Фото: euroradio.fm

Пара часов, на которые обещали пустить наблюдателей на избирательные участки, годится лишь для экскурсии, а не для серьезного наблюдения. Правозащитники предвидят вопрос доверия общества к результатам выборов.

В нынешнем году власти решили окутать процесс голосования темнотой и тайной. Они вдруг вспомнили про эпидемию коронавируса, в связи с чем на участки решили допускать лишь по три наблюдателя. А желающих пойти в наблюдатели как никогда много – не только от народа, но и от провластных структур. Избиркомы составляют графики дежурства наблюдателей, чтобы у каждого был шанс посмотреть некоторое время на подсчет голосов.

Наблюдение сорвано

В ответ на такие ограничения председатель Белорусского Хельсинкского комитета, организации, традиционно ведущей наблюдение за выборами, Олег Гулак обратился в Генпрокуратуру. Он объяснил «Ежедневнику», почему его не устраивает предложенная ЦИКом процедура.

«Это на экскурсию можно ходить на пару часов. Когда мы говорим о наблюдении, как форме общественного контроля, то методика предполагает, что мы наблюдаем весь процесс от начала до конца или, как минимум, процесс подсчета голосов. Нам не дают ни того, ни другого, а предлагают поприсутствовать пару часов на избирательном участке. Это, кроме красивой статистики, ничего не дает», – считает эксперт.

Правозащитник заявил, что если ситуация не изменится, в целом это будет означать, что наблюдение сорвано.

«И главная проблема здесь не в том, что не обеспечивается законное требование, а в том, зачем это делают. Самое простое объяснение: от нас хотят скрыть процесс голосования и подсчета голосов. А если хотят скрыть, то зачем? Это вопрос доверия. Доверие общества к результатам выборов – ради этого и соблюдаются процедуры прозрачности».

Имеет ли права «уличный» наблюдатель?

Пока же большинству наблюдателей остается дежурить на входе в избирательный участок и считать зашедших внутрь. Даже такое скромное наблюдение уже позволило вскрыть многочисленные случаи завышения числа проголосовавших в итоговом протоколе. Например, инициатива «Честные люди» насчитала в полтора раза меньше избирателей, чем указано в документах. А ведь голоса «мертвых душ» могут быть использованы в пользу нужного кандидата.

Олег Гулак подчеркнул, что люди, считающие явку на улице, официального статуса наблюдателей не имеют. Тем не менее, если такой наблюдатель посчитает количество людей, которые пришли на избирательный участок – это является важной информацией.

«Если возникнет административный или уголовный процесс, то его показания, что он видел 50 человек, которые зашли на участок, могут использоваться, как доказательство и оцениваться судом», – отметил правозащитник.

Как-то влиять на соблюдение законов во время организации голосования и подсчета голосов у такого уличного наблюдателя права нет. Однако не много реальных возможностей и у тех, кто добился официального статуса и присутствует на участке.

«Формально наблюдатель имеет право обращаться к председателю избирательной комиссии с предложениями устранить нарушение. Но эффективность этих обращений крайне низкая. Как правило, комиссии не принимают во внимание эти обращения», – сказал Олег Гулак.

«Например, мы предлагаем: посчитайте бюллетени публично, чтобы всем членам комиссии и наблюдателям было видно их содержимое. Мы каждый раз выносим такое предложение избирательным комиссиям и каждый раз получаем ответ: «законом это не предусмотрено». Употребление подобных формулировок и манипуляция ими – это вообще отдельная тема».

Возможности у наблюдателя небольшие, но в нынешней кампании общество проявляет большой интерес к информации, поступающей из избирательных участков. Вероятно, именно поэтому и власти ограничили общественное наблюдение, полагает Олег Гулак.

Поделиться: