Человек, которого подозревают в причастности к громким исчезновениям, сегодня работает в командовании внутренних войск МВД.

13 августа А.Лукашенко подписал указ о присвоении очередного воинского звания Юрию Геннадьевичу Коклину. Теперь он полковник.

Дело в том, что Юрий Коклин может рассказать общественности некоторые подробности исчезновений известных в стране людей: имя Коклина не раз упоминали те, кто публично рассказывал об устранении Юрия Захаренко, Виктора Гончара, Анатолия Красовского и Дмитрия Завадского.

«Народная Воля» решила вспомнить те свидетельства.

Накануне президентских выборов 2001 года в прессу попало анонимное обращение человека, служившего в бригаде спецназначения 3214, которой командовал Дмитрий Павличенко: «Я проходил службу в военной части 3214 во внутренних войсках Республики Беларусь. В сентябре 1999 года мне довелось стать свидетелем событий, которые, как я полагаю, имеют прямое непосредственное отношение к исчезновению в тот период политиков Гончара и Красовского. Все это время я боялся рассказывать про это, потому что люди, которые участвовали в этих
делах, готовы на все…»

Вот некоторые выдержки из обращения бывшего спецназовца: «В первой роте, которая состояла из более чем ста человек, была группа «сверхсрочников», которые служили не так, как все. Они все, в принципе, «краповые береты». Примерно где-то раз в неделю эти люди выезжали куда-то за пределы части. Выезжали они обычно в гражданской одежде, при этом получали оружие и маски. Выезжали на моей памяти довольно часто. Служба этой группы проходила так, что в принципе никто не знал, какие задачи выполнял, кроме непосредственных их исполнителей, ну и, конечно, командир. Команды отдавал сам непосредственно Павличенко…

Выезжала группа на двух машинах – БМВ 525 и «Ауди 200» красная… Машины принадлежали СОБРу. Они все были взяты из «конфиската». Номера на машины вешались любые – гражданские, красные, любые номера, целая куча номеров была…

Тогда, в 1999 году, в середине сентября, эта группа вечером на БМВ и «Ауди» поехала, как обычно, в город.

Как мне потом рассказали, они в Минске захватили двух людей, которые стояли возле джипа «Чероки». Их захватили, а потом подъехали быстро наши машины, этих людей закинули по одному в каждую машину. За руль джипа посадили солдата из автороты по фамилии Мекиянец. Так колонной около часа ночи они приехали в часть.

Я слышал, как машины подъехали. Но в часть они сразу не заезжали. После того, как машины остановились, было два выстрела с небольшим перерывом. Через какое-то время БМВ и «Ауди» заехали на территорию части. Как мне показалось, мне потом и рассказали, джип остался в лесу, недалеко от части. Офицеры и «сверчки» пошли ужинать, потом спать.

На следующий день по приказу сразу после завтрака где-то в 9.30 нас погнали в лес яму копать. С нами пошел Павличенко. Копали до обеда где-то. Выкопали здоровую яму, глубокую. Сначала был песок, потом пошла какая-то глина с камнями. Мы выкопали яму и вернулись в часть. А вечером несколько «сверхсрочников» загрузили в ГАЗ-66 ломы и кувалды и поехали в лес к этой яме. Вместе с ними поехал БТР. На нем выехал командир автороты тогда еще лейтенант Коклин.

Джип загнали в яму, БТРом раздавили и укатали землей. Павличенко ничего не разрешил забирать из джипа…

В операции по захвату людей также участвовали прапорщик Мурашко, такой под сорок лет, спецназовец, и «краповики-сверхсрочники» Юрий Будько и Новаторский, по моему, Владимир. Они и на другие дела ездили. Фамилии еще нескольких из этой группы не знаю, но могу опознать. Одного, который рядом со знаменем, часто показывают по телевизору в рекламе ветеранов спецназа. Их фотки есть в буклете про наши войска…

Еще я знаю, что, когда расстреливали этих людей, их убивали «именем президента!»

«Я прошу КГБ, прокуратуру, журналистов: найдите и допросите всех этих людей, которых я назвал, – говорилось в заявлении анонима. – Допросите непосредственных участников. Это Будько, Новаторский, Мекиянец, Коклин, Мурашко, Павличенко. Допросите их, солдат, которые в тот вечер были в наряде, допросите тех, кто яму копал для Гончара и Красовского. Они все видели. Нельзя, чтобы этот вопрос был просто похоронен!»

Еще одним из свидетелей по делу о громких исчезновениях проходит бывший спецназовец Александр Метельский, он давал показания следователям, а стенограмма его допроса попала в прессу и разлетелась по всем газетам и сайтам – ее отправил в СМИ экс-сотрудник КГБ Геннадий Угляница, который позже попросил политического убежища в одной из европейских стран. Текст рассказа Метельского также напечатан в книге «Хроника государственной подлости». Вот выдержки из допроса Метельского, он служил водителем в части 3214 и также рассказывает про Коклина, который якобы принимал участие в том числе и в уничтожении джипа, на котором ездил Анатолий Красовский.

«Вопрос следователя: Лейтенант Коклин в то время, а он чем командовал, взвод какой-то?

Метельский: Он автомобильной ротой, нами командовал.

Вами командовал, авторотой?

– Да.

– Он за рулем был машины или где?

– Он за рулем был… Ну вот этот еще (показывает на фото), он постоянно на все выезды выезжал…

– А кто он, что он, какое положение занимал в роте?

– Просто сверхсрочник. Они постоянно шутили между собой, улыбались. У них отношения между собой были хорошие.

– То есть яму большую копали, копали полдня?

– Да, копали полдня, вечером выехали, взяли БТР, на БТРе выехал Коклин.

– Вечером во сколько?

– После обеда, где-то в 18 часов.

– Сколько человек копали яму?

– Солдаты все пошли (30–40 человек), вся первая рота.

– А «сверчки»?

– Все 8 человек.

– Солдаты пошли пешком, а «сверчки» поехали?

– Да, они куда-то выезжали дальше, потому что они не с ними были. «Сверчки» взяли кувалды и ломы.

– Куда загрузили, в ГАЗон?

– Да, и поехали. Потом вечером опять выехали опять на ГАЗоне-66 и БТРе, и потом, как мне рассказывал мой знакомый, джип они сровняли с землей.

– Просто так и сказал, что сровняли с землёй?

– Да.

– А какой джип был?

– Большой джип, “Чероки”, шикарный. Хотели взять себе магнитолу, но Павличенко не разрешил. Он сказал: ничего из машины не брать…»

Сегодня Юрий Коклин – помощник командующего внутренними войсками МВД – секретарь Военного совета. Его фото висит на сайте МВД. Коклин никогда не комментировал информацию о своей причастности к громким исчезновениям. Не известно также, допрашивали ли его по делам о громких исчезновениях.

Не исключено, что Юрий Коклин отреагирует на эту публикацию и прокомментирует все изложенные в ней факты. «Народная Воля» просит считать эту публикацию официальной просьбой.

Досье «Народной Воли»

Юрий Захаренко был насильственно похищен вечером возле своего дома на улице Жуковского в Минске в мае 1999 года.

Виктор Гончар и Анатолий Красовский были насильственно похищены вечером на улице Фабричной в Минске в сентябре 1999 года – они возвращались из
бани.

Дмитрий Завадский был насильственно похищен в Минске по дороге в аэропорт – он ехал встречать Павла Шеремета.

Где находятся могилы этих людей – не известно.

В причастности к их устранению международная общественность подозревает ряд бывших и нынешних высокопоставленных чиновников – Виктора Шеймана, Юрия Сивакова, Владимира Наумова, Николая Васильченко, Дмитрия Павличенко.

***

Данный материал должен был быть опубликован в газете «Народная Воля» за 21 августа (№66), но по указанию из Администрации президента этот номер не был отпечатан в типографии «Белорусского Дома печати».

Поделиться: