Фото: ganc-chas.by

Ганцевичская эпопея, или Как власть, используя милицию и суды, не позволяет журналистам исполнять свой профессиональный долг

В тот день, когда в разных городах Беларуси состоялись акции солидарности с задержанными в период сбора подписей за выдвижение претендентов на пост Президента страны, за решеткой оказались два ганцевичских журналиста – Сергей Багров и Александр Позняк. Нет, они не были участниками пикета или митинга, они просто работали, исполняя свои профессиональные обязанности. Вели прямой эфир с места события – с площади, которая считается главной в небольшом райцентре.

Казалось бы, кто имел право оказать противодействие местным журналистам? Так нет же, не просто прервали их работу в прямом эфире, но еще и избили. Мало того, судили по двум статьям: неповиновение милиции и участие в несанкционированном мероприятии. Сергею Багрову дали 15 суток ареста, Александра Позняка оштрафовали на 810 рублей.

Кто же такие те, кто грубо посягнул на законные права репортеров? Может, какие-то юные милиционерчики, не знающие своих полномочий и решившие показать удальство перед местными девочками? Нет, в брутальном задержании журналистов главную роль играли подполковник Виталий Кулешов, он же начальник райотдела внутренних дел, а также его заместитель майор Максим Лукьянчик, который одновременно является главным идеологом местного милицейского аппарата. За их плечами не один год работы в правоохранительных органах, им не нужно рассказывать о свободе слова, правах журналистов, находящихся при исполнении профессиональных обязанностей. Впрочем, к ним я еще вернусь, а пока назову остальных фигурантов беззакония по отношению к безобидным репортерам «Ганцавіцкага часу».

Сергея Багрова судила Оксана Копач. Вердикт Александру Позняку выносила Екатерина Груда. Можно только догадываться, почему дело рассматривалось в Барановичах, а не в Ганцевичах, где действует районный суд. Возможно, боялись, что на защиту журналистов поднимется весь городок, который, как пчелиный улей, гудит до сих пор от того, что произошло на площади, где размещается вся районная власть.

Действительно, для провинциальных Ганцевичей это, пожалуй, первая протестная акция с таким жестоким подавлением. Среди задержанных оказался и 27-летний Виталий Цыбулько. На него навалились сразу несколько милиционеров, один из них притиснул голову мужчины коленом к земле так, что могло случиться то, что произошло в американском городе Миннеапполисе с темнокожим Джорджем Флойдом, которого таким же образом полицейский Дерек Шовен задушил. Замечу, кадры брутального задержания Виталия в тот же вечер облетели по интернету весь белый свет.

Но вернемся к истории с журналистами. Поскольку они вели прямой эфир, то успели зафиксировать на видео не одну картинку, характеризующую рьяность нашей доблестной милиции. Вот люди в погонах начинают хватать собравшихся на площади. Их грубо валят на землю. Слышна нецензурная брань. Журналистам бесцеремонно мешают исполнять профессиональные обязанности. Расправившись с малочисленными участниками пикета, группа милиционеров окружает репортеров. Та же нецензурная брань, в ответ на которую слышен журналистский голос: «Не трогайте камеру! Не ломайте руки! За что вы бьете меня?!» Звуки избиения. Затем мелькание камеры сопровождается чудовищным нелитературным монологом. Вместе с восемью другими лицами журналистов доставляют в местный изолятор, где они томятся до утра. В 8.30 с ними хотели встретиться адвокаты, но их даже не пустили в районный отдел милиции. Через переговорное устройство они услышали «Ждите», и лишь где-то через час сообщили, что Сергея Багрова и Александра Позняка уже отвезли в суд Ганцевичского района. Когда защитники прибыли туда, журналистов они не увидели, и никто ничего внятного сказать не мог. Лишь ближе к одиннадцати утра адвокатов официально уведомили, что журналистов будут судить в Барановичах. Пришлось срочно мчаться туда, а это километров под сто.

О том, как проходил суд, я расскажу позже, а сейчас давайте порассуждаем над тем, из-за чего все же заковали в наручники ни в чем не повинных журналистов. Так, как уже сказано выше, в периферийном райцентре проходила акция солидарности с задержанными в Гродно во время пикета по сбору подписей за выдвижение претендентов на пост Президента страны. Да, официального разрешения властей на ее проведение не было. Но при чем здесь репортеры? Не они же решили выйти на площадь и провести протестную акцию? Но, узнав о ней, по долгу своей работы появились на месте события. Казалось бы, у всех свои интересы и свои цели – у непосредственных участников акции, сотрудников милиции и тех же местных журналистов. По большому счету людей в погонах должно интересовать только то, как обеспечить безопасность репортеров при выполнении ими профессиональных обязанностей. Если они, пишущие и снимающие, не нарушают закон, то мешать им в работе нельзя. Если есть претензии к участникам акции – думайте, как в соответствии с законом действовать.

А что в данном случае получилось? Журналисты пострадали не меньше, а то и больше, чем те, кто вышел на площадь протестовать. Думаете, тот же начальник райотдела милиции подполковник Виталий Кулешов не знал, что репортеров нельзя трогать, поскольку они выполняют свой профессиональный долг и законы о СМИ и о массовых мероприятиях дают им право находиться там, где происходят события, и передавать оттуда информацию? Знал, конечно. Как знал и о том, что законодательство четко разграничивает: журналист и участник массового мероприятия – это два разных субъекта.

Аналогично и в правовых актах Организации Объединенных Наций утверждается, что «журналисты не должны подвергаться наказаниям за то, что они законно выполняют свои функции».

Так все же почему подполковник Виталий Кулешов и майор Максим Лукьянчик вместе с группой подчиненных милиционеров набросились на репортеров «Ганцавіцкага часу»? Предположу: они выполняли приказ людей, облеченных властью, которые не желают, чтобы информация о протестных настроениях граждан широко тиражировалась и становилась известной не только в нашей стране, но и за ее пределами. А значит, им приказано (гласно или негласно) репрессировать не только инакомыслящих, но и журналистов, освещающих их акции.

Реалии сегодняшнего дня не позволяют привлечь к ответственности Кулешова и Лукьянчика, однако пусть они задумаются над тем, что рано или поздно, но наступят времена, когда та же Фемида спросит с них за все прегрешения, которые они допустили перед законом. А сейчас зададим им только один вопрос: господа офицеры, вас не мучает совесть за то, как вы поступили по отношению к безвинным журналистам? Ганцевичи – городок маленький, завтра вы встретитесь на улице с теми же Сергеем Багровым и Александром Позняком – как посмотрите им в глаза? Или быстренько перейдете на другую сторону улицы? А может, думаете, что вас скоро переведут на работу в другой район? Но и там может возникнуть подобная ситуация. Поэтому мой совет как правозащитника: служите только Его величеству Закону. Власти предержащие приходят и уходят, а Закон остается. И за его нарушение вам, не исключено, придется отвечать и через какое-то время.

А теперь впору обратить ваш взор, уважаемые читатели, на действия барановичских судей Оксаны Копач и Екатерины Груды. Вот ганцевичские милицейские начальники представили им материалы, касающиеся Сергея Багрова и Александра Позняка. Уже мантия Фемиды, которую они надевают перед тем, как зайти в зал судебного заседания, обязывает их руководствоваться законом и только законом. Как же О.Копач и Е.Груда следовали этому святому правилу? Ознакомившись с представлениями ганцевичской милиции, они, я считаю, имели все основания отклонить рассмотрение как одного, так и второго дела. Находились журналисты при исполнении служебных обязанностей? Да, находились. Являлись ли они участниками протестной акции? Не являлись. Были ли замечены в ее организации? Не были. Чинили какие-либо препятствия действиям милиции? Не чинили. У людей в погонах была своя работа, у репортеров – своя. Имели ли право сотрудники милиции прерывать эфир, который вели журналисты? Не имели. Так за что и кого судить? Но судьи Оксана Копач и Екатерина Груда, похоже, руководствовались такой логикой: раз репортеры были на площади, где собралась группа людей, значит, участвовали в массовом мероприятии, а поскольку оно не было разрешено властями, получайте наказание.

Скажу прямо: логика абсурдная по своей сути. Не имеющая никакого отношения ни к белорусскому закону, ни к международному праву. По такой логике надо сажать на сутки и сотрудников милиции, которые тоже находятся на несанкционированном массовом мероприятии и выносят приказ разогнать и задержать людей. Но у нас на сутки сажают или штрафуют только журналистов, которые выполняют свою работу, строго следуя постулату: общество имеет право на получение информации.

Суд – это, образно говоря, соревнование двух сторон. В данном случае ганцевичской милиции и журналистов. Каждая сторона имела право представить свидетелей по делу в свою поддержку. Чтобы выступить свидетелями со стороны защиты, из Ганцевичей в Барановичи приехало много людей. По ходатайству адвокатов суд их выслушал. К материалам дела были приобщены видеосъемки. Судьи их посмотрели, но, что удивляет, не приняли во внимание кадры, подтверждающие невиновность журналистов. Оксана Копач и Екатерина Груда поверили только милиционерам. Хотя, по сути, те вообще не могут быть свидетелями: они – непосредственные фигуранты дела.

Заметьте: так, не соблюдая процессуальных норм, судят тех, кто каким-либо образом проходит по линии массовых протестных акций, не только в Барановичах. Это практика фактически всех судов в стране. Что, все судьи безграмотны, не знают азов права? Знают, но, давайте прямо скажем, власть превратила их в винтики машины, уничтожающей любые демократические ростки. На глазах у сотен людей проходило задержание Сергея Тихановского в Гродно. Все видели, как «добивала» его провокаторка и как он вежливо ей отвечал. За что бросать человека за решетку? За что судить? Не за что! Но есть заказ власти – и судьи строго его исполняют. Такова печальная действительность сегодняшней белорусской системы.

Очевидно то, что журналисты, освещающие акции протеста, стали представлять для государственной машины большую опасность. Но в чем они виноваты? Ни в чем. Во всем виноват страх власти, что все в стране и многие за ее пределами узнают реальный размах недовольства белорусского общества, которое выливается в уличные протесты. Выполняя политический заказ, государевы слуги, видимо, считают, что чем брутальнее наказывать тех, кто доносит до людей правду, тем скорее удастся погасить в стране протестную волну. Напрасные усилия, этим самым они, милиционеры, судьи, только доводят ситуацию до кипения, забывая, что за все нарушения закона им самим придется отвечать.

***

Газета “Народная Воля” N61 (4519)

Поделиться: