3 сентября 2020 года. Премьер-министр Беларуси Роман Головченко (слева) встречает председателя правительства России Михаила Мишустина (в центре). Справа – посол России в Беларуси Дмитрий Мезенцев

Александр Класковский, политический обозреватель, пишет на своем телеграм-канале.

Российский премьер Михаил Мишустин, будучи 3 сентября в Минске, вдоволь наговорился с белорусскими партнерами про политику, особенно западную угрозу. Но что в сухом остатке, если брать чисто экономические вопросы?

Здесь все выглядит очень скупо. Вот Лукашенко еще 27 августа похвалился, что условился с Путиным рефинансировать один миллиард долларов из белорусского долга перед Россией. Но после визита Мишустина этот вопрос так и не прояснился. Москва, как видим, не спешит открывать закрома.

Российский премьер сообщил лишь, что стороны договорились «по нашим взаимным вопросам, связанным с оплатой энергоносителей».

Судя по всему, имеется в виду проблема белорусской задолженности за российский газ. Министр энергетики РФ Александр Новак, входивший в состав российской делегации, сообщил, что эта задолженность достигла уже 328 млн долларов. По его словам, стороны договорились в ближайшее время урегулировать вопрос во взаиморасчетах за поставленный газ.

Что ж, дай бог, однако это только маленький узелок двусторонних противоречий.

В принципе же Минск хотел бы получать газ и нефть подешевле. Лукашенко не раз пенял Москве, что та с учетом плеча доставки продает газ немцам дешевле, чем белорусам. Второй чувствительный для Минска вопрос — компенсация последствий налогового маневра в российской нефтяной отрасли, который постепенно, но неуклонно выводит цену нефти для Беларуси на мировой уровень.

По итогам переговоров в Минске Новак сообщил лишь, что «мы будем в ближайшее время обсуждать условия поставок нефти и газа на 2021-й и последующие годы». Также министр отметил, что формула ценообразования на нефть остается неизменной. О компенсации ничего не было сказано.

Иными словами, Москва пока не торопится делать щедрые жесты. И это не удивительно.

В декабре прошлого года Лукашенко не согласился подписать дорожные карты «углубления интеграции». Позже он заметил: российская сторона понимает интеграцию как инкорпорацию.

Но сейчас жизнь прижала белорусского правителя как никогда. И в Москве были бы большими глупцами, если бы не воспользовались моментом.

Если же Лукашенко под давлением жесточайших для него обстоятельств подпишет дорожные карты, да еще включая 31-ю, предусматривающую единую валюту и наднациональные органы, то превращение Беларуси в российский протекторат может стать лишь вопросом времени.

Так что белорусский сюжет становится еще более драматичным. Перед сторонниками перемен наряду с задачей сменить режим во весь рост встает задача защитить независимость.

Поделиться: