3 сентября депутат парламента Валерий Воронецкий встретился с избирателями. Этому предшествовала волна возмущения граждан бездействием депутатов по поводу фальсификации выборов и насилия со стороны силовиков. Люди собирают подписи за отзыв депутатов, но прежде пытаются с ними встретиться, чтобы узнать: почему они молчат, когда в стране тяжелейший правовой кризис. Воронецкий дал понять, что отмалчиваться не намерен — и по поводу выборов, прозрачность которых «вызывает сомнения», и по поводу разгона мирных акций, на которые «граждане имеют право», и по поводу пыток со стороны силовиков, за которые «каждый виновный должен ответить по закону».

Избиратели Свислочского округа № 94 к встрече подготовились основательно: четко обозначили вопросы, которые их волнуют — по блокам, собрали очевидцев нарушения закона (и по выборам, и по пыткам), подготовили доказательства на видео и в диаграммах, сформулировали конкретные вопросы, по которым депутат с его полномочиями может помочь. Еще недавно жители района не знали друг друга, но общая проблема — законности и безопасной жизни в стране — сплотила их, пишет TUT.BY.

«Законодательство о выборах должно быть кардинально изменено»

Валерий Воронецкий заседает в парламенте второй срок и говорит, что никогда не отказал ни одному избирателю, который к нему обратился.

— Я искренне рад встрече, — заявил он во вступительном слове. — На самом деле я давно уже не встречался со своими избирателями в таком количестве. Я благодарен, что вы нашли время на разговор со мной.

«Мы видим, что была пройдена красная черта». Депутат Воронецкий встретился с избирателями — и поддержал их

Надо сказать, что Валерий Иосифович в прошлом дипломат, и он умеет говорить с людьми. Да, в некоторых вопросах Воронецкий пытался смягчить риторику «дипломатическими» формулировками, но в целом отвечал на все вопросы граждан, фиксировал каждый запрос и обещал включиться в рамках своих полномочий.

— Мы все — граждане Беларуси, и нам небезразлична судьба нашей страны и то, что с ней происходит, — заявил депутат. — У каждого из нас есть свое видение развития. Но самое главное — мы любим свою Беларусь, свой дом. И хотим, чтобы мы, наши дети и внуки жили в стране, чувствуя себя в полной безопасности, понимая, что наша свобода и чувство достоинства уважается. Здорово, что за последнее время в общественном сознании произошли кардинальные изменения: мы стали чувствовать себя нацией, ответственной за ситуацию в стране. К сожалению, произошла ситуация, когда потребности общества, видение современного развития страны вошли в противоречие со сложившимися общественными отношениями, которым лет 20−25, и для нашего XXI века это очень большой срок. Это несоответствие вылилось в острый кризис, который мы все переживаем. Триггером кризиса и проявления конфликта явилось то, как были проведены выборы. Я думаю, что абсолютное большинство разделяет подход, что выборы не вызывают доверия у граждан.

На этих словах послышались аплодисменты. Первый блок встречи был посвящен результатам выборов. Наблюдатель Всеволод Орехов, который родился и вырос в Серебрянке, а сейчас владеет бизнесом, рассказал, что раньше политикой не интересовался, но в этом году решил посмотреть, а на самом ли деле выборы в Беларуси фальсифицируют, как многие говорят. Сначала его не зарегистрировали членом комиссии, потом его как наблюдателя не пускали на участок, а явка на досрочном голосовании, которую он считал с коллегами, расходится с данными комиссии более чем на тысячу человек. Прокуратура поданную жалобу направила в ЦИК, а там молчат. Есть у избирателей вопросы и по поводу итоговых результатов, тысячи людей поставили подписи под обращением уже в правоохранительные органы о том, что они голосовали за Светлану Тихановскую, а ей в итоговом протоколе написали ничтожно низкие цифры, но и этому заявлению обоснованной правовой оценки никто не дал. Воронецкий пообещал, что проанализирует нарушения, которые зафиксировали наблюдатели, и от своего имени обратится в Центризбирком.

— Конституция возлагает всю ответственность за проведение выборов на ЦИК. Практически наше законодательство не дает возможности для граждан и наблюдателей подать апелляцию на решения комиссии, — заявил депутат. — Однозначно законодательство о выборах должно быть кардинально изменено, оно должно соответствовать требованиям, которые предъявляются международными организациями, чтобы мы были уверены, что наши голоса не пропали, их не украли. Над этим нужно обязательно работать. Об этом давно говорилось по линии БДИПЧ ОБСЕ. К сожалению, мы не сумели своевременно внести эти изменения. И на законодательной власти (парламент. — Прим. TUT.BY), и на мне лично лежит за это ответственность.

Воронецкий подчеркнул: граждане имели право на то, чтобы возмутиться тем, как был организован избирательный процесс.

— Люди имеют право на мирный протест, это очевидно, — заявил он. — В сознании любого представителя власти должно быть понимание, что эта страна, эта земля принадлежит народу. Когда-то наши предки отстаивали ее с кровью и потом, защищали ее, чтобы мы, потомки, жили на земле, будучы гаспадарамі, па-беларуску кажучы. Народ — источник власти, народ имеет все основания определять, как жить на этой земле. Я солидарен с тем, что, если люди возмущены (тем, как были проведены выборы. — Прим. TUT.BY), они имеют право свой протест вылить и показать государству — мы не согласны, мы — народ, хозяин на этой земле.
«Мы видим, что была пройдена красная черта». Депутат Воронецкий встретился с избирателями — и поддержал их

Однако власть, как заметил Воронецкий, вместо того чтобы с пониманием отнестись к мнению народа и пойти с ним на диалог, «к сожалению, продемонстрировала силу».

— Мы видим, что была пройдена красная черта, за которую переходить нельзя, потому что Конституция гарантирует нам, гражданам, уважение к нашему достоинству, и категорически не допускает унижения, а тем более пыток и насилия. Когда мы смогли получить доступ в интернет, мы увидели много фактов, прямого беспредела, который творился в отношении наших детей. Я говорю про себя, про свой возраст, это наши дети. Это не могло не вызвать соответствующей реакции. И могу сказать, что мало есть людей, которые не переживают за то, что произошло. Я сам 12 августа публично, в той форме, в которой мог это сделать (Воронецкий написал на своей странице в фейсбуке, что осуждает насилие. — Прим. TUT.BY), призвал государство остановить раскручивание пружины насилия, потому что на кону будущее нашего государства.

Депутат считает, что пик напряжения прошел и сейчас от исполнительной власти, депутатов, силовиков нужен «прямой разговор со своими людьми».

— В этой связи недопустимы действия, которые дальше подливают масло в огонь, а мы сегодня видим, что происходило на студенческих протестах, что происходит с журналистами, которых в нарушение закона задерживают за их профессиональную деятельность, что происходит с архиепископом Кондрусевичем, который не может въехать в страну. Все это не способствует успокоению ситуации, это создает новое напряжение. Такого быть не должно.
«Мы видим, что была пройдена красная черта». Депутат Воронецкий встретился с избирателями — и поддержал их

Валерий Воронецкий подчеркнул, что он как депутат считает своим долгом открыто об этом говорить:

— Не вижу для себя другой возможности, потому что это моя страна, мои деды и прадеды жили на этой земле. Я надеюсь, что и мои дети и внуки будут жить на этой земле. Насилия в нашей стране больше повториться не должно. Молодежь — это будущее, и очень плохо, что власть сегодня оставляет шрамы на будущем нашей Беларуси. Сегодня этими действиями (применением насилия. — Прим. TUT.BY) милиция дискредитирована, это серьезнейший удар по государству. Если не защитим честь порядочных милиционеров, если мы будем бояться своей милиции…

На этих словах из зала послышались возмущенные крики:

— Мы уже боимся!

«Мне так страшно не было никогда»

Второй блок встречи был посвящен насилию со стороны силовиков. Впечатлительных людей и детей попросили выйти из зала, на экран вывели видео, как правоохранители и военнослужащие бьют задержанных, стреляют в них, содержат их во дворе РУВД на земле лицом в землю. Показывают кадры задержания, в том числе жителей Серебрянки, людей, которые просто выходят из магазина «Гиппо».
«Мы видим, что была пройдена красная черта». Депутат Воронецкий встретился с избирателями — и поддержал их

Многие в зале с трудом сдерживают слезы. Другие кричат в адрес силовиков слова, которые мы по закону привести в статье не можем.

— Они ответят за все! — слышится из зала. — Они пошли против своего народа!

Одна из очевидиц избиения на видео говорит:

— В моем городе, где я родилась, мне так страшно не было никогда.

Слово берет житель Серебрянки, заводчанин Константин Шеструк, ему 54 года. Он был очевидцем задержания людей возле стелы 10 августа. Говорит, что до августа 2020-го политикой не интересовался, за Тихановскую голосовал по принципу «против него». Накануне основного дня голосования был на даче, потом отключили интернет, поэтому об избиениях и задержаниях 9 августа даже ничего не знал. Рассказала дочка, которая была в России, — «у вас там людей убивают». 10 августа он решил выйти в город и посмотреть, что происходит.

— У меня 17 видео есть, я сам снимал, — говорит он. — Там не было ни одного признака митинга, люди шли друг от друга метров на 10, просто гуляли. Я стоял возле ОМОНа, пока один из них мне не сказал, что лучше уйти, метров на сто, «потому что здесь митинг», но благодаря этому я остался жив. А народ молчит, никаких лозунгов там не было, какой это митинг? За полтора часа, что я там был, ОМОН ни разу не предупредил, не сказал «расходитесь».

Дальше мужчина подробно рассказал, как на его глазах хватали всех, кто попался под руку, и бросали в автозаки.

— Я считаю, что это автогеноцид (внутренний геноцид. — Прим. TUT.BY), часть народа уничтожает другую часть. Это был специальный замес, чтобы измазать кровью этих силовиков, а может, и нас. Я за ту молодежь, которая там (на протестах — Прим. TUT.BY), а я здесь, — сдерживая слезы, сказал Константин.
«Мы видим, что была пройдена красная черта». Депутат Воронецкий встретился с избирателями — и поддержал их

Дальше слово взял пострадавший от действий силовиков Андрей Вершеня, ему 37 лет. Вечером 9 августа он, как и другие люди, несогласные с тем, как провели выборы в Беларуси, вышел к стеле. Застал разрывающиеся гранаты и поскорее уехал. Задержали его в ночь с 11 на 12 августа, когда он ехал на машине возле универсама «Рига». О том, что там проходит протест, говорит, не знал, и когда он отвозил товарища, в том районе, кроме силовиков, вообще никого не было.

— Меня вытащили из машины. Они кричали: «С…а! Животное! Сколько тебе заплатили?». В автозаке у меня отбивали мясо от костей, говорили, что в лес завезут и расстреляют. При переходе из первого автозака во второй заставляли нас кричать: «Я люблю ОМОН!».

Что было дальше, Андрей не помнит, потому что его били так, что он потерял сознание, очнулся уже на Окрестина.

— Меня били, чтобы я пришел в сознание, — говорит он. — Когда забрали на скорой, правую ногу я не чувствовал.
«Мы видим, что была пройдена красная черта». Депутат Воронецкий встретился с избирателями — и поддержал их

Фотографии избитого Андрея вывели на большой экран.

— Депутат! Посмотрите! — кричали люди.

Показали и медицинские документы: черепно-мозговая травма средней степени, тупая травма живота, гематомы по всему телу.

— У меня только один вопрос: за что и кто за это ответит? — спросил у депутата пострадавший. — Я написал заявление в СК неделю назад, до сих пор нет никакого ответа. И у других людей, с которыми я общаюсь по этой теме, тоже.

Воронецкий заявил, что готов взять это дело на контроль, направить запросы в Следственный комитет и прокуратуру.

— А потом уже с учетом ответов вместе поработаем над вашей историей для того, чтобы виновные были наказаны. Закон у нас один для всех.
«Мы видим, что была пройдена красная черта». Депутат Воронецкий встретился с избирателями — и поддержал их

На это люди стали возмущенно кричать, потому что ни одного дела по факту избиения, пыток СК так и не завел.

— Закон у нас один для всех — так должно быть, — продолжил Валерий Иосифович. — Если такого не будет, мы перейдем в стадию полного беззакония и просто потеряем свое государство.

— У нас уже полное беззаконие! — возмущались люди.

Историю своего задержания рассказал еще один потерпевший, Николай Изоитко, ему 27 лет. Задержали его 11 августа вечером, в Кунцевщине, недалеко от дома. Никаких акций не было, на руке у Николая был белый бинт — этого для военнослужащих внутренних войск оказалось достаточно.

— У них явно было задание набить людей в автозаки, — рассказал Николай. — Со мной был мужик, который в тапках вышел за пивом. Военнослужащие били тех, кто возмущался или что-то выкрикивал, а потом нас передали ОМОНу, во Фрунзенском РУВД нас бросили на пол в спортзале, били дубинками и просто проходили по нам. Они кричали: «Где теперь ваша Тихановская?». И еще сказали: «Пока есть доблестная белорусская милиция, у вас не будет перемен». Нас выводили в комнату, чтобы снять на видео, кафель там был залит кровью. Той же ночью нас перевезли на Окрестина, грозили облить краской, изнасиловать, били бутылкой с водой, чтобы оставить меньше следов. Нас поставили во внутренний дворик (изолятора. — Прим. TUT.BY), где мы 10 часов простояли без воды. В туалет вывели человек шесть, остальные ходили под себя и в этом стояли. Среди нас был несовершеннолетний мальчик с разорванным боком от пули. Потом перевели в камеру на пять мест, нас там было 33. Через двое суток меня забрала скорая. Приходилось долго стоять на коленях, и у меня воспалилось прооперированное колено. Я пытался сказать девочке-милиционеру, что не могу больше стоять на коленях, на что она ответила: «Зачем вы тогда на митинги ходили?». Мой суд занял около трех минут, свидетелей не было. Просто зачитали протокол и дали 15 суток. В протоколе было указано место и время не то, где меня задерживали, как и у всех. Я говорил с людьми, процентов 80 не участвовали ни в каких акциях. Со мной сидел водитель такси, который довез бабульку на Каменную Горку, ему разбили стекло в машине и просто вытащили. Еще были люди из магазина «Алми», туда просто ворвался ОМОН и забрал покупателей. Эта была акция устрашения. И я вам скажу: выкрикивали политические лозунги и применяли насилие только сотрудники ОМОНа. Когда человека бьют и топчут, я считаю, что это пытки. Но самое страшное — это не боль и унижения, это можно вытерпеть. Самое страшное — неуверенность, потому что думаешь: а что если они делают все это, потому что им можно, потому что им за это ничего не будет?

Николай написал заявление в СК, прошел судебно-медицинскую экспертизу, уже две недели из органов нет никакого ответа.

«Это пытки. И срока давности по этому преступлению нет»

Избиратели пригласили на встречу адвоката Максима Конона, его подзащитный Виталий Прокопьев — один из потерпевших от действий силовиков. Был задержан возле ДК МАЗ, куда пришел дождаться итоговый протокол голосования, в итоге оказался на Окрестина, где его жестоко избивали и требовали подписать протокол, обязательство больше не ходить на митинги. Но он не подписал ни одного документа, поскольку не считал себя хоть в чем-то виновным.

По словам адвоката, в районных отделах Следственного комитета заявления от потерпевших граждан принимают и «рядовые сотрудники негодуют, что уголовные дела не возбуждаются».

— На мой взгляд, недостаточно возбудить дело за превышение власти и служебных полномочий, — считает Максим Конон. — Должно быть возбуждено дело по статье, по которой у нас никогда еще не было дел, — статья 128 Уголовного кодекса — преступления против безопасности человечества, поскольку речь идет о пытках из политических соображений. И по этому преступлению нет сроков давности.

По словам адвоката, запрос на справедливость в обществе велик.

— Чем больше проходит времени, тем больше растет народное негодование. Лично я хочу, чтобы все произошло по закону, чтобы в дальнейшем не повторилась эта ситуация. Знаете, что сейчас многие говорят? Что не хотят растить детей в обществе, где они будут бояться сотрудников милиции. Я считаю, что в правоохранительных органах больше 80% — честные и порядочные люди. Но поскольку нет реакции на заявления потерпевших, мнение общества склоняется к тому, что чуть ли не все они являются негодяями. И если не последует никакой реакции власти, люди будут верить, что это так.

Максим Конон заявил, что, по его данным, на конец августа в Московский РОСК поступило более 400 заявлений от потерпевших, в Заводской РОСК — более 300. Всего, считает адвокат, в следственные органы поступило более тысячи заявлений.
«Мы видим, что была пройдена красная черта». Депутат Воронецкий встретился с избирателями — и поддержал их

Адвокат призвал Воронецкого ходатайствовать перед СК поднять всю эту информацию, дать правовую оценку действиям виновных силовиков. Также Конон обратил внимание на то, что существующий Закон «О массовых мероприятиях» нужно менять, так как он не соответствует желанию общества выражать свою точку зрения на мирных протестах, по сути, людей лишают этой возможности, наказывая их штрафами и сутками ареста. Изменить закон — в силах депутатов, а конкретно от Воронецкого ждут соответствующей законодательной инициативы.

«В стране ужас, а депутаты в отпуске?»

Валерию Воронецкому также задали вопрос по поводу работы межведомственной комиссии, которая должна оценить действия силовиков, причастных к избиению и пыткам в отношении граждан. В комиссию, напомним, вошли представители МВД, СК, Генпрокуратуры, Госкомитета судебных экспертиз и депутат парламента.

— Создана межведомственная комиссия, прошло 3 недели после убийства, но никто не задержан, не возбуждено ни одного уголовного дела, — отметили избиратели.

Воронецкий честно признался, что о деятельности этой комиссии ничего не знает. Впрочем, как и все белорусы.

— По правде говоря, сегодня депутаты, сам парламент, не проинформированы о ее деятельности комиссии, — отметил Валерий Иосифович. — В ее состав, насколько мне известно вошел, один депутат парламента, член комиссии по национальной безопасности.

Речь идет про депутата Александра Дубова, до работы в парламенте он был заместителем генерального прокурора. Мы пытались узнать у Александра Васильевича о работе комиссии еще на прошлой неделе, однако он сказал, что пока в отпуске и ничего сказать не может. В Генпрокуратуре, по инициативе которой создана комиссия, TUT.BY по этому вопросу также ничего не прояснили. Сегодня, незадолго до встречи Воронецкого с избирателями, мы снова позвонили Дубову, но депутат все еще отдыхает и не готов говорить о деятельности комиссии.

— Я не знал, что он в отпуске, — сказал Валерий Воронецкий. — И не готов говорить за других депутатов. Я поинтересуюсь, если комиссия открыта для вступления, обещаю, что буду там работать, но комиссия не была создана парламентом, и август — мертвый сезон для парламента в любой стране.
«Мы видим, что была пройдена красная черта». Депутат Воронецкий встретился с избирателями — и поддержал их

В зале послышались возмущенные реплики, как депутаты могут отдыхать и молчать, когда в стране такой кризис.

— Можете вы инициировать слушание депутатов? — послышался крик пенсионерки. — Месяц в нашей стране творится ужас, а депутаты в отпуске? Блин, людей избивают, убивают! Свобода слова где?

Депутат пытался ответить, что такое слушание в парламенте обязательно будет проведено.

— Скажите, почему у нас все происходит по воле одного человека? — обратилась к Воронецкому женщина в первом ряду.

— Вы знаете, этот вопрос может задавать каждый из нас, — ответил Воронецкий. — Но мы должны помнить, что в 1996 году мы проголосовали на референдуме, после которого были перераспределены полномочия в пользу главы государства, а полномочия парламента и правительства были сокращены.

Люди снова возмутились:

— Мы голосовали против!

— А мы тогда вообще еще не голосовали!

— Если кто-то в 1996 году не голосовал, поговорите со своими родителями, — заявил Воронецкий. — Ни я, ни кто-то другой не может утверждать, что результаты референдума были сфальсифицированы.

— Вы помните, что Гончара в 1996 году отставили и поставили Ермошину? — задал вопрос пенсионер из зала. — А вы говорите, все было правильно.
«Мы видим, что была пройдена красная черта». Депутат Воронецкий встретился с избирателями — и поддержал их

Пока одни избиратели кричали, другие, из числа организаторов встречи, пытались погасить эмоции и предлагали налаживать контакты с властью и конкретно с депутатом, который заявил, что готов помогать. Впрочем, негативные эмоции были, скорее, в адрес исполнительной власти, а не конкретно Воронецкого. Его как раз благодарили за то, что он хотя бы пытается говорить с людьми и решать их вопросы. На это депутат отвечал, что обществу нужен диалог: парламент, по мнению Валерия Воронецкого, к этому уже готов, другим ветвям власти еще нужно созреть.

Фото: Евгений Ерчак

Поделиться: