По Беларуси прокатилась волна забастовок на предприятиях. Одним из таких стал Минский завод колесных тягачей. В пятницу там состоялась встреча с руководством предприятия.

TUT.BY рассказывает, как прошло общение на заводе (в распоряжении имеется запись).

В начале встречи выступил гендиректор предприятия Алексей Римашевский. Он рассказал, что голосовал на выборах за Лукашенко, но заявил: «Я признаю, что он (Лукашенко. — Прим. ред.) не выиграл выборы».

Забегая вперед, скажем, что по нашей информации в понедельник на предприятие планирует приехать Александр Лукашенко. Однако работники волнуются, что их на встречу не пустят. Доступ на нее будет только у тех, кто проголосовал за президента, а таких, по словам работников, немного.

— На предприятие хотят привезти людей со стороны и одеть в форму сотрудников, — предполагают работники.

На встрече, которая была в пятницу, работники были очень недовольны тем, что техника, которую они производят, направляется против мирных людей.

— Нашей техникой нас и передушат, — кричали рабочие, коих собралось немало.

— Нашу технику нигде не используют, я ответственно заявляю, — попытался успокоить коллектив гендиректор.

— Ответственно заявляю, наши тягачи — 106-ой, везли танки в город. Это не наша техника 106-е? Это все видели, — возразил один из работников.

На видео полностью не слышно дословно, что ответил гендиректор, но смыл такой: техника выезжала на испытания, а «кто-то дает эти фейки, как будто техника куда-то что-то везет. Надо фильтровать эту информацию».

Дальше слово передали одному из работников.

— Когда я пришел на этот завод, я был горд здесь работать. Но когда я увидел как напротив торгового центра «Корона» стоит наш броневик — предположительно 490 100 с пулеметным гнездом и пулеметом на нем — предположительно Корд… Меня — человек, который старается честно трудиться, называют народцем и наркоманом, который выходит на улицу.

Выступающий сказал, что он живет напротив торгового центра «Рига» и у него сердце кровью обливается, когда в людей бросают свето-шумовые гранаты. Он говорит, что были там и коктейли Молотова, но причинно-следственную связь не нужно нарушать.

— Они были в ответ. Когда против мирных протестующих применяются спецсредства, выдвигаются водометы, резиновые пули… И мы все равно пытаемся сделать все мирно, без ответных насильственных действий, — продолжил мужчина. — И после этого всего наших сограждан пытают в РУВД и на Окрестина. Вой там стоит нечеловеческий круглые сутки. Я лично должен был встретиться с человеком на вокзале, никаких там не было демонстраций, ни провокаций, ни митингов. Прямо при мне задержали человека с документами. Никаких коктейлей у него не было, ни других противоправных предметов, чтобы хоть как-то свести это на провокацию мирных людей. Забрали и дали 13 суток. 4 дня с человеком не было никакой связи, его просто похитили.

— Спасибо Лукашенко за это!!! — закричали люди из толпы.

Выступающий отметил, что даже после того как броневик сбил машину и пострадала пятилетняя девочка, люди пытаются все сделать мирно. «У нас огромное терпение», сказал он.

— Я хочу вас призвать не поддаваться на провокации правоохранительных органов, — обратился он к собравшимся. — Среди них тоже есть здравомыслящие люди. И я стараюсь в них верить.

После этого гендиректор сказал:

— Еще раз вас призываю вернуться на рабочие места, отработать, и вернуться домой здоровыми.

Работники попросили директора разобраться, их ли броневик сбил машину с девочкой. И если их, то оплатить ей лечение, реабилитацию, санаторий, если понадобится. Руководитель в ответ предложил организоваться и оплатить лечение вне зависимости от того, чья это была машина. Работники его поддержали бурными аплодисментами.

Гендиректор сказал, что с их завода задержали 7 человек. Местоположение некоторых неизвестно. Но предприятие будет их искать и ходатайствовать о досрочном освобождении.

— О немедленном! — закричали люди.

Спросили работники и про то, когда уволят тех, кто был задержан.

— Если человек не совершил никаких уголовно наказуемых деяний и у него была административная статья за выражение своего мнения, он не будет уволен, — заверил руководитель предприятия.

Замгендиректора по идеологической работе и кадрам попытался выступить. Но люди закричали «Огер (его фамилия — прим.ред.), Уходи!».

Слово взял зампредседателя профсоюзного комитета.

— Все мы видели ситуацию, которая сложилась в стране. 11 числа — это вторник, в профсоюзный комитет поступили заявления от трудовых коллективов. Мы собрали внеочередное заседание и обсуждали эту ситуацию. Уважаемому Павлу Викторовичу (речь идет о замгендиректора Огере — прим.ред.) был задан вопрос, что мы можем как коллектив сделать, чтобы остановить насилие в нашей стране. К сожалению, Павел Викторович — это как крик души у меня, потому что я не могу стоять в стороне, как последний трус начал звонить нашему председателю, который находился в отпуске, начал звонить генеральному директору, который находился у себя в кабинете, и говорить, что профсоюзный комитет поднимает революцию. Он сбежал так нам ничего и не сказав.

Представитель профкома сказал, что «Павел Викторович должен написать заявление по собственному желанию». Люди поддержали это предложение бурными аплодисментами и скандировали «Уходи!».

Следом высказался еще один работник.

— Вот вы сейчас кричите «Уходи!». Кому? Давайте конкретное требование в Администрацию президента, уйти в отставку. Иначе мы тут все друг с другом перегрыземся. Техника МЗКТ продана, она не наша. У меня конкретное предложение: давайте в Администрацию президента с предложением уйти в отставку. Все!

Тронуло присутствующих выступление работника завода, который отработал на нем уже 40 лет.

— 40 лет 8 августа прошло, как я пришел на этот завод пацаном. Никогда никаких проблем не было. Хочу сказать, почему я здесь. 9 числа произошли выборы. Все было чинно, мирно, хорошо. 10 числа я узнал, что мой сосед непосредственно был на этих разгонах. Он сам офицер, разведчик в отставке, — рассказывает мужчина. — Он сказал, что там был ОМОН не наш. Откуда появились двухметровые пацаны, откуда они приехали? Где эти 33 богатыря делись, про которых президент говорил, и 170 по лесам ловили. Переодели, получается, усилили эту власть. Но самое страшное, когда произошло 10-го, попали мои дети туда, мои друзья. И когда я после этого утром шел на работу, мужики по 45 лет, которые тоже у нас работали, плакали и говорили: «Почему заводы молчат, работают? Нас поубивают здесь!». Это было обидно и стыдно. Мои дочки плачут. Ребята по 4 дня выдерживали с кулаками перебитыми, когда их ловили, люди прятали по квартирам, по подъездам до утра. А эти зверствовали, били женщин ногами и руками. Говорят, здесь фейки? Пускай бы туда сходили на эти фейки. Посмотрели, как мужчины плачут. Я прошу прокуратуру разобраться. Где она, где закон, где судьи? Где это все спрятано?

— Пусть Лукашенко отвечает перед народом! — стали доноситься крики из толпы.

— Говорили, у нас молодежь дерьмо? Видел я эту молодежь! Красавцы! Ни одного пьяного не видел! Мне терять нечего. У меня все есть — дети, внуки, квартира, — заключил выступающий работник.

За ним к микрофону вышел более молодой коллега.

— Сейчас мы можем разойтись и вся наша забастовка закончится. Мы можем уйти домой, и это тоже ничего не даст — мы пойдем на улицу и нас там будут бить. Но мы можем приходить на работу, собираться в 11.30 здесь и задавать вопросы тем людям, которые ответственны за это.

Работник предложили приглашать на собрания администрацию Заводского района. «Вы работаете на заводе как и мы. У вас нет для нас ответов», обратился он к администрации предприятия.

— Сколько людей умерло за четыре дня, каких людей привозят из тюрем. Пускай они придут и ответят нам за это. Мы налоги платим. Пускай милиционеры приходят. Пока этот беспредел не закончится. Мы будем готовить вопросы и задавать им, не вам. Пусть они отвечают. Депутаты, которых мы выбирали. Они тоже должны что-то делать, а не молчать. Где хоть один священник — церквей целая куча, который бы вышел на площадь и сказал: «Что вы творите?! «.

— Вопросы сформулированы. Мы можем собраться в понедельник и ответить, что предпринято. Администрацию Заводского района мы пригласим, — ответил гендиректор.

На собрании были озвучены требования, которые предъявили заводчане. Они как и у всех — остановить насилие, отпустить задержанных.

— Когда вы зачитывали требования, вы не сказали, что мы требуем отдать под суд Караева, — отметил один из работников завода. — Его место на Окрестина и дальше как получится. Очень отрадно, что вы выступили и сказали, что всех незаконно задержанных нужно освободить. На улицу вышли мирные люди осуществлять свое конституционное право. Там нет ни одного человека, совершившего преступление. Но есть пострадавшие.

Дальше выступающий рассказал, как проголосовали в день выборов на его участке.

— На моем избирательном участке, где я живу 648 было за Свету и 200 за Лукашенко. Обычный участок, как по всей стране. Я живу не в Новой Боровой, я не айтишник, где 100% проголосовали за нее. У нас обычный, голосовали за всех и вот результат. Я думаю, это результат по всей стране. И то, что у нас украли наши голоса, нас обманули, мы этого терпеть не будем.

— У него 3%, не более! — выкрикивали из толпы.

На минуту работник у микрофона замолчал, а потом добавил.

— У меня сын пропал на протестах, мы пока не знаем где он, — у мужчины на глаза навернулись слезы.

Толпа хором закричала :”Жыве Беларусь!»

— Вы сами сказали, что несогласны с тем, что победил Лукашенко на выборах, — обратился следующий выступающий к гендиректору. — Почему тогда официально выходит статья, что МЗКТ поддерживает, мы согласны, все в порядке. Вы сказали, что согласны написать опровержение этого на сайте МЗКТ. Статья эта вышла не на сайте МЗКТ. Кто его знает? Единицы. Написала официальная государственная газета, там и должно быть опровержение. Там, не здесь! Вы сказали, что мы смотрим на действия. Мы видим действия за последние 26 лет. Может, и были какие-то положительные действия в начале, но не дальше. Особенно последняя неделя показала, на что готово государство. Оно готово сделать все, чтобы задушить каждого. Мы прекрасно понимаем вас, потому что на вас оказывается давление свыше. Но если мы не поднимемся, никто не поднимется. Мы сюда пришли, потому что устали 26 лет терпеть это все. Нас не считают людьми. Нас считают рабами. Но мы не рабы. Мы работники. Мы готовы работать. Мы продолжаем выполнять свою работу. Мы не отказываемся ее выполнять. Мы хотим ее выполнять. Есть определенные условия. Если вы пойдете нам навстречу — вы выслушали нашу позицию, вы готовы поддержать свой народ? Мы продолжим здесь работать. Если вы не готовы, скажите: «На меня давление свыше, я не могу так сделать». Мы не выйдем сюда, мы выйдем туда, — говорящий указал рукой в сторону улицы. — У нас стоит выбор — либо там быть, либо здесь.

— Я здесь именно потому, что хочу слышать вашу позицию, — ответил гендиректор. — Я ее слышу и буду поддерживать, насколько это совпадает с моими нравственными взглядами.

Гендиректор пожелал всем мира и добра и сказал «До понедельника!»

Поделиться: