Снимок носит иллюстративный характер

Пишу, еще не зная, чем закончится судебный марафон над шестью белорусскими журналистами, задержанными… нет, схваченными караевскими громилами 1 сентября. Повторяю, суд над журналистами… То есть над людьми, несущими народу, обществу, миру правду.

Пока суды раз за разом отправляют дела на так называемую доработку, прекрасно понимая, что подсудны не журналисты, выполнявшие свой профессиональный долг, а люди в балаклавах, которые чинят произвол, угрожающий здоровью и жизни.

Это ли не цинизм, когда, не зная, как выкрутиться из беззакония, предлагается грамотеям в погонах правильно расставить в протоколах запятые и подогнать их так, чтобы не было даже малейшей щели?! А как иначе сделать из журналистов, выполнявших свою работу, «участников несанкционированных массовых мероприятий»? И в каталажку, в каталажку…

А пока в суды поступают необоснованные и неграмотные протоколы, не позволяющие вынести решения, всё, на что способны люди в балаклавах, – это злобная месть. Ничего, молодые, и на Окрестина поночуют, в камерах, где взывают к справедливости тени сотен палачески избитых в страшные ночи 9–12 августа…

Почему же вопреки всем международным, всечеловеческим и даже нашим, белорусским, законам и правилам режим, называющий себя государством, действует как бы от его имени столь грубо, цинично, не скрываясь?

Стоп! Скрываясь.

Ему кажется, что если некое, используемое в роли заказного свидетеля существо по имени Александр Ковалев нацепит на голову балаклаву, то народ его не узнает, а судья, имя которому История, не посмотрит в его лживые, за прорезями, глаза.

Посмотрит. Узнает.

P.S. Одна из журналисток, ранее проведшая в ожидании суда бессонную ночь в милиции, рассказала мне еще об одной особенности такой ночи. И у меня родились следующие строки на белорусском языке.

Журналістка

Яе ўсю ноч трымалі ў пастарунку.
Прапанавалі каву і зефір:
«Частуйцеся, вышэйшага гатунку!
Не тое, што акрэсцінскі чыфір…
Якое глупства ваша галадоўка!
Ці ж вам не трэба набываць вагу?!
Цукерку пакаштуйце –
вось «Кароўка»…
Не хочаце? А вы праз не магу…»

Ёй сапраўды не шкодзіла б паесці.
У вочы поўз вясёлкавы туман.
Падумала: а як жа моўчкі бэсціць
Яе звышклапатлівы капітан!
Падрыхтавана здымачная група.
Люстэркам ззяе зоркі аб’ектыў…
«Ну з’еш! Ну з’еш! –
малілі зрэнкі тупа. –
З’ясі – хутчэй на волю выйдзеш ты…
Не псуй для тэлебачання карцінку.
БТ, РТ развешаны кручкі.
Не ўсё ж пра гвалт амонаўскі
пласцінку
Табе круціць, пра кулі і дручкі…»

Яе ўсю ноч трымалі ў пастарунку.
Карцінку спадзяваліся займець.
Ды толькі хто вышэйшага гатунку,
Ніколі ім ужо не зразумець.

***

Публикация — из № 70 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться: