Елена Карагачева, фото из соцсети "ВКонтакте"

Елену Карагачеву, бывшую помощницу Виктора Бабарико в Белгазпромбанке, задержали 1 июля. Ее обвиняют в уклонении от уплаты налогов. Ровно два месяца спустя, 1 сентября, Елену выпустили из СИЗО КГБ под подписку о невыезде.

FINANCE.TUT.BY поговорил с ней об условиях содержания в СИЗО и о том, удавалось ли получать информацию о происходящем в стране.

Елену Карагачеву обвиняют в неуплате налогов.

— Статус обвиняемой был мне присвоен через 10 дней нахождения под стражей, он не изменился, — рассказывает Елена. — Следственные действия были только в эти же первые 10 дней, причем не очень часто. А потом, когда меня перевели в статус обвиняемой, в отношении меня не было абсолютно никаких следственных действий. Адвоката ко мне пускали, мы виделись раз в неделю.

Все два месяца в СИЗО КГБ Елена находилась в трехместной камере.

— В начале я была там четвертой на дополнительном месте, которое представляет собой просто доску, которую кладут на пол. Три недели я была четвертой, а потом одну женщину перевели из камеры, и я оказалась на обычных нарах, — смеется Елена. — Соседки все были интеллигентные, образованные люди, с которыми приятно общаться и есть о чем поговорить. В СИЗО неплохая библиотека, мы читали книги, было что обсудить. Я брала, например, «Код Да Винчи», еще «Последние судороги неумирающего племени» Эфраима Севелы — это произведение про проблемы евреев в Советском Союзе. Я нашла там много цитат, которые подходят под наше время — просто как будто про нас написано.

С бытовой точки зрения, говорит собеседница, каких-то жалоб или нареканий тоже не было, хотя «тюрьма есть тюрьма».

— Отношение персонала было вполне адекватное, без претензий. Питание тоже было нормальным, пища не разнообразная, но вполне съедобная, иногда даже вкусная и вполне приправленная, не пресная. Например, там хорошо готовили супы, каши. На прогулки тоже водили каждый день, на них была возможность заняться каким-то фитнесом, размять мышцы, суставы. Мне приходило все, что мне присылали — и письма, и передачи. Мои письма тоже доходили до родственников и друзей.

О происходящем в стране после выборов Елена узнавала от адвоката и из «Комсомолки», на которую была подписана одна из ее соседок по камере.

— После выборов мы получили два номера и благодаря им знали о ситуации, но потом газета приходить перестала. Еще у нас был телевизор, он тоже принадлежал одной из соседок, но новостные программы белорусского телевидения смотреть не хотелось, — комментирует собеседница.

Чем она будет заниматься сейчас, Елена еще не знает.

— Пока я настолько счастлива, что я на свободе! Перед тем как я была задержана, у меня были планы только участвовать в работе штаба Виктора Бабарико. Я была не очень активной участницей, но появлялась там ежедневно, общалась, поддерживала людей. У меня не было планов на ближайшее будущее, поскольку все ждали выборов. А сейчас надо о чем-то думать, но пока мыслей нет.

Елена Карагачева проработала в Белгазпромбанке больше 20 лет. Сначала она работала в отделе корреспонденции, занималась обработкой документов. Через два года перешла в секретариат председателя правления: сначала это был Алексей Задойко, потом — Виктор Бабарико. Последние два года Елена Карагачева работала помощником председателя правления. Она уволилась из Белгазпромбанка примерно за 10 дней до своего задержания.

Задержания в Белгазпромбанке начались 11 июня. Тогда в СИЗО КГБ оказались более 20 человек по данному делу. Это бывшие и нынешние топ-менеджеры Белгазпромбанка, а также представители коммерческих структур, которые тесно сотрудничали с банком. Их обвиняют в отмывании денег, уклонении от уплаты налогов, мошенничестве, даче и получении взяток.

Поделиться: