Фото: Иван Краснов / RTVI

В Беларуси готовятся к президентским выборами, Александр Лукашенко обещает победы и экономический рост, а митинги его главного оппонента срывают. Тихон Дзядко, главный редактор телеканала «Дождь», о том, почему происходящее в Беларуси подозрительно напоминает поведение властей в России.

Когда смотришь выступление Александра Лукашенко во Дворце Республики в Минске, сложно отделаться от постоянного эффекта дежа вю. Причем дежа уже много раз вю — скучающие лица в зале, кто-то уткнулся в телефон, кто-то как будто уснул. А со сцены — речь про успехи, которые есть, успехи, которые будут, потому что их не может не быть, ну и, конечно, аплодисменты. Александру Лукашенко после завершения его выступления аплодировали две с половиной минуты. Что-то напоминает, да?

Беларусь, по чьему-то тонкому наблюдению, — это воспоминание о будущем для России. Всякий раз Беларусь на шаг впереди. Лидер с претензией на пожизненное правление приходит к власти там раньше, раньше строит вокруг себя систему, зацикленную исключительно на нем, раньше понимает, что лучший ответ на выступления несогласных — полицейская дубинка и армейские берцы. Но и белорусское общество раньше приходит к пониманию, что за свой голос нужно бороться.

Болотная и Сахарова за честные выборы в 2011-12 годах в России — все это было в Беларуси в 2006 и 2010 годах. В Москве в 2020 году задерживают активиста, который пытается «переглядеть» сотрудников полиции? В Минске еще в 2011 году задерживали за аплодисменты — форму, призванную показать абсурдность поведения властей протеста. Бег наперегонки длиной в 25 лет.

Главное, в чем эти две системы власти идут параллельно — это в стилистике общения с народом и в реакции на свою собственную неустойчивость, потому что корни у такого поведения из совместного прошлого — из Советского Союза.

Александр Лукашенко, август 2020 года: Вы опоздали ровно на четверть века. Мы сегодня крепко держим в руках будущее. Будущее нашей независимой Беларуси. Страну мы вам не отдадим.

Владимир Путин, февраль 2012 года: Помните, как они говорили? «Умремте ж под Москвой, как наши братья умирали! И умереть мы обещали, и клятву верности сдержали мы в Бородинский бой!» Битва за Россию продолжается, победа будет за нами.

Для Александра Лукашенко и Владимира Путина выборы — это поле битвы, отсюда и стилистика последнего боя. Для их оппонентов — это выбор концепции настоящего и будущего. Для системы в России и Беларуси выборы — это страшно. Для их оппонентов — это процедура, которая, как показывает опыт соседей, вовсе не страшна: ведь Зеленский бескровно сменяет Порошенко, а «Грузинская мечта» в ходе выборов приходит на смену партии Саакашвили.

События в Беларуси, многотысячные митинги, на которые, не боясь, выходят противники Лукашенко с запрещенным в стране бело-красно-белым флагом, — это высказывание тех, кто для себя решил: выборы — это не страшно, а нормально. А ненормально — противопоставлять свободному волеизъявлению дубинки, щиты, трехдневное голосование, пеньки, фальсификации и электоральные волшебства. События в Беларуси — это борьба с принесенным из Советского Союза страхом перед выборами и в каком-то смысле очередной акт отказа от наследия СССР. Наступление этого акта в России — лишь вопрос времени.