координационный совет отмечает, что все действия, совершенные лицами, выступающими в официальном статусе, сопряженные с применением насилия и направленные на подавление политической и общественной активности граждан, являются преступлениями против безопасности человечества, в отношении которых отсутствуют сроки давности привлечения к уголовной ответственности.

Координационный совет требует немедленного освобождения Марии Колесниковой, Лилии Власовой, Антона Родненкова, Ивана Кравцова, а также подтверждения возможности свободного возвращения Ольги Ковальковой, Павла Латушко и Светланы Тихановской в страну».

Публикация — из № 71 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.

P.S. 8 сентября утром стало известно, что Мария Колесникова задержана на белорусско-украинской границе.

Поделиться: