Фото https://thinktanks.by

У протестного движения должен появиться политический лидер, субъект, который стал бы единым лидером – и протестов на улице, и забастовочного движения.

Основатель Центра новых идей политолог Рыгор Астапеня прокомментировал Thinktanks.by ситуацию, которая складывается в Беларуси после президентской кампании.

– 17 августа начали бастовать крупнейшие госпредприятия Беларуси: Беларуськалий, МЗКТ, БМЗ. Являются ли забастовки на госпредприятиях тем самым переломным моментом в мирном протесте?

– Конечно, это переломный момент. Госпредприятия, госсектор в Беларуси – это из самых важных частей белорусской политэкономической модели: белорусская власть сохранила госпредприятия, которые часто выполняют не только экономическую, но и социальную функцию. Одним из главных элементов этой системы являлось сохранение рабочих мест. Сейчас мы видим, что рабочие госпредприятий, участвуя в мирном протесте, подрывают саму политэкономическую модель. Забастовки на госпредприятиях – сегодня самая главная угроза для власти.

– Существует ли вероятность, что нынешнее руководство подкупит или запугает рабочее движение?

– Все возможно. Сегодня люди настойчивы в своем намерении бастовать. Однако рабочие не могут бастовать вечно. Очень важно решить вопрос политического лидерства: должен появиться политический лидер, субъект, который стал бы единым лидером – и протестов на улице, и забастовочного движения. Если политическая оппозиция не даст сигнал о продолжении протестов, то существует угроза, что люди просто выдохнутся.

– «Пока вы меня не убьете, других выборов не будет», – заявил Александр Лукашенко на МЗКТ. Это вызов всей стране или программа действий по удержанию власти любой ценой?

– Определенно Александр Лукашенко пытается показать, что он все еще является президентом и не собирается уступать; сознательно или несознательно, Лукашенко всяческими способами пытается растянуть процесс во времени: то заявляет о том, что выборы будут проведены после внесения изменений в Конституцию, то всех запугивает, то есть ищет любые способы остаться у власти. Еще неделю назад невозможно было представить себе ситуацию, которая возникла вчера на МЗКТ.

– Готов ли Лукашенко сдать страну России взамен на продление своей власти?

– Очень тяжело об этом говорить. Но, надеюсь, у него есть понимание, что сдача страны ничего не решит. Тем более, что сама Россия не проявляет интереса и не реагирует на эти заявления Лукашенко. Нет никаких признаков, свидетельствующих о том, что Россия рассматривает сценарий вмешательства в белорусский кризис.

Все возможно, но я не считаю такой сценарий правдоподобным.

– Почему небывалые по своему масштабу протесты не принесли никакого успеха?

– Многие арестованные уже на свободе, поэтому неправильно говорить о том, что протесты не повлияли на систему. Процесс идет. Но нет перелома, свидетельствующего о том, что процесс будет быстрым. Чиновники массово не переходят на сторону народа. И оппозиция, и чиновники, которые думают иначе, чем Лукашенко, отстают от улицы; если им удастся наверстать динамику улицы, тогда процессы пойдут быстрее. Это очень большая проблема – разрозненные группы, которые слабо скоординированы между собой (хотя краудсорcинговая система может эффективно работать во время репрессий), но все же без создания политического центра, без инструмента перетекания государственных чиновников с одной стороны на другую у протестов может не оказаться достаточно сил.

– Значит, самое важное сейчас, чтобы улица и заводы должны заговорить одним голосом?

– Да. Политический субъект, который возьмет на себя полномочия говорить от имени избирателей, проголосовавших за Светлану Тихановскую, то есть будет представительным, на самом деле и будет являться силой.

Поделиться: