Уход министра внутренних дел в отставку не приведет ни к чему хорошему, а, наоборот, деморализует личный состав. Такое мнение высказал глава МВД Юрий Караев, отвечая на вопросы TUT.BY на площади Независимости.

— Я уже сказал, что сожалею об избитых и беру на себя ответственность, — отметил Караев. — Как тут [руководитель Купаловского театра Павел] Латушко: я должен уйти в отставку? А [поэт Владимир] Некляев, что я должен застрелиться? Я бы им принес этим очень большую радость, деморализовав свой личный состав. И тогда развалится все.

По словам главы МВД, милиция сейчас не успевает реагировать на бытовые происшествия и преступления в районах Минска.

— Мы охраняем государственность, вот эти вот здания [в районе Дома правительства], функционирующие для государства, райотделы милиции от захвата. Это символ. [Если протестующие] захватят райотдел милиции, то мы потеряем авторитет, свою значимость, свою власть. А кто будет реагировать на правонарушения? Граждане уже жалуются на сигналящих, на бардак. Во что превратили самую лучшую республику бывшего Советского Союза? — поинтересовался министр.

Глава МВД пообещал разобраться по всем случаям насилия и превышения полномочий со стороны силовиков, когда «все утихнет».

— Эскалация шла с обеих сторон. Когда сбивают своих ребят, хладнокровие начинает изменять. Это очень плохо, я против этого. Так быть не должно. По всем случаям мы будем разбираться. Не сейчас, а когда все утихнет. Я сейчас должен деморализовать милицию в угоду кому-то? — сказал Караев.

Он допустил, что в погибшего на Пушкинской Александра Тарайковского могли стрелять «из нелетального оружия».

— Я не следователь. Да, он умер. Сколько умерло людей на беспорядках в Америке? Но мы не применяли огнестрельного оружия, а только то, которое является нелетальным, — ответил Караев на вопрос по поводу гибели Тарайковского.

Глава МВД высказался против проведения несанкционированных массовых мероприятий.

— Мы не хотим повторить Немигу, где, спасая людей, погибли и омоновцы, и военнослужащие внутренних войск. Спасая людей от того, как они там сами себя давили из-за дождика. Мы этого не хотим. Любая несанкционированная массовка — это опасность «движухи», толпы и друг друга задавить. Отсюда должны быть коридоры безопасности, цепочки, разделения, секторы. Те, кто собирался, с нами это согласовали? Нет. Они используют всю ситуацию, чтобы этот бардак начался. Мне очень жаль этого погибшего. Еще больше — побитых. Они тоже пострадали. А больше всего — моих 129 сотрудников, — сказал Караев.

Министру сложно удержать личный состав от реакции на наезды на сотрудников ГАИ. На замечание о том, что у тысячи избитых есть родственники, которые возмущены происходящим, министр сказал, что «те избиты, а эти покалечены». Караев ответил отрицательно на просьбу поговорить с пострадавшими силовиками.

— Ребята отказываются, чтобы их показывали слабыми, избитыми и начали мстить. Только «твари» могут угрожать женам и детям милиционеров. Это беспредел. На это я тоже могу ответить беспределом. В эти дни я сдерживаю свой личный состав, — сказал глава МВД.

Он сожалеет, что «коммунальные службы ночью убрали следы от беспорядков возле универсама «Рига».

— Надо, чтобы белорусы утром увидели, что эти баррикады построили две «сотни» отморозков, а не омоновцы, — заявил Караев.

По словам министра, основные протестующие финансируются из-за рубежа. Парням платят 30 рублей, девушкам — 60.

— Их используют втемную, управляют их сознанием и подсознанием. Ну ладно, подорвем мы экономику какой-нибудь страны, пусть еще поплатят пару недель. Кстати, эти девушки, которым платят по 60 рублей, уже не пускают в свои ряды других — не хотят, видимо, делиться ресурсами. Подлецы это все делают, — утверждает Караев. — Еще раз повторю: в моей милиции, в нашей милиции судимые не служат. Максимум — перешедшие дорогу в неположенном месте и за это нами поруганные. А к любой революции примазываются сотни наркоманов, люмпенов, уголовников и прочая нечисть. Есть нормальные люди, и большинство честных, справедливых людей, может быть, добросовестно заблуждаются. И я ничего против них не имею. Тех, кого используют «втемную». Тут девахи стояли с надписями: «Я не наркоманка, я — юрист», «Я не уголовница, я — экономист». Какую экономику спасла она, эта «экономистка», когда призывают на обнищание страны тех, кто зарабатывает ей деньги: трудяги в полях и трудяги на заводах, которые всех нас кормят?

Поделиться: