Снимок носит иллюстративный характер. Фото https://m.123ru.net

Да, я госслужащая. Система образования у нас государственная. И хотела бы обратиться к госслужащим, в том числе и чиновникам.

Я знаю, среди вас множество порядочных людей. Вернее, среди нас.

То, что произошло в эти недели, неотменимо. Ничего уже не рассосется. Будет подспудно тлеть и воспламеняться. Партизанские тактики, извечный метод тихого саботажа распоряжений сверху… Подумайте о будущем – если не страны, так о своем. Нет, это не клич, не угроза (мол, вас будут люстрировать и наказывать). Я о другом.

Сейчас начинается страшный раскол поколений: дети начнут стыдиться нерешительности и приспособленчества родителей. Это будет гораздо хуже, чем коммунисты и вольнолюбивые шестидесятники. Потому что и те, и другие по своей сути были советскими людьми. Многие – искренними.

Тем более это не конфликт поколений. Это именно раскол.

Вы и вправду думаете, что ваши дети на стороне тех разухабистых бабищ обоего пола, которые кликушествуют на искусственно собранных митингах?

Да, они передергиваются, когда понимают, что вы – их умные, любящие родители – заодно с этими кликушами. Да, вы им можете сказать: я это делал ради тебя, ради твоей безопасности… А они в лучшем случае посмотрят на вас с жалостью. Не с нежностью, не с сочувствием, не с уважением. С сожалением. Вот так вернее сказать.

Если они совестливые и добрые, которых вы хотели бы вырастить (никто не хочет вырастить мерзавцев), вы думаете, они захотят стоять в армейском строю – совсем еще дети, с голыми тощими шеями, с испуганными глазами, – ожидая команды бить по своим? По мирным, красивым, радостным. А вы этого для них хотите? Почему-то я уверена, что нет.

Айтишники переводят бизнес в другие страны. Им неуютно здесь, а при блокировке интернета работать попросту невозможно. Да у вас каждый второй ребенок – айтишник…

Я – мама и бабушка. А вы?

Подумайте о будущем ваших семей. О себе, в конце концов. Я знаю, что такое – когда твой ребенок живет в другой стране. И не надо мне говорить о нынешних средствах коммуникации: я не могу нянчить внучку по скайпу. А с коронавирусом не смогу ее увидеть еще неизвестно сколько. Она растет без меня, ко мне каждый раз привозят другого ребенка. Я вижу мою дочь раз в полгода, и это больно. Мы любим друг друга, но мы отвыкаем друг от друга: разные контексты дают о себе знать. Я долго готовлюсь к тому, о чем поговорю с ней при встрече, – а при встрече разговор уходит в сиюминутки. Пока здесь будет так, как сейчас, мы не увидимся. Но для меня нет другой земли, кроме этой.

Это хорошая земля. Как хорошо можно на ней жить – и нам, и нашим детям, и внукам. Белорусы привыкли жить не на щедром черноземье, привыкли выкорчевывать пни и доводить самую скудную землю до ума. Да, у нас подточена наука. Да, у нас почти уничтожены образование и культура. О медицине и говорить нечего: она держится на голом энтузиазме уверовавших в клятву Гиппократа. Их все меньше, но пока что есть.

Мы справимся, я уверена. Мы справимся ради будущего. А будущее – наши дети. Услышьте их, пожалуйста!

Была такой антрополог Маргарет Мид. У нее есть работа «Культура и преемственность», ставшая классической. Она короткая, доступно написана. О трех типах культуры. Один – где велика роль старейшин, где дети учатся у дедов и отцов. Второй – где установки старшего поколения дезавуированы, и связь у людей горизонтальная. Там важна роль сверстников. И, наконец, третий тип культуры – там, где старшие должны учиться у младших. Ну, как многие из нас учились у них владению гаджетами. Ведь учились же. И при этом требовали уважения к нашей «мудрости». У нас уже давно прорастает третий тип культуры, а мы ведем себя в соответствии с первым: так от нас требуют. Кстати, не только Лукашенко. И чины мал мала меньше. Да и самоцензура, чего греха таить. Она – наше все. И получается абсурд: мы живем, как будто бы в это верим. Наши рапорты, наши обязаловки – из 1970-х годов, мы сами это видим и морщимся от несовпадения реальности и этих навязших в зубах штампов. И сами же это усугубляем. Работа подменяется отчетом, радость – парадом, а диалог – компромиссом. Вот это гаденькое: «Ну, вы же всё понимаете…» Мы, взрослые люди, играем в мелкие игры, исхитряемся действовать не нормальным путем, а тем, за который не последует нареканий.

В какой-то мере это всюду так. Человеческая природа, мимикрия, адаптивность… Но нельзя же терять все разумные пределы.

А тем более – нельзя позволить себе потерять детей. Пора их услышать.

Юлия ЧЕРНЯВСКАЯ,
культуролог, профессор.

***

Публикация — из № 69 газеты «Народная Воля». Весь номер газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться: