Александр Сазонов. Фото: личный архив

В минувшее воскресенье на марше Мира и Независимости бывший ближайший соратник А.Лукашенко нес бело-красно-белый флаг. «Народная Воля» расспросила, почему он сменил знамена.

– Это не сиюминутно происходило, я не в полете переобувался, как сейчас модно произносить, – отвечает Александр Юрьевич. – Еще до выборов говорил о многих вещах довольно резко. Люди, сталкиваясь с властью, натыкались на безразличие, беззаконие, самодурство, игнорирование их интересов. Работая исполнительным директором Ассоциации коммуникационных и маркетинговых агентств Беларуси, я сам сталкиваюсь с этим. Отдельные чиновники руководствуются отнюдь не государственными интересами, они лишь декларируют их. Я заявлял об этом публично, в том числе и выступая в Мингорисполкоме. Между властью и народом сегодня огромная пропасть.

– У вас же еще недавно в кабинете висели фотографии, где вы плечо в плечо с Лукашенко…

– А они и сейчас висят. Это история. Да, был причастен. И тогда это был действительно народный президент.

Ну а то, что случилось 9 августа… Огромное количество людей отдали свой голос, скажем так, за другого кандидата. Но во время фарса под названием «выборы» вдруг выяснилось, что все с точностью до наоборот. На фоне всех скрытых и явных вопиющих нарушений понятно, что такого расклада быть не может. Возможно, и Светлана Тихановская не выиграла выборы. Но и у Александра Лукашенко не может быть сегодня 80 процентов! Ну и последней каплей стало неадекватное применение силы к людям…

– Вы сами в прошлом высокопоставленный чиновник. Можете объяснить, почему вдруг в один момент силовики как с цепи сорвались, будто прививку озверина получили? Я слышала такую версию: будто начальников РУВД 9 августа вызвали куда-то наверх, и они, уже вернувшись, отдали команду избивать задержанных, причем чем жестче, тем лучше. Кто мог отдать такой приказ?

– Я думаю, что без одобрения сверху ни один сотрудник правоохранительных органов не стал бы настолько цинично нарушать Уголовный кодекс, проявляя такую беспрецедентную жестокость.

– Складывается впечатление, что наверху кто-то будто специально стремится накалить ситуацию до предела. Вначале 80 процентов, потом избиение людей, через некоторое время – увольнения директора РНПЦ «Кардиология» академика Александра Мрочека и ректора БГУК Алины Корбут, которые всколыхнули медицинскую и студенческую среду. Плюс задержания журналистов, запрет на независимые медиа… Может, глава Администрации президента генерал КГБ Игорь Сергеенко или вечный сподвижник Виктор Шейман играют какую-то свою особую игру? Спрашиваю, потому что вы вращались в тех слоях атмосферы, представляете примерные расклады…

– Я не сильно верю в роль каких-то внешних сил… Ну не пятая же колонна, не российские ведь спецслужбы выводили военную технику на улицы против протестующих! Без согласования с главой государства, избранным или не избранным, такие вещи были бы недопустимы. Против кого были эти БТРы? Против мирных граждан?

– Я и говорю: многие действия сегодня трудно понять…

– Мне кажется, со стороны власти сейчас идет подмена понятий, используется классический демагогический прием – внешние и внутренние враги. Не знаю, российские идеологи подбрасывают такие идеи или наши доморощенные это все придумали… На днях Лукашенко сказал: мол, я не за власть держусь, а за страну переживаю, которую порвут на куски. Так а что тогда мы за страну построили, если, кроме Лукашенко, во всей огромной вертикали власти нет ни одного человека, способного удержать страну? Что же это за власть, которая держится на одном человеке? Людей просто достала эта ситуация.

– Вам не кажется странным, что депутатов, которых якобы избрали на якобы честных парламентских выборах, сегодня не видно и не слышно? Тех, кто пытается что-то говорить в оправдание власти и не боится идти к людям, можно пересчитать по пальцам одной руки…

– Ключевые слова – «якобы избранные».

– В ваши времена тоже были масштабные фальсификации на выборах? Вы, будучи помощником президента, как раз за Минск отвечали…

– Я ведь ушел из власти очень давно – в 2000 году, были тогда фальсификации или нет – не готов ответить, а голословных заявлений делать не хочу. И тогда, наверное, президент все-таки еще пользовался поддержкой большинства. А я ушел на вольные хлеба потому, что счел неуместным свое участие в некоторых политических и экономических процессах.

– Вы по натуре революционер?

– Я против революций категорически!

Ну какая сейчас революция, если все происходит в рамках конституционного процесса? На улицу выходит не оппозиция, не политические партии выводят людей. Это самое настоящее народное движение, причем очень искреннее. Я, в отличие от некоторых, на бронированных мерседесах не
езжу. И не с вертолета наблюдаю, что происходит в стране.

– То есть вы на Марши свободы выходите не за деньги, а от души?

– Хотелось бы, конечно, за деньги, но так не платят же, собаки! (Смеется.)

А если серьезно, то люди выходят, потому что возмущены, во-первых, фарсом под названием «выборы», а во-вторых, вопиющим насилием, которое сотворили силовики. И не надо говорить, что ничего не было, что все это сказки, а синяки – нарисованные! В той или иной степени это коснулось очень многих. 7000 человек задержали в первые дни протестов! У меня у знакомых дети пострадали – не наркоманы и проститутки, а воспитанные, приличные. Некоторые были далеки от политики, но попали под раздачу. И сегодня эти люди выходят на улицу и требуют остановить насилие.

Что-то запредельное происходит! Крутят детей, хватают журналистов! Сегодня каждый, у кого есть хоть капля совести, не должен молчать! Молчание сейчас подобно пособничеству творящемуся беззаконию и террору! Невозможно равнодушно читать и смотреть новости…

– Как вам кажется, чем все это закончится?

– Я пока вижу два сценария. Первый – протесты станут еще больше, подключатся все заводы…

– На предприятиях протесты вроде бы постепенно затухают…

– Сегодня затихло, а завтра из-за очередной безмозглости власти разгорится еще больше. Задержат студентов – завтра на улицу выйдут их родители, даже те, кто сегодня еще, быть может, поддерживает эту власть.

– Лукашенко предупредил студентов: мол, не будут учиться – пойдут в армию.

– Репрессии могут иметь разную форму, но от этого они не перестают быть репрессиями.

Так вот, продолжая разговор о возможных сценариях: либо протесты приобретут настолько массовый характер, что власть вынуждена будет уйти. Либо ее просто сметут.

Либо всё на самом деле утихнет, и начнется скрытый процесс трансформации власти.

Мне больше нравится цивилизованный способ передачи власти, но в нашем случае я в него как раз меньше всего верю. Хотя бы просто потому, что не вижу желания отдать власть. Пока есть только декларация: мол, присылайте свои предложения, будем делать реформы. Я как бывший чиновник говорю: кому присылать свои предложения, где структура, которая всем этим занимается, где их контакты? Ничего нету! На фоне запугивания людей и тихого хапуна идут только пустые разговоры.

Мне вообще кажется, что Лукашенко сейчас кто-то старательно сдерживает. Потому что в минувшее воскресенье на проспекте Независимости техника вначале пошла на людей, а потом вдруг в один момент откатила назад. Словно кто-то вовремя за руку взял…

– Сегодня много говорится о диалоге. Вы готовы вести переговоры с теми, кто сегодня удерживает власть в стране?

– Я всегда считал, что худой мир лучше доброй драки. И надо искать какие-то пути диалога. Но я не вижу, чтобы власть их искала! Не задекларирована даже дорожная карта: мол, до такого-то срока будет создана рабочая группа по Конституции, до такого-то срока Основной закон будет вынесен на обсуждение, основные положения Конституции, которые предлагается изменить, – раз, два, три, пять пунктов, чтобы было понятно всем, о чем идет речь. Если есть какие-то расхождения – мы их обсуждаем. На такой-то период планируются референдум, новые выборы и так далее. Я не вижу таких конкретных действий со стороны власти.

Просто-напросто страну доведут до такого критического экономического состояния, из которого выходить придется не один год. И с большими потерями для всех. И виновата в этом будет только нынешняя власть.

Выдавленную зубную пасту в тюбик обратно не вдавишь. С народом нужно разговаривать, людей нужно слышать. Аресты, дубинки и БТРы, запрет медиа – это не метод переговоров.

Ну и у меня, честно говоря, куча других вопросов, не менее важных.

Кто будет принимать новую Конституцию? Каким образом?

Лукашенко говорит про референдум – а кто будет считать голоса? Этот же ЦИК во главе с Ермошиной? По тем же самым принципам и тому же самому избирательному законодательству, которое у нас есть? Это один из ключевых вопросов!

А то, что творили силовики, – это что, уже забылось властью? Или все-таки кто-то понесет за это наказание в строгом соответствии с Уголовным кодексом? Я не говорю, что отвечать должны только омоновцы. Пусть отвечают все – и экстремисты, если они выявлены, и силовики, и провокаторы.

Пусть ответят те, кто фальсифицировал выборы. Там вообще страшное наказание предусмотрено. Но сейчас об этом что, все уже забыли, когда ведут речь о диалоге?

Может, в первую очередь стоит начать с восстановления законности и порядка в стране? Зачем Конституция, которая не исполняется на самом верху?

И мне не очень понятно, что сегодня надо ставить во главу угла – Конституцию либо законность?

Это вопросы, которые оставлены без ответов. И именно поэтому пока в этом диалоге, который декларируется отдельными персонами, я не вижу никакой перспективы…

Сейчас запугивают тех, кто входит в Координационный совет. Ну они же не призывают к свержению власти, они готовы вести диалог! Еще толком никому не понятно, что вообще сделал этот совет, а уже возбудили уголовное дело. Беззаконие – оно и есть беззаконие, во всех сферах…

***

Публикация — из № 70 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться: